Тема дня

24.09.2018 - 08:35

БИЗНЕС-КЛАСС. Татьяна Борисова: «Мечта была, и я медленно, черепашьими шажками продвигалась к ней»

Сережки, брошки, кольца, перстни… и что ни день, то новые. Разве это не то, о чем мечтала бы любая женщина, особенно после выхода на пенсию? Речь идет не о голливудской актрисе или бабушке олигарха, речь идет о вполне себе скромной жительнице Советского. Немного мечты, много труда и упорства, и в результате обычная пенсионерка превращается во владелицу сети ювелирных салонов «Серебряное копытце». Итак, сегодня мы беседуем с предпринимателем Татьяной Борисовной Борисовой.

- Татьяна Борисовна, как давно вы стали предпринимателем и чем вы занимались на тот момент?

 - В 2009-м я оформила ИП, в июне 2010-го открыла первый магазин. Тогда я уже вышла на пенсию и осуществила свою мечту.

 - О, да у вас один из тех случаев, про которые сейчас все чаще показывают федеральные СМИ со словами: «Да вы что, какая пенсия? В 60 жизнь только начинается!».

 - Я к этому готовилась очень давно. Всегда хотела этим заниматься. Даже название своим магазинам придумала задолго до открытия. Мечта была, и я медленно, черепашьими шажками продвигалась к ней.

- А в какой сфере и кем вы работали до этого?

 - Поначалу, с 18 лет, я работала на почте. 10 лет проработала на одном месте, потом пошла в торговлю. В разных магазинах: хозяйственных, продуктовых.

 - И все это время вы вынашивали идею своего бизнеса? А почему раньше на это не решились?

 - В те времена так не было заведено. Как это, не доработав до пенсии, пойти заниматься чем-то еще? Когда я начинала работать, об этом и разговора не было. Это сейчас есть красивое название «индивидуальный предприниматель», а раньше были «фарцовщики». Я просто работала, а потом просто вышла на пенсию. Я очень люблю сказки Бажова. Сказка «Серебряное копытце» запомнилась мне особенно, когда олешек бьет копытцем, камешки летят, сверкают. Я с детства люблю бижутерию, украшения. В наше время их было очень немного. Помню, как приезжали тряпьевщики, собирали старое тряпье и обменивали на бижутерию. Мне тогда было лет 15-16, с тех пор и появилась любовь к украшениям.

- И вы их до пенсии накопили столько, что магазин открыть было не сложно.

 - (Смеется.) Нет, все началось с долгов, кредитов, с покупки магазина. Когда открылась, в витрине были только две планшеточки. А потом начала работать, во всем себе отказывая. Я не ездила отдыхать, не покупала дорогие вещи, хорошую машину. Не было у меня ничего того, с чего сейчас начинает молодежь. Кредитов наберут, усядутся в дорогое авто… а если бизнес лопнет — остаются одни долги. Я человек старой закваски, я всегда все рассчитываю.

 - Получается, что вашему бизнесу нет еще и десяти лет?

 - Верно.

 - Ну и как на данный момент вы выбрались из долгов?

 - В принципе, страшных долгов у меня сейчас нет. За это время я открыла первый магазин в Советском, потом в Югорске, Пионерском, Пелыме.

 - То есть вы движетесь по направлению к местам, которые описывал Бажов — к Уралу. Есть планы еще открывать магазины?

 - Думаю, достаточно. Открыть теперь для меня — не проблема, я знаю, как это сделать. Но сейчас времена трудные, все сидят в кредитах, многие залезли в долги.

 - А какие сейчас времена для предпринимателя, занимающегося таким бизнесом, как ваш? С одной стороны, можно подумать, что сейчас людям не до золота, а с другой стороны, полно тех, кто купается в роскоши.

 - В принципе, есть и те и те. Но даже люди небольшого достатка уже привыкли к золотым подаркам. Раньше в качестве подарков выбирали посуду, постельное белье, а сейчас многие идут хоть за маленькой, но серебряной или золотой вещицей. Люди начали понимать, что это действительно вклад. Даже если золото было куплено 10-20 лет назад, его можно сдать и получить деньги, оно всегда выручит. За что мы еще можем получить деньги через 20-50 лет? Ни за вещи, ни за продукты, ни за косметику не сможем. А золото — именно тот товар, за который всегда можно выручить деньги. Его можно сдать, заложить, обменять.

 - Но золотые изделия — не самый хороший актив, учитывая, что большая часть их цены, тем более у хороших изделий — это стоимость работы, а не самого золота.

 - В принципе, да. Но все-таки это хоть какая-то возможность вернуть деньги.

 - Кстати, а как за это время изменялись цены на золотые изделия?

 - Они очень растут. Когда я только начала заниматься золотом, цена была 250 рублей за грамм. А сейчас средняя цена составляет от трех до пяти тысяч. За две тысячи сейчас очень сложно найти. Мы с поставщиками часто спорим, что когда доллар растет — цены поднимаются, а когда падает — назад ведь не прыгает никто. Есть некоторые, более ответственные, они чуток понижают цены, но все равно не на тот процент, на который подняли. Я этого не очень придерживаюсь. Если я завезла какой-то товар, то и работаю по его изначальной цене, не прыгаю за долларом. Я сторонница нашего рубля. Зачем нам вообще равняться на американский доллар?

- На сегодняшний момент вы достигли в бизнесе максимума, к которому стремились, или перед вами еще стоят какие-то цели?

 - Лично у меня уже нет больших целей. У меня возраст, пенсия,  хочу уже отдохнуть. Но мои дочь и зять будут заниматься делом. Уже два года я их натаскиваю. Они вполне самостоятельные люди: дочь — юрист, он — экономист. Им и карты в руки. Если хотят, то пусть развиваются, а нет — сворачиваются. Ювелирный бизнес — это такая стезя, где много отчетов, проверок, всякой мелочи. Государство пристально следит за нами. Это не тряпками торговать, когда вышел на рынок, продал, и взятки гладки. А у нас и после того, как продал, нужно отследить, чтобы все было в порядке. И если на какой-то вещи обнаружится заводской брак, то покупатели вправе прийти к нам, а мы должны или сделать возврат, или обменять ее.

- На вас накладывали уже какие-то санкции, штрафовали?

 - Бог миловал. Мы стараемся все выполнять. Если что и будет, то случайно. Обучаемся каждый год. Каждые три года у нас должна быть переаттестация. Все профильные законы изучаем. Это все нам надо знать.

 - У меня было представление, что наши ювелирные магазины все на одном Свердловском ювелирном заводе закупают одно и то же.

- Нет, у нас много поставщиков — почти со всей России. Раньше я работала с ювелиром из Свердловска, но потом там цены так выросли, что я не стала с ним связываться. А теперь интересно работать со многими. Я ищу: езжу на выставки, по Интернету отслеживаю. Сейчас меня уже многие знают, сами предлагают мне товар.

 - Вы не жалеете, что у вас основная часть жизни прошла на почте, в хозяйственных магазинах? Складывается впечатление, что за эти короткие 9 лет вы стали полноценным профессионалом. А что было бы, если бы вы занялись бизнесом сразу?

 - О-о-о! Даже и не знаю, что было бы. Я всегда этот вопрос себе задаю. Конечно, я жалею, что не занялась этим раньше. Энергии у меня и до сих пор достаточно. Сейчас для меня открыть еще магазины — это плевое дело. Самое главное — коллектив подобрать. Я точно знаю, что смогу привезти то, чего нет у других. А вот как сработает коллектив? Смогут ли они это подать, представить? Если человек пошел за картошкой, он ее и купит, а в ювелирном  не так.

- Татьяна Борисовна, это у вас больше бизнес или хобби?

 - Хобби, для души. Я никогда не задавалась целью зарабатывать много денег, просто делаю то, что мне нравится. У меня не было цели на что-то заработать.

 - Просто не хотелось сидеть дома? Дома было так плохо?

 - Нет, не плохо, но дома же рутина. Я уже всю домашнюю работу переделала, а энергии еще предостаточно.

 - Говорят, что всего у 5-7 % людей есть предпринимательский ресурс: чутье, предрасположенность. Вы согласны с этим?

 - Думаю, что да. Когда я открывала первый магазин, все меня отговаривали. Говорили, мол, зачем тебе это надо, без тебя народу много, и стоит магазин не на месте, где-то в углу, никто тебя не увидит. Но, как видите, живем до сих пор, не жалуемся.

 - Нынче не часто встретишь предпринимателя, который не жалуется.

 - Я никогда не жалуюсь ни на что. Считаю, что если можно что-то сделать, то надо делать. А слезы лить я не буду. Выручки, конечно, не те. Если раньше у меня один магазин столько выручки делал, то сейчас все четыре. Но у меня сразу не было цели заработать кучу денег, я просто работала, делала то, что мне нравится.

- А что было самым трудным за все эти годы?

 - Самое трудное — это начало. Когда я работала на кого-то, там все было известно. А когда начала самостоятельно работать, самое трудное было стоять и ждать покупателя. Сначала, до магазина, я какие-то рекламки сама разносила. Первый год для меня был самым сложным: думала, зачем я открыла магазин.

 - А теперь у вас вообще есть свободное время? Создается впечатление, что вы очень увлеченный своим делом человек, которого ничто другое не интересует. Все разговоры и в семье и на работе об этом?

 - Да ну, зачем это надо? Я своей работой увлечена, но никого этим не достаю. Если спросят — скажу. Домой прихожу, там тоже работы хватает. Сейчас мы с детьми можем совещание дома устроить, пообщаться. А так кому рассказывать? Маме, которой 90 лет? Мужу-пенсионеру? Зачем им это надо? Большая часть времени, конечно, уходит на дело, потому что это необходимо. Меня многие спрашивают, мол, что тебе там делать, магазин работает, пришла вечером, деньги забрала и ушла. Такое непонимание. Если есть свободное время, я очень люблю ездить в лес: за грибами, за ягодами, на рыбалку.

- А изменилось ли ваше отношение к ювелирным украшениям как у женщины в процессе вашей работы с ними?

 - Я стала спокойнее относиться к золоту. Сейчас, как видите, на мне ничего из украшений нет. Раньше, по молодости, мне это нравилось, а сейчас мне нравится просто приносить людям красоту. Думаю, что любая женщина редко когда остается «сорокой» до старости. Я замечаю это на личных примерах. Сначала у нас покупали родители, теперь к нам ходят их дети, внуки. А родители приходят выбирать им. Говорят, что все свое уже раздали. Приходит время, когда женщине это уже неинтересно.

 - То есть для вас сейчас ювелирные украшения уже стали красивым, но всего лишь товаром?

 - Да. Мои девчонки, которые только начинают работать, ведут себя по-другому. Я говорю: «Так, товар разбирать будем или будем разглядывать, пищать и мерить?». Они не могут сосредоточиться, но потом привыкают, через год-два уже спокойно к этому относятся.

- Татьяна Борисовна, как вы вообще оцениваете состояние российской ювелирной отрасли?

 - Я бы сказала, что она, как и многие другие, также находится в упадке. Я уже упомянула, что раньше у меня один магазин столько прибыли давал, сколько теперь четыре. Многие вообще позакрывались. Заводы многие закрылись, поэтому осталось немало безработных мастеров, которые ищут работу. Потому и открываются маленькие ИПэшки: мастера кооперируются и начинают свой бизнес, потому что другого ничего они делать не умеют.

 - А уровень мастерства деградирует?

 - Я так не думаю. Наоборот, технологии развиваются, фантазия развивается. Я вообще удивляюсь работе дизайнеров. Есть много заводов, а дизайнеру надо придумать такое, чего нет нигде, чтобы купили у него. Если раньше у всех заводов были почти одни и те же болванки, то они и шлепали изделия, везли в магазины. Сейчас же этого нет — конкуренция очень высокая.

 - А вообще на российском рынке большая доля иностранных ювелирных изделий?

 - Золота мало, а серебра достаточно. Может, даже 50 на 50. Опять же, львиная доля среди них — наши — от тех, кто открыл производство за границей. В последние года два на нашем рынке стало спокойнее, потому что подпольщиков выявляют, выгоняют, выживают. Да, у нас есть импортный товар, но я его беру только у проверенных поставщиков, с которыми отработала несколько лет, чтобы не краснеть перед покупателем.

- Приходя вечером в магазин, вы можете с первого взгляда определить, удачный был день или нет?

 - Запросто. Я на витрины взгляну и сразу вижу, что продали. Когда привозишь каждую вещь сам, ты видишь, где она стоит, откуда она взялась.

- У нас в этой рубрике есть два дежурных вопроса, которые мы задаем всем. Первый вопрос: ваш совет властям, которые занимаются развитием предпринимательства, бизнеса. Что нужно сделать, чтобы это развитие действительно происходило?

- Я все делаю сама, не жду помощи ни от кого. Надеюсь только на себя. Есть старая притча, которая всегда со мной — о двух лягушках, упавших в молоко, когда одна утонула, а другая взбила лапками масло и вылезла. Так вот я — вторая. Я ни у кого ничего не прошу. Просто не мешайте нам, мы все сделаем сами.

 - Мешают?

 - Нет. Ко мне никто не лезет. Я по возможности помогаю, чем могу. Перечисляю помощь детским домам, «Солнышко» часто обращается. Библиотека, школы, садики просят. По мере возможности стараемся помочь всем.

- А с местными властями вообще хоть как-нибудь пересекаетесь?

 - Нет.

 - Про общественную предпринимательскую жизнь что-нибудь знаете?

- Нет.

- Почему? Ведь вы же активный человек.

 - Знаете, раньше я была очень активной, но все в прошлом. Сейчас я пенсионерка, что с меня взять? Да, я все вижу, слышу, хожу голосовать, присматриваюсь, но глубоко в это влезать у меня нет желания.

 - А теперь второй дежурный вопрос рубрики. Что бы вы посоветовали молодежи, которая только выбирает свой путь? Прочитав это интервью и поняв, что вы — один из самых успешных предпринимателей у нас, кто-то захочет заняться бизнесом. Стоит ли ему это делать?

 - Раз, и пошел — так не получится. У меня все получилось, потому что я заранее к этому готовилась, долго к этому шла. И в материальном плане готовилась — подкапливала деньги, потому что очень хотела открыть магазин. Самое главное, что я могу посоветовать молодым — не начинать с долгов. Совсем не обязательно сразу брать большие кредиты, покупать хорошие машины и т.д. Начинать надо потихоньку и осторожно. А молодежь хочет все и сразу, это многих и губит. Я думаю, что родители должны объяснять детям, что важно, а что нет. Некоторых воспитывают так, что они кидаются на все дорогое. Чем больше с детства у ребенка есть, тем больше ему надо.

- Будем надеяться, что ваш совет поможет кому-то не попасть в неприятную ситуацию по жизни. Пора заканчивать нашу беседу. Спасибо, что нашли на нее время. Всего вам доброго, всегда рады вас видеть!

 

В. Турин

ИА «2 ГОРОДА»

1762

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

1 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.