Тема дня

07.12.2017 - 09:01

ИНТЕРВЬЮ. Отец Константин Загороднов. «Больно видеть, как на войне человек теряет свое лицо». Трагедия Донбасса глазами священника

Нередко по дороге в храм он перемещался перебежками под обстрелы «Ураганов», а во время службы вздрагивал от взрывов снарядов и разлетающихся осколков. Отец Константин Загороднов, который в настоящее время несет службу в Советском, переехал из Донбасса в Югру два с половиной года назад. Он многое успел повидать за время военных действий в Украине и говорит, что это одни из самых тяжелых периодов в его жизни. На Родине он каждый день лицом к лицу сталкивался со смертью, но продолжал причащать и исповедовать людей, потому что на войне атеистов нет. Окаянная война стерла с земли все, что было так дорого его сердцу: родной дом и храм, где он прослужил многие годы. Поэтому священник принял для себя решение переехать на Север.

 

О работе под землей и небесном служении

- Отец Константин, вы для нас человек новый, расскажите немного о себе.

- Родился в Молдавии. В 1982 году после армии оказался на Донбассе. Работал в городе Ровеньки (Луганская область) на шахте.

- Почему выбрали такую тяжелую и опасную работу? Ведь в шахту идешь как в бой, не знаешь, придешь домой или нет…

- Потому что у меня братья шахтеры. Один из них мне сказал: «Поехали на шахту, я из тебя сделаю человека». Ну вот, стал человеком (смеется). На шахте мне нравились люди. Ведь под землей может случиться любая непредвиденная ситуация, и от действий напарников зависит многое. Рискуя своей жизнью, они вытаскивают своих товарищей из-под завалов. Такой поддержки и взаимовыручки я больше нигде не встречал.

- Куда вас занесла жизнь потом?

- Меня на шахте травмировало. В 1986 году я уехал на Север в Пыть-Ях. Там работал в должности оператора по добыче нефти и газа в компании «Мамонтовнефть».

- Получается, что северные широты вы стали осваивать давно...

- Да. Здесь работал, женился, родилась дочь. К сожалению, в начале 90-х годов наша семья распалась, я не захотел оставаться в этом городе и вернулся в Украину.

- Шахта, нефтегазодобывающая компания. Что вас подвигло стать священнослужителем?

- Иисус Христос говорил своим ученикам: «Никто не может прийти ко Мне, если не дано будет ему от Отца Моего». Я еще со школы был в поиске истины «что такое жизнь и смерть» и «какое мое предназначение». В молодости искал себя в поэзии, литературе, потом — в философии, в том числе и религиозной. Через нее перешел к чтению Священного Писания. Искал себя. Нашел в Боге. Ушел на два года в скит — это уединенное жилище. Затем архимандрит Кирилл из Старобельска благословил мой переход от мирской жизни к церковному поприщу. Первые два года я был в одном из храмов псаломщиком, потом в другом — пономарем. Окончил духовное училище в Свердловске (Луганская область) и Киевскую духовную семинарию. И так стал служить на ниве Божией. Нашел себя, нашел тот стержень, который поддерживает в этой жизни.

 

О «прививке» от России и молитве под обстрелами

- Как вы думаете, в чем причина происходящего в Украине?

- Это националистические интересы, которые стали превалировать. Это общая история русского государства. Мы знаем, что еще начиная с 17 века многие государства (Австрия, Венгрия, Польша) всегда хотели отколоть Украину от Российской Империи. То, что мы наблюдаем сейчас, как мне кажется, это упущение идеологии еще при Советском Союзе. Не обращали должного внимания на то, что человек становится не патриотом своей Родины, а чистым националистом. Это «прививка» против России. Дележка территорий была в 17-20 веках, и происходит сейчас. И все «благодаря» западным ценностям. Все делится по живому, льется кровь, и простой народ страдает. Может быть, когда-то это все уляжется. Я на это очень надеюсь. 

Вся моя сознательная жизнь прошла в Украине, я считаю ее своей второй Родиной. И мне больно и печально все это наблюдать. У меня там остались братья, племянники... очень переживаю за них. Только сегодня по скайпу беседовал с братом о том, как он там живет. Рассказывает, что идут ежедневные перестрелки. К ним, в Ровеньки, не доходят все эти «Грады», а в Бахмутке (там, где я служил) проходят ежедневные военные действия. Это фактически линия противостояния.

- Священник Роман Хлипитько, который служил под Донецком, в одном из своих интервью православному сайту рассказывал, что во время военных действий к нему приходили молодые солдаты и говорили, что не могут убивать противников, поэтому стараются лишь ранить их. Они не хотят воевать и не испытывают ненависти ни к ополченцам, ни к солдатам на противоположной стороне. Вам приходилось общаться с военными?

- С одной стороны нашего храма были блокпосты ополченцев, с другой — нацбригад. Я по возможности старался кормить людей и там и там. Все мы люди, и плохо то, что идеология такова, что она извращает знания, и молодежь впитывают всю эту ненависть. А так, мне кажется, убивать никому не хочется. Да, есть рьяные националисты и националистические батальоны вроде «Азова», куда идут в основном человеконенавистники, которым нравится убивать. А по призыву людей просто загоняли, не спрашивая, хочет он воевать или нет. Вот такие ребята вряд ли радуются тому, что оказались в этой ситуации.

- А что говорили беженцы? От чего они бегут?

- Я в течение года, пока шли военные действия, служил в храме. Когда все разбомбили, не осталось ни жилья, ни храма. Мне было просто некуда деваться, и я уехал. Самое важное — это жизнь. Поэтому люди и бегут туда, где безопасно. Жизнь дана человеку Богом, и плохо, что приходит какой-то подонок и ее забирает. Я много чего знаю и видел, но не хотел бы об этом говорить, потому что тяжело вспоминать. Больно видеть, как на войне человек теряет свое лицо.

- Были моменты, когда вам пришлось столкнуться со смертью буквально лицом к лицу?

- Мы каждый день с этим сталкивались. И жители поселка и я.

- А почему не возникло мысли бежать раньше?

- Пока стоял храм, люди приходили, я был востребован. Нужно было молиться и поддерживать людей. Хотя раньше были постоянные обстрелы из «Градов», «Смерчей» и «Ураганов». Были самолеты, сбрасывающие фосфорные бомбы. Бывало, что на службу перемещались перебежками: там свистит, здесь взрывается… упал, потом снова пополз или побежал. А бывало, идет служба, слышишь неподалеку взрыв и видишь, как в алтаре осколки летают. В любом случае, если бы кто-то сказал, что страха нет, то это ложь. Было страшно.

- Жители поселка, несмотря на весь этот ужас, продолжали ходить в храм?

- Кто мог сбежать от войны, тот этот сделал. Остались лишь те, кто никому нигде не нужны. Например, у меня там продолжают находиться братья. Один проработал под землей 35 лет, другой — 37. Они отдали шахте свое здоровье и говорят, что вряд ли смогут найти работу в России, поэтому будут доживать и выживать там. Да и жилье там сейчас не продать. Куда человеку деваться? Не ходить же здесь с протянутой рукой.  

 

О проблемах с гражданством и разумом

- Что заставило вас окончательно принять решение о переезде на Север?

- Потому что там всего лишился. Конечно, я мог бы в любом регионе остановиться, но у меня здесь живут дочь и две внучки. Думаю, если так все получилось, то надо под старость лет поселиться поближе к детям. Пусть Пыть-Ях и не так близко от Советского, но в любом случае есть возможность их навещать. Хотя, когда в Украине еще не было войны, я часто мечтал о том, что приеду сюда, чтобы быть рядом с родными. И так получилось, что сама война заставила меня переехать в этот регион, потому что здесь мои дети.

- Вы уже полгода живете в Советском. Чем вы сейчас здесь занимаетесь?

- Служу у престола Божия. Мы служим в храме Вознесения Господня вместе с отцом Сергием. Я являюсь клириком — вторым священником. Также разъезжаю по храмам Советского района: Зеленоборск, Пионерский… 

- Планируете ли вы вернуться обратно?

- Такие мысли у меня появляются, но не потому, что мне здесь не нравится. Там ведь я фактически все потерял, ни кола ни двора. Но и здесь квартиру приобрести по таким высоким ценам нереально. Я здесь две жизни проживу и не смогу купить жилье. Поэтому, как Господь все управит… 

- Вы продолжаете общаться с жителями Украины?

- Да, по скайпу. Это два преподавателя, которые тоже уехали из того поселка, где я жил и служил. Общаюсь и с теми, кто остался в Луганске, Кировске. Там до сих пор люди выживают. Но и в России у беженцев тоже есть проблемы. Главная из них — здесь тяжело получить гражданство. Сам я решил этот вопрос за полтора года. Считаю, что быстро. Но, общаясь с людьми, слышу от них, что они не могут получить гражданство по три-четыре года и больше. Постоянно какие-то препоны создаются. Насколько я знаю, на правительственном уровне об этом уже начали говорить, поэтому надеюсь, что эти проблемы будут решены.

- Размышляли, за что народу Украины это все было дано?

- Бог оставляет людей, которые теряют разум. Идет борьба света с тьмой, правды с ложью.

 

Блиц-опрос о любви, конце света и совести:

- Миру сейчас не хватает любви?

-  Я знаю, что любовь пронизывает всю землю, ибо это есть Сущность Божия. Я прошел через войну, хотя и без автомата в руках. Я вижу, что добрых людей намного больше, чем злых. Если в твоем сердце доброта, то ты всегда найдешь ее проявление в жизни.

- Что вы думаете насчет слов Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который заявил, что человечество, погрязнув во грехе, приближается к концу света?

- Через самое короткое время, после Вознесения Господа, многие твердили о пришествии антихриста и конце света. Но человечество живет, развивается. Люди рождаются и любят. О конце же света не ведают ни ангелы, ни архангелы. А милосердный Господь долготерпит и милует. Мы должны жить радостью сегодняшнего дня, а о будущем Евангелие говорит: «Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем».

- Что для вас самое главное в жизни?

- Быть честным перед собой, людьми и Богом.

- Как лучше жить: умом или сердцем?

- Господь дал человеку разум не для того, чтобы к нему не прибегать (смеется). А сердце — это и есть Бог. Разум и сердце должны существовать в симфонии, но, к сожалению, между ними нередко стоит стена быта, житейских проблем. Поэтому у нас возникает дисбаланс между внутренним (божественным) и разумным.

- Что для вас есть совесть?

- Скажу лишь, что поступать по совести — это поступать по Божиим заповедям.

- Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

- Господи, я такой окаянный грешник, жду от тебя только милосердия! Во мне нет достоинств, всяк человек — это ложь. Только Бог чист от неправды.

 

КАТЯ ЧЕХОВА

ИА «2 ГОРОДА»

ФОТО АВТОРА

6
911

Комментарии

Аватар пользователя коллега
коллега
5.141.209.117

Катерина, какая вы молодец! Чудесное интервью! И дай Бог батюшке Константину здоровья.

Аватар пользователя Вот
Вот
89.234.157.254
Как совпало: батюшка и преступник рядом в материалах......
Аватар пользователя Прол
Прол
193.164.131.95
Народ, по человечески стыдно за вас, тех, кто посмотрел публикацию про розыск уголовника, но проигнорил статью про батюшку, чья не простая судьба достойна внимания по любому больше чем инфа о преступнике.
Аватар пользователя Гость!!!
Гость!!!
194.190.171.85
Не согласен! Инфа пр преступника очень важна. И с ней необходимо ознакомиться в первую очередь, так как это касается нашей с вами безопасности!!!
Аватар пользователя не важно
не важно
5.141.204.58

как то так потихоньку попы влазят в государство.Мы все батюшки и отцы к стате, это они кадилом махая толкают на войну, это они психологи и химики говорят-это свято, мрите. 70 лет затишья, задолбали тогда, теперь опять повылазили.Кому надо, сами придут к вам. Что хорошо, что плохо без вас знают.Кто паразит, а кто труженник то же известно.

Аватар пользователя важно
важно
94.50.195.91

Ишь как его в тебе тебя корёжит.

Научись писать, "грамотей"!

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

4 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.