Тема дня

05.02.2014 - 06:00

ДУРЬ В ГОРОДЕ 2

Прошло несколько месяцев с момента нашей публикации «Дурь в городе». Сегодня мы решили продолжить тему и пообщаться с человеком, который чудом вырвался из лап спайсовой зависимости. Откуда он, как зовут и некоторые иные детали его личности пусть останутся неизвестными. Назовем его Павел. А по окончании разговора с Павлом о том, какие подвижки происходят в Югорске на ниве борьбы с наркоманией, нам расскажет депутат Думы г. Югорска Ю.В. Мыцков. 

Корр.: Павел, с виду ты вполне респектабельный человек, где ты работаешь и сколько тебе лет?

П.: Где я работаю? Если руководство узнает о теме нашего разговора, я тут же перестану работать. Скажу лишь, что мне чуть больше 30 лет, и я занимаю руководящую должность.

Корр.: Когда ты «общался» со спайсом в последний раз?

П.: В середине осени прошлого года.

Корр.: На данный момент осталась ли какая-то степень зависимости?

П.: Думаю, что нет, но зарекаться не буду.  

Корр.: Расскажи, как ты начал курить?

П.: Стандартная схема: один из друзей как-то принес в нашу компанию курительную смесь и предложил попробовать. На тот момент у меня уже и жена была, и дети. Я, конечно, спросил, что это такое. Друг мне сказал, что это легальная тема и ничего плохого от нее не будет, мы просто покайфуем. Попробовал, мне понравилось. Через месяц мы опять решили покурить.

Корр.: Как и где покупали в Югорске или в Советском?

П.: И там, и там. Сейчас это легко купить. Через интернет, по телефону, через знакомых, закладки (место, где оставлен заказанный наркотик). Сначала меня друг угощал. Спустя три-четыре месяца у меня уже была стойкая зависимость. Поначалу все было спонтанно, а потом превратилось в систему. Курили то у меня дома, то у друга. После работы могли к нему в офис зайти и покурить, да и в рабочее время тоже. Время, порой, сутками вылетало. Бывало, все выходные под кайфом сидишь. Жене говорил, что дела, и в путь.

Корр.: Социальный статус вашей компании каков?

П.: Разные люди и по возрасту, и по социальному статусу. Кто-то сам неплохие деньги зарабатывает, например, работая в «Газпром трансгаз Югорске», кого-то родители содержат, у кого-то вообще ничего нет. Эта вещь не подразумевает определенного статуса. Когда на нее садятся, люди начинают вести себя одинаково.

Корр.: В чем опасность этого состояния?

П.: Можно дел натворить, потому что человек становится совершенно невменяемым. Алкогольное опьянение не сравнится с этим. Человек абсолютно теряет контроль. Ущерб можно нанести и себе, и окружающим. Вначале я не ощущал никакой тяги. Но чем дальше, тем плотнее меня это цепляло. Утром просыпаешься и в первую очередь нужно покурить. А если нечего, то впадаешь в депрессию, начинаешь срываться на жене, детях. В то же время ты не думаешь, что это происходит из-за наркотиков. Покурил – все наладилось, ты успокоился, жизнь прекрасна. Но проходит два-три часа, и опять надо покурить. Ночи становятся действительно бессонными, сны кошмарными. Ты не можешь уснуть до тех пор, пока не покуришь. Покурил – уснул, через 2 часа просыпаешься – нужно снова покурить. Итак каждую ночь. Где-то на уровне подсознания понимаешь, что причиной этому являются наркотики, но сам себе вталкиваешь, что не может быть такого, это же легкий, легальный наркотик. Начинаешь убеждать самого себя. Я уже несколько месяцев отхожу, но у меня остались темные круги под глазами, волосы, как солома. Это все химия.

Корр.: Когда осознаешь полную зависимость, какие возникают варианты, выходы из этого?

П.: Осознание приходит по-разному: к кому-то рано, к кому-то поздно. Например, я жил этой жизнью год-полтора. Мне кажется, что я вовремя все осознал. Это вообще было счастливое стечение обстоятельств: поехал в глухую деревню к своим родственникам, там сильно заболел (думаю, опять же из-за химии, иммунитет организма был сильно ослаблен), излечился, родственники помогли, благодаря этому преодолению болезни вновь наладил контакт с женой. Она в принципе догадывалась, что со мной происходит что-то не то. Видела, что я стал другим человеком. Так что меня спасла семья. Также в такой ситуации нужно обратиться к родителям, друзьям, естественно, которые не употребляют. Близкие люди – это тот якорь, который поможет в этой беде.

Корр.: К сожалению, Павел, друзья и семья часто обнаруживают такое состояние слишком поздно…

П.: Я считаю, что выход есть всегда. Просто такого человека действительно надо брать за руку и вести в наркологию.

Корр.: Близкие, друзья, родственники – это понятно. А не возникало варианта пойти к наркологу, в какие-то общественные организации, например, в «Вефиль»?

П.: Конечно, возникало. Мне кажется, такие мысли возникают если не у каждого второго, то у каждого третьего. Но здесь главную роль играет страх перед обществом. Если бы я пошел к наркологу, признался во всем, то меня привлекли бы к расследованию, обязали сдать своих друзей, уволили с работы и так далее. Человек боится, что его начнут критиковать и с одной стороны баррикады, и с другой. 

Корр.: Реально ли побороть это явление?

П.: Довольно-таки реально, но нужно привлекать людей для решения этой проблемы. Создавать общественные организации. Пропаганду надо начинать не с 8-9 класса, а с 5-го, когда ребенок переходит из начальной школы в среднюю. Нужно непросто всю школу в один актовый зал загнать и фильм показывать, а работать с каждым классом отдельно. Где-то нужны действительно радикальные меры. Собираться молодым людям, которые знают точки сбыта, места, где курят, ходить с камерой, записывать и сдавать полиции. Полиция, госнаркоконтроль, конечно, работают, но им не хватает сотрудников. Когда я курил, не боялся, что меня могут накрыть. Сидеть в гараже или в машине за городом можно годами, и тебя никто не найдет.

Корр.: Ты сказал, госнаркоконтроль работает?

П.: Да, работает. Причем, мне кажется, хорошо, но их мало. У них просто сил нет.

Корр.: Но в сравнении с Европой, у нас количество полицейских в разы больше…

П.: Полицейские – это одно, а конкретно те, кто занимаются поиском точек сбыта, потребления – другое. Их очень мало. Я знаю много притонов, но сколько их на самом деле, только догадываюсь. Помните, в советское время были добровольные народные дружины? Можно организовать что-то подобное. Радикальные меры – это не в плане поймать, избить, в подвал бросить, а найти притон, снять все на видеокамеру и вызывать полицейских.

Корр.: Большой вопрос, чем может кончиться такое самоуправление?

П.: Можно, конечно, говорить: «А вдруг, а вдруг, а вдруг», тогда мы залезем еще больше в этот капкан. Все равно надо выходить, надо бороться. Как и на любой войне, а это именно война, жертвы будут. Ведь есть люди, которые нарочно сажают на наркотики и делают на этом бизнес. Кто-то должен их остановить. В 90-е годы страну накрыла волна героина. И мы тогда понимали, что это плохо. И не ясно, почему сейчас мы к этому пришли. Ведь те, кто курят в настоящее время, тогда были детьми, все это видели. Возможно, нас взяли именно легальностью, доступностью и обманом, что это безвредно. Я ездил в Китай. Думал, раз все идет оттуда, то там вообще полная свобода. Но оказалось все не так. В Китае вообще очень тяжело найти наркотики, там такая политика: куришь – тюрьма до 30 лет, продаешь – пожизненно. Это на государственном уровне. У меня есть близкие, действительно, хорошие, талантливые люди, которые сидят на спайсе, и очень хочется их вытащить. У меня дети в школу ходят, боюсь, что они столкнутся с этим. А в армии что творится?! Мне кажется, лучше уж пусть молодежь как раньше собирается в парках с гитарой, выпивает, песни поет, чем курит эту дрянь. А так как алкоголь сейчас нельзя купить после восьми часов, парням, девушкам приходится расслабляться по-другому – принимать наркотики. Эта дурь продается круглосуточно.

Корр.: Павел, то есть ты думаешь, что ограничение времени продажи алкоголя тоже повлияло на ситуацию с наркотиками?

П.: Да, конечно, есть такие мысли. Допустим, собралась компания молодежи, которая решила отдохнуть в восемь вечера. И что, даже пива не выпить? Всегда найдется тот, у кого есть телефон барыги. И даже тот, кто никогда не курил, тоже покурит, и понеслось.

Корр.: Насколько ты можешь оценить работу организаций, борющихся с наркоманией?

П.: Есть проект Евгения Ройзмана «Город без наркотиков». Мне кажется, что он работает и действительно помогает. Они поступают жестко, но правильно. Иначе нельзя! Я буду всегда на стороне подобных организаций. Слышал, что в Югорске организовался подобный фонд, но пока не в курсе, что и как. В Советском, вроде, по этой теме никто не работает. Я считаю, что мы все вместе должны бороться за свой город, за район. Ребята, занимайтесь спортом, сексом, заводите отношения, создавайте семьи, но не курите! Я безмерно счастлив, что так сложились обстоятельства, что я смог соскочить, но это очень непросто. Я сейчас радуюсь элементарным вещам, которые раньше для меня не существовали. Оказывается, лучшим кайфом может быть посещение спортзала или просто прогулка по городу со своей семьей.

 

А теперь слово, пожалуй, самому заметному активисту в сфере борьбы с наркоманией в г. Югорске Юрию Викторовичу Мыцкову.

- После осенних публикаций в газете «Северный вариант» мы начали активную работу. В стадии регистрации находится фонд «Югорск без наркотиков». Большую помощь в этом непростом деле оказал юридический отдел администрации г. Югорска. Фонд на начальном этапе не подразумевает реабилитацию, он ориентирован на профилактику, пропаганду и взаимодействие с правоохранительными органами. В попечительский совет нашей организации согласился войти глава администрации города М.И. Бодак.

Один из шагов деятельности фонда – проведение круглого стола в Югорской центральной городской библиотеке по проблеме наркомании и алкоголизма. В нем приняли участие более 50-ти молодых активистов, представителей разных спортивных направлений, а также протоиерей Алексий, имам Салават Хазрат, представители полиции и госнаркоконтроля, от городских властей были В.М. Бурматов, Т.В. Казаченко, нарколог А.Л. Боярских. На этой встрече мы только выстраивали отношения, определяли, в каком формате нам работать, как лучше взаимодействовать. Пришли к тому, что главный упор нужно делать на пропаганду и привлечение людей к решению этой проблемы. Сейчас в этом направлении работа уже ведется.

Далее нами было составлено обращение в адрес депутата Госдумы П.Н. Завального, под которым подписались 60 человек. Суть обращения в том, что необходимо усилить законодательную базу, направленную на решение проблем, связанных с наркоманией и алкоголизмом, в части усиления мер по профилактике и лечению, в том числе и в принудительном порядке. Мы уже получили ответ от Павла Николаевича. Вот выдержки из него:

«Согласен с вами, что проблемы распространения наркомании и алкоголизма остро стоят перед нашим обществом и требуют оперативного вмешательства и решения. Работа по преодолению этих проблем идет на всех уровнях исполнительной и законодательной власти. В настоящее время уже принят ряд соответствующих мер.

12 ноября 2013 года Государственной Думой принят в третьем чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», внесенный Правительством РФ. Принятие данного закона позволит наделить суд в рамках как административного, так и уголовного судопроизводства правом возложения на лиц, больных наркоманией, а также лиц, потребляющих наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача, дополнительной обязанности пройти курс лечения от наркомании и медико-социальную реабилитацию либо курс профилактических процедур.

Ваше обращение с представленными инициативами, направленными на усиление законодательной базы в этом направлении, будет передано в комитет ГД по охране здоровья для рассмотрения и учета мнения при работе над законопроектами.

Также рекомендую обратиться к депутатам Думы Ханты-Мансийского автономного округа – Югры для разработки и принятия ими совместно с Правительством автономного округа соответствующих законодательных инициатив, которые бы способствовали усилению мер противодействия распространению наркомании и алкоголизма на территории автономного округа».

Хотел еще сказать насчет хроматографа – аппарата, для определения наркотиков, о котором мы говорили в прошлых публикациях. Аппарат установлен, все готово к его работе, но, вроде, программы какой-то не хватает. Стоит он уже второй месяц, есть ставка специалиста по работе с ним. Это, конечно, минус, но есть и плюсы. Мы встречались с главным врачом «Советского ПНД» Д.Ю. Ушаковым, который сказал, что сейчас закупаются анализаторы более широкого спектра наркотиков. Также он вышел с предложением закупить маленькие аппараты, которые стоят по 40 тысяч, чтобы весь Советский район и г. Югорск обеспечить ими. Он рассчитывает на помощь администрации и нашего фонда. И мы готовы посодействовать в этом.

К сожалению, по нашей информации, тенденция пока двигается в худшую сторону. Количество людей, которые попадают под влияние этой дряни, увеличивается. Удалось несколько снизить активность наркодилеров, направленную на учащихся школ и техникумов, в этом направлении есть договоренность всех структур максимально усилить наказание за распространение спайсов среди несовершеннолетних. Есть факты, что неизвестные активисты на свой страх и риск просто физически воздействовали на таких продавцов. Но теперь волна идет в другом направлении - 25-35 лет.

Официальные органы могут оказать медвежью услугу в этом. Допустим, если кто-то приведет своего сына-наркомана с просьбой вылечить, на него, скорее всего, составят протокол, принудят сдать своих друзей, кто с ним курил, после чего и их привлекут. А выдавать своих у молодежи – не в почете. Поэтому у нас очень высокая скрытность наркомании.  

В итоге те люди, которые своими силами вытащили друзей, родственников из этой ямы, обращаются в фонд и становятся нашими союзниками. Да и просто неравнодушные люди приходят к нам. Количество наших активных сторонников и помощников растет. Но радует не то, что просто увеличивается число людей, а то, что люди начинают предлагать свои идеи и активно участвовать в решении этой серьезной проблемы, которая касается абсолютно всех, вне зависимости от материального достатка и социального статуса. Наш адрес в контакте: http://vk.com/ugorsk86.

Мы обязательно будем держать эту тему в поле зрения, тем более круг лиц, причастных к ней, очень широк. В следующих публикациях надеемся поговорить с представителями исполнительной власти, медицины и, конечно же, правоохранительных органов. 

В. Турин

710

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки