gif-заглушка

Тема дня

06.06.2018 - 09:02

Жизнь на грани

С Артемом и Романом мы встретились в «Лайнере», взяли кофе и пошли на фудкорт. Роман — руководитель программы реабилитации центра «Грани», Артем — консультант по химической зависимости. Оба в прошлом наркозависимые.

 

Пока Артем рассказывает о своей жизни в НЕтрезвости, люди вокруг смотрят сначала с удивлением, а затем со страхом. Начинают спешно собирать своих детей и пересаживаться за столики подальше. Я почему-то улыбаюсь, хотя это совсем не смешно. В нашем обществе бывших зависимых, как и бывших заключенных, автоматически причисляют к разряду недолюдей, тем самым лишая шанса на нормальную жизнь. И это чудовищно. От алкоголизма и наркомании можно избавиться, но одного желания недостаточно. Чтобы вернуть человека к нормальной жизни, ему нужно помочь.

 

Женя

Жене 18 лет. Многие в этом возрасте только-только расправляют крылья и вырываются на свободу. Учеба, новые знакомства, тусовки… а Женя в свои 18 уже успел достигнуть дна. И вынырнуть.

Начиналось все неплохо: переезд в столицу ХМАО, сборная Ханты-Мансийска по футболу, хорошие спортивные перспективы, кадетский класс…

«После переезда на новое место мне не хватало общения, — вспоминает Женя. — Все началась с того, что я хотел просто расширить круг друзей. Сначала выпивал по пиву после тренировки с ребятами из команды, потом познакомился со старшими, которые плотно сидели на спайсе, «солях» и прочей химии. Я тоже попробовал, и мне понравилось. Проблемы с семьей, девушкой и учебой сразу перестали быть проблемами. Переполняло чувство эйфории, стало легче думать, легче шевелиться».

Так прошел год. А к концу второго года употребления химических веществ у Жени возникли проблемы. Родные не понимали, что происходит с подростком, не понимали, почему спокойный ребенок стал психически неуравновешенным. Начались походы по психологам и терапевтам. Но болезнь уже взяла свое.

«Когда у меня не получалось найти наркотик, я просто шел в ближайший алкомаркет. Были периоды ремиссии, да. Сидел неделю дома, но потом срывался и шел курить или бухать. В последние два месяца употребления я опустился ниже плинтуса. Разучился разговаривать, банальное «доброе утро» было трудно сказать. Перестал умываться и ходил с грязной головой. Каждое утро первой мыслью было, где и как я найду наркотик. Шесть раз получил сотрясение мозга на этой почве, пока бежал куда-то сломя голову в своем безумии. Начались провалы в памяти: забывал свои имя, фамилию, дату рождения и где нахожусь. Это и не удивительно. Когда не спишь неделями на «марафоне», и не такое бывает. Реальность было уже не отличить ото сна. Одно время даже казалось, что если усну, то сойду с ума. Такая вот иллюзия жила в голове. А может, и не иллюзия, может быть, и сошел бы. Я понял, что превратился в нижтожество и попросил помощи».

Так Женя и оказался в Югорске, где его снова научили жить. Попав в реабилитационный центр «Грани» как подопечный, сейчас он остается там волонтером — помогает справиться с зависимостью другим. А еще Женя строит планы на будущее: собирается пойти в армию и остаться в военной сфере. А если не выйдет, то связать свою жизнь со спортом и выучиться на тренера.

 

Дима

Обычно знакомство подростка с психоактивными веществами начинается со спиртного, а у Димы все началось с анаши. Физически развитый, рослый подросток общался в основном со старшеклассниками, которые и уговорили его попробовать травку. Это был 7 класс. Пристрастие к легким наркотикам не помешало ему окончить 11 классов школы хорошистом и пойти служить по контракту в Чечню.

«Мы там траву вместо сигарет курили, — рассказывает Дмитрий. — Опять же, мак и героин — этого добра там навалом, продавалось без проблем. Говорили, что раз попробуешь, и ты в системе: один итог, один конец. Но я отрицал, думал, контролирую все. Бывали ведь и длительные отказы. Когда заступал на службу, или начальство находилось при штабе, не употреблял совсем, поэтому и не осознавал проблемы. Отслужил три года, вернулся в Ханты в 2010 году. Тогда бум спайсов был. Помню, у меня на районе кальянная лавка была, там продавали табаки, трубочки, сигары и пачки спайса этого лежали. Вроде как легально. Начали курить его с ребятами каждый вечер, наркотика в этом не видели. Я и за рулем под ним ездил. А потом устроился в большой развлекательный центр с ночным клубом, где впервые попробовал «скорости». Клубная жизнь, клубные наркотики… все это было прямо мое, как тогда казалось».

Ну а дальше — обычная такая история. Вскоре денег на наркотики и веселую жизнь перестало хватать. Долги за квартиру, развод с женой, снова долги, разбитое сердце матери...

«Вот что интересно: всем ведь в школе рассказывают про наркотики, как это опасно, как незаметно они вызывают зависимость. Но курил травку в школе, так не думал. Типа, наркоман — это не про меня. Когда ставился героином, маком, «природой», считал «солевых» падшими, а тех, кто употреблял дезоморфин, вообще конченными. Употребляющих девчонок за людей не считал. Перед тем как приехать на реабилитацию в Югорск, я уже плотно сидел на «солях» внутривенно и общался только с такими же девушками, как я — на системе. И даже в тот момент, когда я, неудачник, конченный нарик, был уже днее некуда, я все еще не понимал, кем стал и кем являюсь. Оценить масштаб деградации смог только здесь, в центре. Я всегда считал, что моя жизнь принадлежит только мне — не лезьте в нее, своей занимайтесь. Не понимал, как страдала моя жена, родители и люди, которым я был небезразличен. Мало того, что я сам себя убивал, деградировал и паразитировал на любви близких, я просто не давал им развиваться, тянул за собой, заставлял жить своей жизнью. Теперь, спустя месяцы реабилитации, мне захотелось меняться в лучшую сторону. Знаю, что легко и просто не будет, после 5 лет плотного безжалостного употребления за такой короткий срок жизнь в корне не изменится. Но надо же с чего-то начинать. Тем более я знаю, что могу в любой момент позвонить в центр, и меня поддержат».

 

12 шагов вверх

Центр «Грани», в котором прошли реабилитацию Дима и Женя, открылся в Югорске в 2017 году. В отличие от других заведений подобного типа, существующих в Советском районе и Ханты-Мансийском округе, в «Гранях» не используют медикаментозное лечение одной зависимости, заменяя ее на другую. Центр берет за основу программу «12 шагов», по которой еще с 1930-х годов работают сообщества анонимных алкоголиков в штатах. 12 шагов — это путь, который должен пройти зависимый для выздоровления. Признание своей зависимости и бессилия перед ней, глубокая работа над собой и своим внутренним миром, возмещение вреда, нанесенного близким. И, наконец, последний шаг — поделиться своими опытом и силой с теми, кто нуждается в помощи. Последнее — не просто слова. В центре работают только те люди, которые сами смогли справиться с зависимостью, как, например, Артем и Роман.

«Основная сложность в лечении наркомании и других видов зависимостей состоит в том, что зависимые зачастую отказываются признавать свою болезнь, — объясняет Роман. — Считают ее, в лучшем случае, временным увлечением, от которого можно отказаться. Убежденность в собственной правоте приводит к полной потере контроля над своей жизнью. Другая сложность заключается в том, что зависимость большинство людей не считают болезнью в принципе. Хотя в научном обществе давно доказано, что появление зависимости обусловлено особенностями обмена веществ и генетикой».

Причины, которые толкают подростка к употреблению психоактивных веществ, могут быть разными: плохая компания, желание попробовать новое, быть круче и взрослее сверстников, одиночество, перебор чувств и неумение с ними справляться. Но основной причиной остается дисфункциональная семья. Притом практически каждая семья в нашей стране может считаться дисфункциональной.

«Самое смешное, — считает Артем, — что мама и папа сами показывают детям, что употреблять — это нормально. По выходным, по праздникам. Ребенок считает, что в алкоголе и сигаретах ничего плохого нет. Он думает: «Подрасту немного, лет до 16, а там уже можно попробовать». Проблема всегда в семье, но никто не хочет этого признавать. Когда ребенок, которому не хватает общения, заботы и понимания дома, идет на улицу, он с большой вероятностью попадет в плохую компанию и найдет там чувство общности, основанное на употреблении. Потом приходят эти дети домой, а их, вместо того, чтобы помочь, отталкивают. Родные считают, что ребенок либо прекратит сам, либо умрет. К примеру, в центре реабилитация стоит 25-30 тысяч рублей, алкоголик эти деньги за месяц пропивает, у наркомана они улетают еще быстрее. А откуда у них деньги? Им дают их же родители в полной уверенности, что вместо наркотиков будут куплены кроссовки, например. Так же жена терпит пьющего мужа: ну, пьет и пьет, получает 30 тысяч, пропивает из них 10, но ведь все так живут».

На самом деле, считает Роман, проблема с лечением зависимости куда глубже. Так, когда зависимый попадает в государственный реабилитационный центр, его автоматически ставят на учет (можно считать, что ставят на будущем крест). Потому что постановка на учет создает не меньше проблем с трудоустройством, чем та же справка о судимости.

«Когда человек идет в центр, он хочет изменить свою жизнь, — говорит Роман, — а вместо этого его сразу лишают стимула двигаться дальше. Когда наркоман попадается с «дорожкой» — это 3 года тюрьмы, а человека лечить надо. Виной тому наше стереотипное мышление: наркомания — это ложь и грабеж, а пить на корпоративах — это нормально. В Югорске красно-белых алкомаркетов за последние несколько лет выросло, как грибов в сезон дождей, но никто в этом не видит опасности. Предложение вырастает, когда есть спрос, а он, судя по всему, есть. Проблема с наркоманией и алкоголизмом в нашей стране не будет решена, пока не изменится мышление».

Эта история не про Женю, Диму или «Грани». Эта история про то, что ни одна семья не может быть защищена от появления в ней зависимости. И если это произошло, то закрывать на это глаза нельзя. Берегите своих близких.

 

Ксения Мальцева

ИА "2 ГОРОДА"

Фото автора

4
2209

Комментарии

Аватар пользователя Гость
Гость
194.190.170.174

Давно доказано: бывших наркоманов НЕ БЫВАЕТ. И нечего детям головы дурить. И не нужено рассказывать про то, что у вас есть выбор. Нет его, что касается наркотиков. Употребил раз, все, ты попал в зависимость и ты уже ничего не решаешь, мозг отключается. 

Аватар пользователя Гость
Гость
176.59.206.44

Бывшие наркоманы и алкоголики есть! И в Югорске и в Советском. Живут трезво десятки лет.  Естественно  оздоровление от дурмана не носит массовый характер, в большинстве есть два варианта преждевременная смерть, тюремный срок, да ещё третий вариант психушка до конца жизни. Выход только один если на уровне государства озаботился обозначенной проблемой. Необходимы государственные ЛТП содержание которых должны взять алкогольные оптовики наполовину с государством. В нашем городе полно алкашей наркоманов живущих в квартирах и терроризирующего весь  дом своим безответственным поведением. Если человек потерял трезвость понимание, что он живёт в обществе людей, то таких горемык  необходимо помещать в ЛТП  принудительно. Решение  принимают родственники и  комиссия из администрации.  На сегодняшний день к сожалению у властей нет политической воли решать эту проблему, идет процесс якобы борьбы с алкоголизмом и наркоманией. В обществе в целом не сложился устойчивый трэнд к изменению текущей ситуации. 

Аватар пользователя Гость
Гость
188.130.163.217
Никого не жалко, ни кого...
Аватар пользователя Тоска
Тоска
87.118.122.51

Наркоман или алкоголик, ни чем не отличается от неизлечимо больного человека, так что на всех плюнуть и забыть. Все равно родной человек. Всех жалко только руки иногда опускаются.

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.