Инфолента

14.11.2022 - 02:44

Не доверяйте местным! Бойцы из ХМАО рассказали о жестких боях в зоне СВО

Бойцы из ХМАО рассказали о жестких боях в зоне СВО

Война в Чечне покажется пионерским лагерем. Муксун.fm записал наставления участников СВО для мобилизованных.

Мобилизованные из ХМАО готовятся к выезду в зону СВО. Что их ждет на фронте, знают лишь те, кто вернулся или до сих пор находится в «красной зоне». Муксун.fm пообщался с мобилизованными о боевом слаживании, а также записал истории и наставления добровольцев, вернувшихся со спецоперации на Донбассе.

 

Артиллерия оставляет желать лучшего

Больше месяца югорчанин с позывным «Грозный» находился в «красной зоне». На фронт он ушел добровольцем в июне 2022 года. Дома у него родители, жена и ребенок. Как поясняет военный, семья поддержала его решение. Первые две недели он находился на боевом слаживании. Определили «Грозного» в подразделение диверсионно-разведывательного отряда «ВОЛК».

Первая задача, которая была поручена его подразделению, — обнаружить штаб противника. С ней они справились в первый же день.

«Нас вывезли в поселок Богородичное на Донбассе. Это Купянское направление, в 90 километрах от Изюма. Мы шли по левой стороне реки, а справа были укрепы противника. Солдаты-контрактники, которых нам дали в помощь, погибли при обстреле. Мы обнаружили базу, зачистили, доложили. Две недели затем были там в боевом охранении. У нас стояла задача не пропускать противника дальше. Там жили почти три недели», — рассказал собеседник.

Прямых столкновений, по его словам, особо не было. Противник не идет на прямой контакт.

 
«Только что-то начинается, они дают заднюю. Уходят сразу. Они боятся. Понимают, кто перед ними, и отступают. У нас подразделение 16 человек. Все живы. Но у нас мужики все взрослые, каждому не меньше 30 лет», — отмечает «Грозный».

Фото: фото из личного архива "Грозного"

Сам поселок Богородичное практически весь разбомблен. Мирных жителей, которые остались, можно по пальцам пересчитать. За все время «Грозный» встретил там восемь человек.

Первое время жители подходили и расспрашивали солдат, откуда они и зачем приехали. Двоим жителям наши военные помогли выехать из «красной зоны»: мужчине 32-х лет и его матери. При этом «Грозный» добавил, что не стоит доверять местным и брать у них еду. 

 «Я могу рассказать, одна бабка накормила троих солдат борщом. Все отравились насмерть. И все. И что с ней делать? Бабке 70 или 80 лет. Она уже свой век доживает. Даже не знаю ее дальнейшую судьбу. Такое по телевизору не покажут. А борта с телами наших парней летят день через день», – говорит собеседник.

К началу августа, когда начали разворачиваться серьезные бои, «Грозный» с его подразделением находились уже на территории Харьковской области. В первый день августа они попали под обстрел. Югорчанин получил ранение в голову.

 
«Там разворачивались серьезные бои, когда враги забрали Изюм, Купянск. Меня с Изюма эвакуировали на вертолете. И после этого, через неделю или через две, там все началось. Сейчас даже не знаю, что там творится. Пацаны звонят. Сейчас в Луганской области находятся. Все нормально. Я два месяца пролежал в нейрохирургии имени академика Николая Бурденко. У меня несерьезное ранение в голову. В апреле, наверно, обратно. Хочу дойти до конца. Но тут как Бог даст. Сейчас пока в Югре. Прошел реабилитацию в Ханты-Мансийске. Есть положительная динамика. До весны восстановлюсь», – пояснил военный.

 

 

Мобилизованным, которые только собираются в зону боевых действий, «Грозный» дает единственное наставление – соблюдать дистанцию в 2-3 метра. Как только солдаты собираются вместе в «красной зоне», риск прилета снаряда резко увеличивается.

 
«Просто большая ошибка, когда соберутся толпой. А противник видит и кидает туда снаряд. Скажу так, с третьего-четвертого выстрела враги попадают точно в цель. У нас же артиллерия оставляет желать лучшего. По возможности ребятам стоит находить любые укрытия: бревно, не бревно. Лечь под что-нибудь, чтобы спрятаться», – говорит «Грозный».

С собой югорчанин рекомендует много вещей не брать. Единственное – собрать под себя аптечку, чтобы в случае ранения могли оказать сами себе помощь. Обязательно должны быть кровоостанавливающие препараты, турникеты.

 
«Также обязательно иметь при себе лекарства от диареи и обезболивающие. Там не надо много вещей. Взял с собой вещи теплые, сменку, все. Есть вероятность, что вещи пропадут при наступлении, потому что могут взорвать «Камаз». Все – по минималке. У нас было обеспечение. Сухпайки мы не ели. Мы сами себе готовили. Там поселок. Пошел в разрушенный дом, там есть гречка. Или курица бегает бездомная. Как-то так обходились», – рассказывает югорчанин.

Про связь он добавил, что телефоны они имели при себе, только нужно вынуть сим-карту. Есть определенные моменты, когда можно позвонить: выехали в безопасное место или находитесь в «зеленой зоне».

 

«Внимательно слушаем старших …»

Брат мэра поселка Половинка Евгений Старжинский (позывной «Депутат») сейчас находится на боевом слаживании в Елани. Повестка молодому человеку пришла в 18 октября, однако к сборам он начал готовиться сразу после объявления о частичной мобилизации.

«Перед отправкой мы с супругой обвенчались. Ей тяжело, конечно. Она готова тут жить со мной. На прошлой неделе приезжала. Куда нас направят, неизвестно. В целом, настрой у всех боевой. Всем обеспечены. Югра по сравнению с другими регионами выделяет на мобилизованных даже больше денег. У нас подъемные по 250 тысяч рублей. Для примера, парням с Кургана выплатили по 20 тысяч», — рассказывает Евгений Старжинский.

По его словам, солдатам выдали форму 2012–2013 годов — один зимний и один летний комплект. Однако добиваются того, чтобы ходить в своей форме, которую купили перед сборами.

«Как правило, у 60% мобилизованных своя форма. Нас, конечно, заставляют надевать ту, что выдали, чтобы мы как один были, но мы добиваемся, чтобы ходить в той, которую сами купили. Каждый ее под себя подбирал: по размеру и комфорту. Для меня, например, большой проблемой было найти бушлат. Были случаи, что парни приехали без обуви и выяснилось, что в части на складе берцы закончились, и им говорят, ждите. У меня все это было. Получил лишь то, что сверху надеть — шапку и бушлат», — поясняется мобилизованный.

Что касается подготовки в танковом батальоне, именно туда определили югорчанина, то она никак не проходит. За три недели парни еще ни разу не стреляли из автомата.

«Выходили один раз: покидали боевую гранату и на этом все закончилось. <…> Сами готовимся. Я до мобилизации немножко охотой занимался. Поэтому для меня проблем нет особых, но есть парни, которые стрелять не умеют. Надеемся, что в непосредственной близости к границе будет слаживание. Сказали, там будет распределение.

Если честно говорить, не справляются с обучением. Очень много народу согнали на полигоны. Один раз сходили на тактику, показали, как ползать, на что обращать внимание, как передвигаться, стрелять в лежачем положении. Но вы понимаете, что один раз показать — это толку нет. А так в наряды ходим, снег чистим. Нам дали книги о том, как вести себя в боевых действиях. Очень много здесь людей, которые в Чечне воевали. Стараемся от них брать информацию. У нас еще много тех, кому около 50 лет, до этого они не воевали. Им, конечно, тяжело. Война — это все же дело молодых», — рассказал Евгений.

Он отметил, что парни знают о создании батальона «Югра» и хотят попробовать перевестись туда.

«Мы с ребятами хотим к ним попасть, у них хоть какая-то подготовка ведется. Слабая, но есть», — поясняет ситуацию «Депутат».

На вопрос, почему получил такое прозвище, Евгений ответил: во-первых, из-за брата, во-вторых, сам баллотировался. Была скандальная история, даже с работы попросили уйти из-за того, что пошел против «Единой России».

 
«Прозвища прилипают молниеносно. Можно получить на ровном месте. У нас есть „Псих“, „Бурый“, „Дракон“. Пришел парень, молодой, буквально только что отслужил и снова призвали. Но армия — это точно не его. Это штабной человек. Ему сразу сказали: „приедешь, попросись работать в штаб, потому что в ‚красной зоне‘ точно не выживешь“. Он очень домашний. Сейчас сидит, деньги нам начисляет. Ему дали позывной „Гугл“», – рассказывает Евгений.

По его мнению, если смотреть на всех мобилизованных в Елани, то таких, которым будет тяжело в зоне СВО, порядка 15%. Среди них есть и те, кто действительно нуждается в отсрочке и кому требуется лечение.

 

Могу стать обузой для товарищей

Еще один солдат из находящихся на полигоне в Свердловской области собирается обратиться в военную прокуратуру. Молодой человек был мобилизован в конце сентября, однако в ходе учений стал испытывать боли в ноге. Несколько лет назад парень получил перелом нижней части берцовой кости левой ноги со смещением. Ему была проведена операция по фиксации кости пластиной и саморезами.

 
«На данный момент пластина ещё не снята, при ходьбе более 1,5 км испытываю сильную ноющую боль в ноге, а при ходьбе с грузом перемещение становится очень болезненным. В воинской части, где я сейчас прохожу службу, провели медицинский осмотр, но ничего конкретного никто не говорит», — сообщил Виталий.

Парень переживает, что может стать обузой для своих товарищей в ходе проведения СВО и не сможет выполнить те задачи, которые будут поставлены.

 

«Война в Чечне покажется пионерским лагерем»

О том, что солдатам будет не просто не только физически, но и морально рассказал боец дивизионной штурмовой группы. По его словам, у противника есть своя тактика. Например, окопы у всушников идут несколькими эшелонами. Если удалось взять первый, то это не означает, что за ним не идет второй. Первый, в основном, легкий, второй — с пулеметами. Перед окопами зачастую рассыпаны мины в виде бабочки.

 
«Она размером в половину ладони, желтого цвета. Если наступишь на нее, оторвет ступню. И рассыпают их сплошняком. Обязательно смотреть под ноги. Растяжки с нулевой задержкой. Только чека вылетела, ты — труп. Как только вы подходите близко, будьте готовы, что может прилететь с любой стороны. Снайперы сидят не только в укрытиях, но и в гнездах на деревьях. Короче, везде, где можно сесть. Мне кажется, даже на облаках сидят. Пулеметчика обязательно будут прикрывать два снайпера по диагонали. Бывало, мы два месяца один поворот не могли пройти», — рассказывает боец/

По его словам, населенные пункты минируются. От калиток до шкатулок. Все, что открывается — заминировано.

 
«В домах, особенно, на мягкое лучше не наступать, обращайте внимание на свежие доски. Как правило, там ставят противопехотные мины. Если ты его не выбил оттуда, то значит, там уже все подготовлено для братской могилы. Кто бы что ни говорил, но если услышал звук дрона, не важно свой, не свой, лучше встать под навес, чтобы он тебя не видел. У противника есть дроны-разведчики. Они удар нанести не смогут, но данные передадут. И затем начинают работать польские мины, их слышно лишь за секунду до взрыва», — поясняет военный.

С собой советует брать побольше медицины, антибиотики, турникеты, хотя бы два, и влажных салфеток три-четыре пачки.

«Можно взять налички немного. Сигареты. На боевом выходе отключить телефон. Сразу ловят геолокацию и всей группе конец. К населению надо относиться подозрительно. Ничего от них не брать. Все мажут отравой. Весь нормальный „мирняк“ выехал», — подчеркивает боец.

Есть еще такой психологический момент: если лицом к лицу с противником столкнешься, он будет действовать по боевой теме.

«Я в такого рожок спустил в грудь, а у него даже капельки крови не выскочило. Он под наркотиками. Он перезарядил автомат и начал со мной бой. Если ты отсечешь ему пулеметом ноги, у него нет ни болевого шоке, ничего. Он ползет и стреляет. И в этот момент представляешь какую-то компьютерную игру. И психологически это ломает очень сильно. Здесь нужно стараться по костям лупить и голове», — рассказал военнослужащий.

По словам бойца, работают против российских военных французы, афроамериканцы, бельгийцы, итальянцы.

Эти «дикие гуси», бьются до последнего. Почти в каждом рюкзаке по килограмму «солянки» и еще разные таблеточки. Он не понимает вообще. Они могут выстроиться и идти на тебя, а ты из пулеметов их отрабатываешь. Кого встречал, из тех, кто прошел чеченскую кампанию и другие конфликты, говорят, где мы были до этого — это просто пионерский лагерь», — отмечает боец.

Он также добавил, что сейчас мобилизованным, которые будут зачищать взятые территории, важно обращать внимание на местных. Начиная от загара на пальцах, вокруг глаз, заканчивая их одеждой. Если есть подозрения, то лучше сразу передать в комендатуру.

Фото: Фото из личного архива "Грозного"

7390

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки