gif-заглушка

Тема дня

03.07.2008 - 06:00

ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС

В нашей традиционной рубрике «На кончиках пальцев» предлагаем вашему вниманию очередное интерактивное интервью. На этот раз нашим собеседником стал молодой человек по имени Ян, живший когда-то здесь. Из-за пристрастия к наркотикам ему несколько лет назад пришлось уехать из дома в тольяттинский реабилитационный центр «Независимость», чтобы в  корне изменить свою жизнь.  Теперь Ян согласился рассказать о своем прошлом и настоящем.

Корр.: Здравствуй, Ян.

Ян: Привет.

Корр.: Сколько тебе было лет, когда ты начал употреблять наркотики?

Ян: Травку попробовал где-то в 14, а в 15 лет был первый укол.

Корр.: Как давно это было?

Ян:  Это был 1994 год, через год после этого я уже плотно сидел на игле.

Корр.: Ты из Советского?

Ян: Я родился в Югорске, в Советский переехал, когда мне было 5 лет, закончил там школу, в общем, до 2001года жил там, потом в Югорск вернулся.

Корр.: Ясно. В то время наркотики легко достать было?

Ян: Любому наркоману известна аксиома: сложней достать деньги, чем наркотик.

Корр.: Какие наркотики употреблял?

Ян: Курил коноплю и ее производные, колол героин, мак, опий сырец... В общем, «доброжелателей», желающих помочь достать, всегда хватало. Точки находились в Советском и Югорске, редко когда выезжали за отравой в другие города.

Корр.: Где брал деньги?

Ян: Крал у родителей.

Корр.: Как родители узнали, что ты употребляешь?

Ян: У меня в семье два медицинских работника, поэтому разоблачение не заставило себя долго ждать. Через год подозрения окончательно созрели, и мамино: «Покажи руки»,  раскрыло все карты.

Корр.: Помнишь тот момент, когда ты осознал, что уже зависим? Сколько времени понадобилось, чтобы окончательно втянуться?

Ян: Втягиваешься быстро: достаточно месяц каждый день поколоться. После этого уже вряд ли бросишь. А понял я, что зависим, по-настоящему, наверное, только через 6 лет. Только тогда стало страшно и захотелось бросить.

Корр.: Кто предложил попробовать первый раз?

Ян: Как ни странно, его звали Вася. Позднее он умер от передозировки. В начале Вася нам травку поставлял.

Корр.: Он был твоим другом?

Ян: У меня никогда не было друзей, честно, пока я к Богу не пришел... Просто я думаю, что я не был другом, я был тогда наркоманом.

Корр.: Общался с такими же как ты? Девушка была?

Ян: Общался с разными людьми, но общался лишь для одной цели - объединить общий ресурс и купить наркотик. Были девушки, но они меня оставляли, как только узнавали, что я наркоман. И правильно делали.

Корр.: А в школе-то получалось учиться,  ты ее закончил?

Ян: Да, закончил 11 классов, в 1995 году был выпускной. Помню, меня дико ломало.  Сразу после диплома я полетел в Тюмень на лечение от наркомании.

Корр.: Как учителя относились ко всему этому? Закрывали глаза?

Ян: Да никто не знал! А если и знали, то мне никто ничего не говорил, кроме одной. Она директор вечерней школы, это та, что около лицея. Хорошая женщина, она вместе с мамой мне пыталась помочь.

Корр.: Как в школе учился?

Ян: Средне, хотя я одаренный.

Корр.: Первая ломка: расскажи об этом?

Ян: То, что я до этого слышал об этом или видел в кино, просто невозможно сравнить с тем, как это было на самом деле. Что-то ужасное происходит с телом, я не могу в точности передать это словами, но такое ощущение, что все нервы, которые только имелись во мне, были в этот момент обнажены, и любое изменение в атмосфере моментально на них отражалось, вызывая необычную реакцию организма: понос, зуд в костях, неусидчивость, тошнота, бессонница, полное отсутствие аппетита. Одно слово – ломка.

Корр.: А почему вообще захотелось попробовать наркотики? Страшно не было? Неужели никто не предупреждал о последствиях, неужели не было пропагандистских плакатов, разъяснительных бесед и т. д.?  

Ян: А они сейчас есть? За все мое нехорошее прошлое, к нам в школу один раз пришел врач-нарколог, и сказал, что через укол можно заразиться СПИДом.

Корр.: После школы пытался поступить куда-нибудь?

Ян: Да, в ТГУ (Тюменский Государственный Университет), но не поступил. Не знал я,  какое количество осадков выпадает за год на черноземной платформе.

Корр.: А сейчас знаешь?

Ян: И сейчас не знаю.

Корр.: Что дальше? Пытался как-то тогда завязать?

Ян: Пытался! Тогда в наркологии был «прописан» в п. Алябьевский. Семья в Испании отдыхала, а я - в наркологии. Но все попытки не увенчались успехом, в том числе три платных медпрограммы.

Корр.: Как складывались твои отношения с родственниками, они пытались тебя вытащить?

Ян: Всегда пытались, особенно мама, она у меня герой, она до последнего билась за меня. Я очень ей благодарен.

Корр.: Сколько ты наркоманил, и сколько времени потом провел в больницах?

Ян: В общем около 10 лет вместе с перерывами. Что касается больниц, то во всех лечебницах я провел, наверное, года четыре. 

Корр.: К слову говоря, что ты думаешь о традиционных способах профилактики наркомании? Хотя бы на примере Советского и Югорска?

Ян: Я думаю, это одна из слагаемых успеха и в Советском, и в Югорске, и везде. Государственная программа профилактики наркомании преследует благие цели, но это капля в море, нужно включить все механизмы: ТВ, Интернет, прессу, реабилитационные центры, фонды, акции, лекции... и т. д. Тогда будет очень весомый результат, тогда общество активируется

Корр.: Что-нибудь про «Вефиль» слышал?

Ян: Да.

Корр.: Обращался туда?

Ян: Нет, но я их знаю, хорошие парни, они на самом деле благословение для района.

Корр.: Когда первый раз услышал о центре «Независимость»?

Ян: В 2000 году. Знакомый парень прошел курс, и моя мама с его мамой встретилась, ну и...

Корр.: Расскажи, как приехал в центр, свои впечатления?

Ян: Центр находится в Тольятти. Я был очень удивлен, когда увидел столько нариков вместе, которые не матерятся, не курят, что-то делают по хозяйству, проявляют к тебе искренний интерес и заботу, а самое главное - они реально не хотели колоться. Я уже подумал - это зоопарк редких существ.

Корр.: Мужчин в центре больше, чем женщин? Вообще наркомания - это мужское заболевание?

Ян: Статистика говорит, что да. В нашем центре, например, 30% женщин и 70% мужчин.

Корр.: Насколько я понимаю центр христианский. Что это значит?

Ян: Да,  программа центра базируется на христианском вероучении, в основе всего - Библия. Программа многогранна, она затрагивает вопросы социума, этикета, труда, взаимоотношений, образования.

Корр.: Кому тяжелее излечиться: женщине или мужчине?

Ян: Зависит от решения человека, если его нет, какая разница, какого он пола.

Корр.: В центре лечат с помощью веры, означает ли это, что медикаментозное лечение не применяется?

Ян: Нет, медикаментов нет, мы не имеем права использовать барбитураты, да и не хотим. Если человеку нужна компетентная помощь врача, ее окажут по месту, если человек боится ломки - есть клиники, которые за пять дней все организуют, потом к нам.

Корр.: Сколько стоит лечение в центре?

Ян: Оно бесплатно, единственное, о чем мы говорим с родственниками - это о доверяемой сумме в размере 5000 руб. ежемесячно на проживание и питание, если кто может ее вносить - хорошо, если нет - ничего страшного, берем так человека.

Корр.: А вообще, сколько стоит лечение в частных клиниках? Насколько им можно доверять и так ли эффективны постоянно рекламируемые методы избавления от наркологической зависимости?

Ян: По-разному от 1000 долл. за курс и больше, я слышал и про 12000 долл. Я был в клинике, мне не помогло, как, впрочем, и большинству. Там снимают ломку, пытаются психологически воздействовать, а корень остается. Мое отношение к ним - в 98% это чисто коммерческие проекты.

Корр.:  Какой конфессии придерживаются жильцы центра?

Ян: У нас христианская вера, а конфессия протестантская.

Корр.: Распорядок дня в центре. Можешь кратко описать? Режим, ограничения, обязанности?

Ян: Подъем - 8.00, уборка помещений - 8.30-9.00, молитва - 9.00, завтрак - 9.30, занятие - 10.00-10.45, трудотерапия - 11.00-14.00, обед - 14.00-15.00, трудотерапия - 15.00-18.00, личное время - 18.00-19.00, ужин - 19.00-19.30, личное время - 19.30-20.45, занятие - 21.00-22.00, подготовка к отбою - 22.00-23.00, отбой - 23.00. Теперь, что касается ограничений. На территории центра запрещается: сквернословие, ложь, воровство, курение, употребление наркотических препаратов и снотворных средств, употребление алкоголя, нарушение распорядка дня, бунт (непослушание работникам центра), беспричинный отказ от внутренних работ, сексуальные взаимоотношения, драки, выход за территорию центра без разрешения руководителя, иметь при себе большую сумму наличных денег, ювелирные изделия из драгоценных металлов и сотовый телефон. Нарушение правил влечет за собой исключение из центра.

Корр.: Впечатляет. Скажи, а местная молодежь отличается чем-то от советской, югорской?

Ян: Только тем, что у местной молодежи больше возможностей для прогрессивного существования.

Корр.: В плане?

Ян: Больше информации и, следовательно, больше возможностей.

Корр.: Ясно. Как жизнь поменялась после центра?

Ян: Радикальным образом, поворот на 180 градусов. Все- я другой, если раньше я был наркоманом, эгоистом, самовлюбленным, то сегодня совсем другой Ян - свободный от наркотиков, счастливый, полный сил, занимающий активную социальную позицию, муж, друг, сын, брат... И  все это благодаря Иисусу Христу.

Корр.: Сколько ты уже без наркотиков?

Ян: Почти 4 года.

Корр.: Не боишься начать снова?

Ян: Нет, все. Там где страх, нет веры, а я верю, верю Богу, верю в себя, верю в людей, у меня великое будущее, я больше того, кем я являюсь сейчас.

Корр.: Значит, все-таки не правы скептики, и бывшие наркоманы бывают?!

Ян: Я не бывший наркоман, я вообще не наркоман, а ярлык бывший, который сегодня пытаются повесить на тех, кого Бог выдернул из глубокого рва, ко мне никогда не прилипнет. Это вообще чудо, что человек, который умирал, хотел, но не мог остановиться, и никто, ничто, никакие деньги, имена, связи не могли помочь избавиться ему от наркотиков, остался жив. Помогла одна молитва покаяния, и Бог перевернул всю его жизнь. Я очень благодарен Богу. 

Корр.: Понятно. Алкоголь, табак? Можешь позволить себе в небольших количествах?

Ян: Нет. Я не хочу. Разве можно позволить себе яд в небольших количествах каждый день за обедом?

Корр.: Ну уж не за обедом, но все же. Ладно, как с женой познакомился? Она поддерживает тебя в твоих взглядах?

Ян: Моя жена никогда в жизни не курила, не пила, и я был ее первый мужчина. Она журналист, у нее дипломный год. Да, она тоже верит в Бога.

Корр.: Чем в данный момент занимаешься в центре?

Ян: Я руковожу филиалом фонда, что при центре «Независимость» в Самаре.

Корр.: Планы на будущее?

Ян: Построить первое здание центра в Самаре, продвинуть рекламу на новый уровень, провести акцию 26 июня, развить работу фонда...

Корр.: Ты вот все про работу, про фонд, а личные планы на будущее?

Ян: Дети, да вся моя личная жизнь - это служение людям и обществу. Я не хочу жить для себя, слишком много сделал зла, да и уж очень сильно благодарен Богу, пусть вся моя жизнь будет посвящена Ему на служение, станет маленькой толикой благодарности за Его милость.

Корр.: Спасибо. В принципе это все вопросы.

Ян: Пусть божье благословение прибывает со всеми вами!

Корр.: Напоследок, дай совет родителям наркоманов и самим наркоманам.

Ян: Родителям: не теряйте надежды, молитесь за детей, и не идите на поводу их желаний, перекройте все каналы для их наркоманской, эгоистичной жизни. Когда им станет неудобно, они задумаются. Наркоманам: ВЫХОД ЕСТЬ!!! Если Бог изменил меня, то Он точно изменит всех вас. Потенциальным наркоманам: никогда не пробуй и не будь безумен: зачем тебе умирать не в свое время?                                                                                                              

Беседовал В.Тихомиров

368

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки