gif-заглушка

Тема дня

21.09.2011 - 06:00

ЧЕМ ПАХНЕТ «ЮГРА-ПЛИТ»?

«А вы знаете, что скоро Советский станет территорией, опасной для проживания людей? Город превратится в очаг онкологических, бронхолегочных и аллергических заболеваний. Наше здоровье и здоровье наших детей находятся в опасности. А все потому, что в Советском работает завод ДСП.

Запах формальдегида разносится на всю округу», — примерно с такими словами к нам обратилась наша читательница из Советского. Надо сказать, что в редакцию и до этого обращались горожане с подозрениями на запах, доносящийся со стороны завода «Югра-плит», но они были не так категоричны. Игнорировать такое эмоциональное обращение мы были не в состоянии. Итак, дабы пресечь слухи и домыслы, попробуем выяснить: чем же все-таки пахнет «Югра-плит»?

 

Что такое хорошо и что такое плохо?

С одной стороны, открытие завода по производству ДСП в Советском имеет свои плюсы: поднимается реальный сектор экономики, появилось около двухсот новых рабочих мест, но, с другой стороны, не существует ли и отрицательная сторона вопроса? Ведь при производстве древесностружечной плиты используются ядовитые и токсические вещества, которые действительно могут нанести непоправимый вред здоровью.

Для начала определимся, что такое древесностружечная плита и чем она опасна. Если верить различным источникам, то у жителей имеются основания беспокоиться за свое здоровье. При производстве древесностружечных плит используются фенолформальдегидные смолы, а это, как известно из школьной программы, вещества ядовитые, канцерогенные и огнеопасные. Так что чем грозит людям соседство с подобным производством, вполне ясно. Можно допустить, что в атмосферу выбрасываются ядовитые вещества, которыми мы потом дышим. Мало того, вредным может быть не только изготовление ДСП, но и использование этого материала в быту. ДСП, как материал для производства мебели и отделки стен жилых помещений, может представлять значительную опасность. Древесностружечные плиты выделяют в воздушную среду помещений фенол и формальдегид. Концентрация формальдегида в жилых помещениях, оборудованных мебелью из ДСП, может превышать норму в 5-10 раз. Особенно высокое превышение допустимого уровня отмечается в сборно-щитовых домах. Формальдегид официально признан канцерогеном, а значит, может вызвать раковые заболевания. Это бесцветный и сильно пахнущий газ, и зачастую его нетрудно обнаружить по дурному запаху. Его высокие концентрации способны вызывать приступы астмы. Формальдегид применяется не только для производства ДСП. Отдельно или в комбинации с другими химическими веществами он используется для изготовления смол, пластиков, как компонент клеев и пластырей, а также консервант в некоторых красках.

Вдыхание фенола влечет сильное раздражение слизистых оболочек, контакт с кожей — ожоги, а хроническое отравление приводит к поражению печени и почек, патогенному изменению крови. Выброс же в домашнюю атмосферу формальдегида вызывает головную боль, потерю внимания, резь в глазах, аллергические реакции, а в тяжелых случаях может привести к повреждению дыхательных путей, легких, слизистых тканей желудочно-кишечного тракта и даже к мутации.

 

«Диван-убийца»

Установлена связь между формальдегидом, выделяющимся из мебели, и детской близорукостью, которая в последнее время встречается все чаще. Страшно подумать, как влияет на наше здоровье мебель из ДСП. Кстати, дети от этого страдают больше, чем взрослые. Недавно одна югорчанка купила мебель в детскую комнату для своей маленькой дочки. Несмотря на то, что ДСП была покрыта шпоном из натурального дерева, запах все равно был еще тот. Пришлось даже на время поселиться в другой комнате, пока не выветрятся все эти «ароматы». Хотя, говорят, что даже когда запах исчезает, фенол и формальдегиды все равно выделяются. В результате за свои же деньги вместе с новым интерьером мы приобретаем и новые проблемы.

В данном случае хозяева новой мебели отделались легким испугом, но есть и более страшные примеры. Так, в Полтавской области из-за ядовитых химических веществ, используемых при изготовлении мебели, чуть не погиб ребенок. Восьмилетний мальчик попал в реанимацию после того, как переночевал на только что купленном диване. Кроме того, пострадал его старший 19-летний брат — он потерял сознание во сне, но его «откачали» врачи.«Губы у Игоря посинели, он бился в конвульсиях. Саша пожелтел, но был в сознании», — рассказывала мать детей. Семья считает, что причиной отравления стал диван. Санстанция после соответствующих замеров сделала вывод, что в комнате, где стоит новый диван, концентрация фенола и формальдегида превышена в несколько раз. Дело в том, что существуют 4 вида плит ДСП — Е0, Е1, Е2 и Е3. Е0 используется в производстве специальной мебели, в частности, медицинской. ДСП класса Е1 и Е2 — мебельные ДСП. Более дорогая мебель — из ДСП класса Е1, она же более безопасная. Наиболее опасные плиты классов Е2 и Е3, причем Е3 почти не выпускалась с 1987 года, а сейчас вообще запрещена. В настоящее время рассматривается вопрос о запрещении применения в мебели плиты класса Е2. Вероятно, в случае с мальчиком производители использовали ДСП не той категории.

Да что там говорить, в доме, где есть подобные диваны или шкафчики, даже мыши с крысами не живут. Потому что опасно, они же не враги своему здоровью.

 

Общественность против

Но вернемся к исходной теме. Вред от предприятий по производству ДСП действительно может существовать. И ярким примером тому — Ивановская область, г. Шуя, там разразился настоящий экологический скандал. В черте города строится завод по производству ДСП австрийской корпорации Эггер (в России — ООО «Эггер Древпродукт»), один из крупнейших среди подобных заводов в Европе. По мнению экспертов, реализация проекта в представленном варианте недопустима по экологическим основаниям, так как в результате деятельности предприятия в черте г. Шуя будут превышены предельно допустимые концентрации формальдегида (примерно в 12 раз) и диоксида азота (примерно в 17 раз). Кроме того, на заводе в Ивановской области не предусмотрено никакой очистки газообразных выбросов. Активистами Шуйского экологического союза и жителями г. Шуя с 2003 года проведена серия митингов протеста, а также городской референдум, на котором 80 % проголосовавших не согласились со строительством завода «Эггер Древпродукт» в черте города. Интересы населения в этом вопросе отстаивали различные экологические организации, в том числе и «Гринпис России». Мы обратились к некоторым из них с просьбой дать комментарии по нашей теме.

 

Алексей Киселев, руководитель токсической программы «Гринпис России», г. Москва:

— В России существуют понятия де-юре и де-факто. Де-юре (формально) завод может там находиться и производить продукцию. Де-факто (фактически) дела обстоят иначе. Мы знаем по предприятиям Ивановской области (город Шуя), там загрязнения выходят за пределы санитарно-защитной зоны и оказывают определенное воздействие на жителей города, несмотря на то, что завод находится на окраине города. Несколько лет люди в судебном порядке оспаривают разрешение государства этому заводу работать. Ситуацию в Советском необходимо рассматривать индивидуально. Могу сказать одно, завод по производству ДСП может начать работу только после проведения публичных и общественных слушаний. Протоколы этих двух мероприятий фактически являются разрешительными документами. Если они отсутствуют, то прокуратура обязана добиться отмены разрешения на работу завода. Безусловно, что современные техника и технология могут сделать завод абсолютно безопасным, но факт остается фактом, заводы по изготовлению древесностружечной плиты оказывали и оказывают негативное воздействие на людей, например, повышаются бронхолегочные заболевания, происходит  загрязнение водных объектов, атмосферного воздуха, появляются дополнительные отходы. Жители могут провести независимую экспертизу по загрязнению воздуха за свой счет. Если есть конкретные случаи, допустим, вышел человек вечером на лавочку посидеть, а на улице чувствуется стойкий химический запах, в этом случае надо подать жалобу в Роспотребнадзор и Росприроднадзор, чтобы они провели проверку по изложенным фактам. Безопасность производства подтверждает положительное санитарно-эпидемическое заключение и положительное заключение государственной экологической экспертизы. Если нет государственной экологической экспертизы, то органы Росприроднадзора должны подавать иск в суд.

 

Надежда Быкова, заместитель директора «Югра-Экотек», руководитель лаборатории аналитического контроля, г. Ханты-Мансийск:                                            —В производстве древесностружечных плит при изготовлении и сортировке щепы, изготовлении стружки, при механической обработке плит (обрезка, шлифование, раскрой) выделяются отходы древесины, в том числе древесная пыль. В процессе пропитки стружки смолой, горячего прессования, охлаждения, выдержки плит выделяются вредные парогазовоздушные смеси из расходуемых смолосодержащих материалов. В атмосферу поступает 40 % от валового количества свободного формальдегида и фенола, которые распределяются по участкам.

Распределение валового количества фенола и формальдегида по участкам:                                              

- участок размещения главного конвейера и пресса - 36 %;                                                    

- участок приготовления связующих - 3,7 %;                                                 

- склад готовой продукции - 0,3 %.

Итого: 40,0 %.                                               

Из этого количества могут выбрасываться в атмосферу:                                                                   

- точечными источниками - 90 %;                                                                                           

- линейными - 10 %.                                                                          

Предприятие по производству древесно-стружечных плит, согласно санитарным правилам и нормам, относится к III классу опасности. Санитарно-защитная зона для такого производства 300 м.

 

Валентина Пименова, заместитель начальника Советского отдела службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений ХМАО – Югры, г. Советский:

— Вредные выбросы в атмосферу существуют, так как даже из готовой продукции выделяются карбамидоформальдегидные смолы и идет загрязнение воздуха. Вследствие чего жители близлежащих домов дышат ядовитыми парами. Завод является объектом федерального контроля, и проводить какие-либо проверки могут федералы, например, органы Росприроднадзора. У нас здесь филиалов нет, ближайший — в г. Ханты-Мансийске. Жители могут выйти с инициативой на любой природоохранный орган, обратиться к нам. Можно выйти на администрацию Советского района и на администрацию городского поселения в рамках федерального законодательства об обращениях граждан, этот вопрос будет рассмотрен и сдвинется с мертвой точки. Также можно обратиться в прокуратуру. Если выявлено какое-то нарушение, людям что-то мешает, не нравится, обратитесь к нам, а мы обязательно объясним, что делать. Вспомните Коммунистический. Поселковая котельная — тоже объект федерального значения, но проверка проводилась, и инициирована она была жалобами граждан. Ну и, конечно же, нужны публичные слушания по данному объекту.

 

Факты и акты

Получить комментарии руководства ОАО «Югра-плит» оказалось делом не из простых. На все наши просьбы разъяснить ситуацию и ответить на вопросы, секретарь отвечала, что руководства нет на месте, и она передаст директору все наши пожелания, но шли дни, недели и даже месяцы, а ответа так и не последовало. В итоге редакции ничего не оставалось, как перейти на язык официальных обращений. Был отправлен запрос с просьбой ответить на следующие вопросы.

1. Проводились ли публичные и общественные слушания перед запуском производства предприятия? Если да, то когда и каковы их результаты?

2. Какую экологическую опасность несет производство ДСП на вашем предприятии? Являются ли вредными производственные выбросы в атмосферу? Каково происхождение запаха, распространяющегося с территории завода, не связан ли он с вредными для природы и человека веществами?

3. Есть ли заключение государственной экологической экспертизы и иные документы, подтверждающие безопасность производства?

В конце концов, нам удалось лично встретиться с руководством завода ДСП в г. Советском и изложить ему все, что нас интересует. В приватной беседе В.А. Карасев, исполнительный директор ОАО «Югра-плит», пояснил следующее: «На вашем месте и, на мой взгляд, я бы больше был обеспокоен по поводу запаха и всего остального — то, что у «Карсикко лес» 1000 кубов щепы лежит и гниет. Запах, который чувствуют жители, смею вас заверить, это тот запах — запах гниющей щепы, запах древесины. На мой взгляд, запах древесины это очень хорошо, это запах экологии. А то, что касается жителей северного микрорайона и других микрорайонов, прилегающих к лесному массиву, там вопрос экологии очень-очень серьезный. Жители загадили все окружающие леса — это серьезная экологическая проблема, рекомендую проехать посмотреть, получился бы неплохой репортаж для жителей, обеспокоенных экологической ситуацией». Позже мы получили и официальный ответ на наши вопросы, который содержал следующее: для строительства предприятия по производству древесно-стружечных плит в Советском районе была выбрана площадка на месте бывшего завода ДСП. После выполнения проектных работ полученная документация была передана на Государственную экспертизу.

Общественные публичные слушания являются одной из стадий государственной экспертизы, которая проводится до принятия решения о реализации намеченной хозяйственной и иной деятельности. Государственная экспертиза проводилась Управлением государственной экспертизы, департамент строительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, им не было запрошено проведение общественных слушаний.

Основная масса выбросов — продукты сгорания газа в топках, аналогичные выбросам газовых котельных.

Большая часть компонентов выбросов относится к 3 и 4 классам опасности (малоопасные).

Компоненты 2 класса опасности:

— марганец, его соединения и фториды, источник — сварочные работы в РММ;

— формальдегид, источник — основное производство.

Очевидно, причиной беспокойства населения является формальдегид.

В чистом виде формальдегид на производстве не используется ни в качестве исходного сырья, ни в качестве продукции. Используемая карбамидоформальдегидная смола относится к классу малотоксичных (содержание свободного формальдегида 0,1 %, который и является причиной выделений).

Распределение выделения формальдегида (0,1 %) по участкам:

·        участок размещения главного конвейера и пресса — 90 %;

·        участок приготовления связующих — 9 %;

·        склад готовой продукции — 1 %.

На участке размещения главного конвейера  и пресса реализована высокотехнологичная система газоочистки, степень которой достигает 90,9 %, в дополнение к этому выбросы после газоочистки производятся из трубы, высота которой 30 м, что обеспечивает рассеивание загрязняющих веществ в атмосферном воздухе до незначительных величин приземных концентраций. Так, по расчетам, произведенным в соответствии с ОНД-86, значение максимальной концентрации по веществу «формальдегид» на границе селитебной зоны составляет 0,02 доли от предельно допустимого значения. Зона жилой застройки начинается в 900 м от предприятия.

По итогам инвентаризации выбросов и разработки проекта ПДВ предприятия ни по одному из выделяемых загрязняющих веществ превышение предельно допустимых приземных концентраций ни на территории предприятия, ни за ее пределами не наблюдается.

Запах, на который, возможно, поступают жалобы от населения, может исходить от открытого склада щепы, имеющей характерный смолистый запах. Щепа поставляется с ближайших лесопильных заводов и не загрязнена, что подтверждено сертификатами на сырье, из которого она производится, соответственно, никакой экологической опасности она представлять не может. Качество поступающего сырья и выпускаемая продукция контролируются лабораторией ОАО «Югра-плит». Выпускаемая продукция сертифицирована по классу Е1, что соответствует мировым стандартам.

 

Судя по представленным документам, производство ДСП в Советском никакой опасности для здоровья и благополучия населения не несет. По словам исполнительного директора «Югра-плит» господина Карасева, выходит, что дым без огня бывает, и жалобы советчан на запах — это просто предрассудки. Так ли это — судить вам. Но если кто-то сомневается в правдивости утверждений, то закон дает возможность организовать независимую экспертизу и перепроверить данные факты, а мы всеми силами постараемся помочь. Кстати говоря, в ближайшее время планируется расширение производства завода и будет запущен цех по производству смол. А это уже элемент химической промышленности. А еще утверждают, что роза ветров в этой местности расположена так, что большую часть времени ветер дует как раз в направлении от завода к городу. Остается надеяться, что все, от кого зависят жизнь и здоровье людей, действительно это осознают. Хорошо бы еще, если бы связь с общественностью у руководства завода строилась не по принципу: «Наш завод с краю — ничего не знаю».

 

Мебель из ДСП

Скорость выделения вредных веществ из мебели увеличивается под воздействием тепла. Поэтому ДСП не рекомендуют класть под пол для утепления. А шкафчики и диванчики из ДСП категорически запрещается ставить к батарее. Древесностружечная плита выделяет формальдегиды не менее 14 лет. Особенно сильно она «фонит» в течение первых полутора лет. Если вы не можете отказаться от использования такой мебели, при покупке обязательно требуйте сертификат ее качества. Обратите также внимание на качество отделки, а именно: проверьте, хорошо ли закрашены или оклеены ламинатом торцевые поверхности панелей и скрытые полости. Опасным может быть также плохо обработанные края и сколы плиты. Если квартира уже заставлена мебелью из ДСП, нужно чаще проветривать комнаты, а со временем все-таки лучше ее заменить.

 

Влияние формальдегида

Формальдегид (метаналь, устаревшее — муравьиный альдегид) CH2O — бесцветный горючий газ с резким раздражающим запахом.

Формальдегид высоко токсичен, обладает аллергенным, мутагенным и канцерогенным действием, может провоцировать кожные заболевания, заболевания внутренних органов. Формальдегид внесен в список канцерогенных веществ (вызывает появление носоглоточного рака и дегенеративные процессы в паренхиматозных органах), негативно воздействует на генетический материал, репродуктивные органы, дыхательные пути, глаза, кожный покров.

Оказывает на центральную нервную систему сильное действие, которое связано с наличием примесей метанола в техническом формальдегиде и превращением формальдегида в организме человека в метанол и муравьиную кислоту. Есть данные о том, что формальдегид может приводить к лейкозам.

 

Е. Апрятина

Северный вариант

2577

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

11 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.