Инфолента

24.08.2019 - 02:35

Описторхозная рыба из Югры бесконтрольно распространяется по Уралу

Югорская компания «Рыбный промысел» заявила о своей непричастности к массовому заражению жителей Челябинска описторхозом. Как сообщила «Новому Дню» гендиректор предприятия Наталья Лещева, эти обвинения были опровергнуты в суде. Между тем в блиц-интервью она рассказала, что опасная рыба действительно развозится из ХМАО по всей России и контролирующие органы закрывают на это глаза.

– Почему после эпидемии описторхоза в Челябинске проверяющие пришли к вам?

– Я работаю легально, продаю рыбу строго через госсистему «Меркурий», которая создана для электронной сертификации и отслеживания поднадзорных ветнадзору грузов при их производстве, обороте и перемещении по территории РФ. Я провожу полный спектр анализов, оформляю все документы. Моя компания оказалась единственной, кто официально поставлял свою продукцию в Челябинск, кого можно отследить. Остальные поставщики продавали рыбу нелегально, их никак нельзя наказать.

– У вас провели проверку, и 7 августа суд вынес решение о приостановке деятельности компании из-за нарушения санитарных норм. А описторхоз нашли?

– Специалист Роспотребнадзора Авдеева, которая проводила проверку, выдернула рыбу из камеры шоковой заморозки. А рыба обеззараживалась там всего 4 часа. Конечно, в ней был описторхоз. Она его нашла. Чтобы убить в рыбе описторхоз, рыба должна лежать в камере 24 часа при температуре минус 38. Мы утром в 9 часов поместили рыбу, а Авдеева ее в 12 часов ее изымает. И кричит всем: я нашла описторхоз!

Потом она нашла холодильную камеру с нулевой температурой и решила, что это нарушение. Но это составная часть процесса. Перед помещением в шоковую камеру мы специально охлаждаем рыбу до нуля градусов и только потом при нулевой температуре (чтобы рыба не покрылась коркой, и мясо не превратилось в кашу) помещаем ее в камеру хранения.

Когда в камеру хранения заходят сотрудники, они отключают установку, так положено по инструкции. Они проводят раскладочные работы, выходят, включают установку, и она снова набирает минус 20. Но специалист Авдеева с технологией не знакома. Она увидела камеру, в которой работали сотрудники, посмотрела на градусник и написала – минус 13 градусов. А должна была выгнать оттуда сотрудников, закрыть дверь, подождать, потом открыть и зафиксировать температуру.

 

– То есть вам удалось доказать, что описторхоз не ваш?

– Мы обеззаразили всю рыбу, как положено по технологии – сначала при минус 38 градусах, затем на неделю поместили в камеру с температурой минус 25, потому что весь округ у нас заражен описторхами. Только после этого мы сдаем рыбу на анализы. 9 июля мы сдали анализы, получили заключение о том, что описторхи выморожены. После этого подали в суд и в суде доказали, что описторхов в нашей рыбе нет. Тогда Роспотребнадзор выписывает новый протокол. Описторхоз исключают, но оставляют другие нарушения.

– И как вы прокомментируете другие нарушения, которые у вас нашли?

– Специалист Роспотребнадзора Авдеева пришла к нам на «холодильник» в мое отсутствие, я была на рыбалке, вне зоны доступа. Авдеева заявила старшему сотруднику, что у нас куча нарушений и если она выпишет протокол на организацию, то будет штраф минимум 300 тысяч рублей. «Ты понимаешь, чем это тебе грозит? – говорит она ему. – Тебя минимум уволят, у тебя будут глобальные проблемы. А если ты все подтвердишь, мы выпишем штраф на тебя, и он будет всего 20 тысяч рублей». Сотрудник подумал и согласился. Согласился с нарушениями, которых у нас на самом деле не было.

Они к нам предъявили требования, как к переработчику. Но мы не являемся переработчиками, мы – рыбодобывающая компания. И вот они назначают новое судебное заседание. Суд выносит решение закрыть нас на 60 дней. Но даже в судебном решении и в протоколе они допустили грубую ошибку – ошибочно написали другой адрес холодильника. То есть никто это решение исполнить не сможет по технической причине. И не только по технической. Решение нами обжалуется и сто процентов будет отменено.

– Вы пытались поговорить с руководством Роспотребнадзора?

– Вчера мы были на приеме у начальника территориального отдела в Нягани и Октябрьском районе Комитаса Шахназарова. Он не хочет признавать вину своих сотрудников. Потому что понимает, что ему прилетит «по шапке». Он же не выявил реальный источник, а наказал компанию, которая вообще не причастна.

Он под видеозапись подтвердил, что распространяет про нас информацию о том, что это мы являемся источником заражения. Пусть теперь доказывает свои слова. Вчера мы его предупредили, что подали заявления в следственный комитет и прокуратуру.

Сегодня ездили на прием к главе администрации Октябрьского района Анне Куташовой. Просили ее вмешаться. Понимаете, нас не слышат. Они нами просто закрыли «дырку» в Челябинске. А мы не являемся и никогда не являлись источником описторхоза.

– А кто продает зараженную рыбу?

Мы создали группу предпринимателей вместе с челябинскими бизнесменами. По ним сильно, кстати, прошлись – всех закрыли, выписали штрафы. Так вот они сказали, что в июне им завозилась рыба по очень низкой цене плохого качества. Фурами завозилась от индивидуального предпринимателя из Советского. Проведя расследование, челябинцы пришли к выводу, что на 90 процентов именно эта рыба явилась источником описторхоза. Продавалась она, естественно, нелегально. Челябинцы сказали, что писали, что они об этом заявляли, но их никто слушать не стал, вину списали на некоего предпринимателя, который погиб. Но он не был виноват. Никто просто не хочет до правды докопаться.

– А в чем она заключается?

– Мы – единственная организация в Октябрьском районе, которая продает рыбу легально. У меня лучший холодильник в ХМАО, состоит из пяти шоковых камер. Заморозка – минус сорок и нулевые камеры. У меня комплекс на 200 тонн. В Октябрьском районе в Приобье всего у двух предпринимателей есть шоковых камеры. Но посмотрите, сколько в реестре рыбодобывающих компаний. Тысяча. Все они работают дома, в ларях, обеззараживают в контейнерах при минус 18 градусах. Они морозят рыбу, где попало и нелегально продают. На это Роспотребнадзор закрывает глаза.

Зараженная рыба уходит из округа фурами, и всем на это плевать. Дальше будет хуже. Описторхоз в каждой рыбе, в каждой партии. Просто мы его уничтожаем, а другие – нет. У нас дорогостоящие шоковые камеры. У других их нет. В контейнере невозможно уничтожить описторхоз.

Вот, что происходит в Приобье. Сейчас лето, у нас на севере идет колоссальный ввоз продуктов, досрочный северный завоз. Рефрижераторы приехали, скинули продукты и, чтобы не идти обратно пустыми и подзаработать, едут на речку и скупают рыбу у рыбаков. Рыба не вымороженная. Рыбаки ее чуть подморозят в ларях и тут же продают в два раза дороже. Машины развозят эту рыбу по России нелегально. И никто их не трогает.

Мы с этим пытаемся бороться, но нас никто не слышит. Власть не хочет нам помогать.

– Почему?

– Вы удивитесь, но вчера Шахназаров мне заявил, что первый раз слышит о том, что в Октябрьском районе, в Нягани кто-то по неправильной технологии замораживает рыбу. Я ему начала перечислять нелегальные холодильники и называть компании и места, где происходят нарушения. Он очень сильно удивился, откуда у меня такая информация. Сказал, что если я обращусь к нему официально, то тогда ему деваться будет некуда и он пройдется по всем этим организациям.
 

2558
gif-заглушка

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки