Тема дня

30.11.2018 - 09:24

ГРАЖДАНСКАЯ ТРИБУНА. Андрей Кочелягин: «У нас дружная, сплоченная команда еще с 80-х годов»

Мы продолжаем цикл бесед с активными гражданами наших двух городов. Сегодня у нас в гостях человек, про которых говорят «он понюхал пороху», в прямом смысле этих слов. До недавнего времени он являлся председателем югорского отделения окружной организации «Российский союз ветеранов Афганистана», а на сегодня он член правления окружной организации «Российский союз ветеранов Афганистана». Итак, если кто еще не догадался, о ком идет речь, это Андрей Александрович Кочелягин.

 - Андрей Александрович, расскажите о работе, которой вы занимались и в масштабах города и в рамках окружной организации, которую вы сейчас представляете. Цели, задачи и т.д.

 - В принципе, цели и задачи одни и те же, просто разный масштаб. Основные цели — это защита интересов и помощь ветеранам локальных войн. Еще одна основная цель — это патриотическое воспитание граждан. У нас организовывались военно-спортивные лагеря, военно-спортивные клубы. Сейчас возраст ветеранов Афганистана уже не позволяет бегать с детьми, эстафетную палочку по Югорску принимают «Солдаты-ветераны Чечни». Там у нас руководитель Павел Некрасов и «Союз десантников России», они активно работают в этом отношении. Мы же больше ходим по школам, проводим беседы, рассказываем о службе, о том, почему нужно служить в армии, и что она дает человеку.

Что касается региональной организации, как я уже сказал, работа та же, но помасштабнее. Окружная организация объединяет все городские организации, а где нет организаций — ветеранов. В каждом городе проводятся определенные мероприятия. Кроме окружного фестиваля «Эхо войны», у нас есть еще турнир по рукопашному бою, который проходит в Сургуте, турнир по рукопашному бою и армрестлингу, который проходит в Нефтеюганске, турнир по мини-футболу, который уже 15-й раз будет проводиться в Югорске среди детей младшего возраста. Практически в каждом городе, районе проводятся спортивные, культурные мероприятия к памятным для ветеранов датам. Сейчас, например, идет активная подготовка к 30-летию вывода войск из Афганистана, который  отмечается 15 февраля 2019 года. Планы уже сверстаны, проведены видеоконференции с правительством округа, общественной палатой по этому вопросу.

Ветераны боевых действий активно участвуют в патриотическом воспитании: ходим по школам, рассказываем о службе. При окружной организации создана комиссия, которая занимается распределением путевок, которые к нам поступают. Конечно, хотелось бы, чтобы их было больше. В этом году «Боевое братство», к сожалению, не выделило путевок на округ, пришлось обходиться тем количеством, которое предоставил «Российский союз ветеранов Афганистана».

 - Сколько человек состоит в вашей организации в Югорске?

 - В Югорске проживает 86 ветеранов Афганистана, а вообще ветеранов боевых действий около 400 человек.

 - Их количество увеличивается? Каким-то образом охвачены те, кто являются ветеранами современных горячих точек?

 - Из Сирии в Югорске пока один человек. А из Чечни постоянно прибывают, это в основном сотрудники ОВД, которые проходят там службу.

 - В двух словах: как вы оцениваете патриотическую работу и воспитание у нас?

 - Патриотическое воспитание по городу Югорску и округу развивается — что-то пытаемся делать. Конечно, хотелось бы большего эффекта. Раньше у нас работала программа на уровне округа. До принятия определенных законов там были прописаны все наши мероприятия, финансировались они из бюджета округа. В том числе и квартирный вопрос решался в большем объеме — в окружной программе был пункт о жилье ветеранам. На данный момент этим занимается федеральная власть. Чтобы провести мероприятия, приходится выигрывать гранты. Грантовая поддержка — это, конечно, хорошо, но она не постоянная: выиграл грант — провел мероприятие.

Сейчас мы не можем содержать штат, как раньше. Окружной председатель у нас получал зарплату. Любой ветеран мог прийти  в офис на улице Крупской в городе Ханты-Мансийске, который, кстати, мы сами и построили за деньги округа, и решить свои проблемы. У нас работал юрист, который мог помочь в юридических вопросах, был специалист по социальному направлению, который постоянно принимал. Сейчас, к сожалению, мы этого лишены.

- Но часто приходится слышать, что, напротив, патриотической работе у нас придается очень большое внимание.

- Внимание-то осталось, но нам работать стало сложнее. Теперь все через грантовую поддержку.

 - Но ведь каким-то образом региональное правительство принимает участие в этой работе?

 - Конечно. У нас ежегодно проходит окружной открытый фестиваль «Эхо войны». В округе рассматриваются любые наши предложения. Везде, где мы можем поучаствовать, мы заявляемся, выигрываем конкурсы и проводим свои мероприятия. Где -то сами ищем средства:  часто спонсорами выступают сами же ветераны боевых действий, у которых есть какой-то бизнес.

 - Так или иначе, работа ведется. Уровень патриотизма растет, люди ходят с георгиевскими ленточками, наклеивают на машины соответствующие стикеры. И вероятно, это хорошо, но… в то же время есть данные, что общество забывает свою историю. Собственно, подрастающее поколе все меньше и меньше знает, например, о Великой Отечественной войне. К 9 Мая наше информационное агентство попыталось провести опрос о полководцах и главных сражениях 1941-1945 годов, и выяснилось, что из молодежи никто ничего почти не знает. Как так получается?

 - Очень просто. В образовательной программе сократили количество часов истории ВОВ. Если раньше в истории львиная часть времени уделялась на изучение Второй мировой войны, разбиралась каждая битва, каждая военная операция, то на данный момент это изучают тезисно. Сейчас молодые люди, если у них нет личного интереса, знают историю поверхностно. Есть, конечно, клубы по интересам. Допустим, во второй школе Югорска есть музей, и работает преподаватель, который с интересующимися учениками разбирает каждую битву войны. К тому же старшему поколению рассказывали о войне сами ветераны, были живы деды, отцы, теперь же их очень мало осталось. И надо признать, что если в прежнее время был единственный ТВ-канал, который транслировал соответствующие передачи, то сейчас каждый нажимает свою кнопку и может просто не заметить даже юбилейную дату, если его не подвигнуть к этому. Вот недавно100-летие комсомола прошло, почти никто об этом не слышал и не знает. 

 - Андрей Александрович, расскажите подробнее о проблемах, которые стоят на повестке дня у ветеранов боевых действий.

 - По округу основная и самая тяжелая проблема — это жилье. Уже 30 лет прошло с тех пор, как война в Афганистане закончилась, а многие до сих пор не имеют своего угла. В Нефтеюганске этот вопрос стоит очень остро: люди стоят в официальной очереди, но для многих она подойдет только лет через 20, то есть через 50 лет после окончания войны. Понятно, что некоторые не доживут до этого момента. Эта самая серьезная проблема. Но есть, например, города Югорск, Пыть-Ях, где эта проблема решена практически на 100 %. Конечно, появляются нуждающиеся в жилье, но это в основном вновь приехавшие.

 - То есть это зависит от муниципальной власти.

 - Да, от нее многое зависит. В Югорске на этот счет с муниципальной властью все в порядке, спасибо Раису Закиевичу. За время пока он возглавлял город, основные проблемы жилья ветеранов были решены. И сейчас с руководством города сложились конструктивные, деловые отношения.

 - Кроме жилья что-то еще вас волнует?

 - Проблемы со здоровьем. Конечно, мы не молодеем, появляются вопросы с медицинским обследованием, путевками, которые мы не всегда можем получить через соцзащиту, хотя это по закону положено. Нужно стоять в очереди. Не всегда удается вовремя получить реабилитацию или санаторно-курортное лечение.

 - У вас есть какие-то данные о том, как обстоят дела в других регионах?

 - Есть такие регионы, как Московская область или Краснодарский край, где лечебниц гораздо больше, и можно пройти лечение на месте. У них, конечно, ситуация полегче. Но если брать Россию в целом, на общем фоне мы выглядим довольно хорошо. Тем более сейчас наши общественные организации «Боевое братство» и «Российский союз ветеранов Афганистана» ежегодно выигрывают гранты на оказание  услуг по оздоровлению и реабилитации, и мы уже сами распределяем путевки. Причем если это семья, то мы можем обеспечить и супругу и несовершеннолетних детей.

 - Представители практически всех общественных организаций постоянно упоминают гранты, и вы их тоже упомянули. Выиграть грант — это одно из важных условий для обеспечения деятельности организации. Наверняка не все наши читатели знают, что такое грант, для многих это бесплатные средства, которые можно просто пойти и взять. А что на самом деле?

 - Главное, что нужно, это грамотно составить заявку, правильно ее оформить. Не у всех получается. Надо доказать, что именно наша общественная организация может исполнить его лучше, чем другие. Нужно составить смету, описать, какие мероприятия мы хотим провести, какова необходимость в них, какое количество людей будет задействовано. Это бумажная работа. Вообще грант получить не так просто. Если заявок на одно направление несколько, далеко не факт, что наша общественная организация его получит. Порой проще решить вопрос своими средствами, чем оформлять заявку.

- А что еще ждет тех, кто решил зарегистрировать общественную организацию?

 - Во-первых, нужно понимать, что эта работа бесплатная. Во-вторых, это занимает уйму личного времени. Очень тяжело бывает собрать единомышленников в команду. В Югорске у нас с этим делом все хорошо, потому что дружная команда сколочена еще с 80-х годов, все готовы работать. Сейчас во многих городах такого нет.

 - По сути, человек, который берет на себя эту нагрузку, работает как и любой другой, но только бесплатно. Сколько времени у вас занимала ваша деятельность в самые пиковые времена?

 - В самые пиковые — целый день. Это когда я работал официально в общественной организации. Официально я числился председателем «Союза ветеранов Афганистана», а получал зарплату на своем предприятии, где выполнял обязанности директора

 - Вопрос, конечно, больше риторический, но тем не менее: зачем вам это надо?

 - Наверное, некоторые люди просто не могут жить по-другому, привыкли жить так. Сначала нас собрал Ваня Цуприков, первый председатель «Союза ветеранов Афганистана» в Югорске, он был единственным на тот момент офицером-афганцем. Потом приехал А.П. Игумнов, который активно включился в работу и возглавил Советскую районную организацию ветеранов.

 - Когда это было?

 - В 1987-ом году, когда мы собрались вместе. Тогда еще не было названия «Союз ветеранов Афганистана», а был патриотический клуб. Но уже в то время много проблем решали. Тогда у нас председателем поссовета была В.Я. Лопатина, царствие небесное, она очень много помогала. Как раз тогда началась полная неразбериха с перестройкой, доходило до того, что мы искали незадействованное жилье. Люди уезжали из поселка, жилье не сдавали, а просто бросали. Мы находили такие квартиры, приходили к ней, и она отдавала их следующему по очереди.

 - В те времена общественная работа была очень распространена, а такие как вы, набрав инерцию, движетесь в этом направлении до сих пор.

 - Кто-то этим должен заниматься в любом случае. У кого есть интерес, возможность, энергия, жизненные силы на это, тот и тянет.

 - А если поставить ваш тезис «кто-то должен этим заниматься» под сомнение? А вообще, должны ли вы это делать? Может, этим должно заниматься государство, и при качественной работе государственных структур вам не надо было бы этого делать? Ну, встречались бы, на гитаре играли, и все.

 - Я с вами полностью согласен в том, что государство должно обеспечить своих ветеранов полностью всем. К сожалению, практика показывает, что у нас законы принимаются не всегда в пользу ветеранов. Те льготы, которые были при Советском Союзе, и те, которыми ветераны пользуются сейчас, отличаются очень сильно, и изменения эти не в лучшую сторону.

 - Самые характерные примеры?

 - Было 50 % оплаты коммунальных услуг, сейчас оставили 50 % только за общую площадь. Был полностью бесплатный проезд раз в два года к месту лечения и обратно, сейчас он остался для тех, кто не отказался от льгот, но воспользоваться им уже гораздо тяжелее. Раньше можно было, получив в военкомате талон, оплатить 50 % за год, либо раз в два года туда и обратно съездить бесплатно. Получение жилья было гарантировано всем отслужившим в Афганистане. Если человек получал однокомнатную квартиру, а потом женился, у него рождались дети, и появлялось право на трехкомнатную, значит, ему давали трехкомнатную.

 - А с вами точно не будут спорить те, кто жил в то время? Точно все получали то, о чем вы говорите?

 - Ну, разумеется, была очередь. До кого она дошла, тот получил. Но сам факт в том, что номинально это предполагалось. Сегодня льготой пользуются только те, кто успел встать на очередь до 2005 года. Сейчас мы на федеральном уровне добиваемся того, чтобы право это все-таки предоставили всем, и чтобы ветерану давали не 18 метров, а хотя бы 36. Пока нам отвечают очень просто: денег на это у государства нет. Еще одна льгота была — 50 % подоходного налога, сейчас — скидка 500 рублей. Разница большая.

- Если взглянуть на этот период, что у вас вызывает наибольшее удовлетворение? Чего вам удалось добиться?

 - Когда мы занимались военно-спортивными лагерями, через нас прошло очень много подростков, и ни один парень из тех, кто у нас занимался, не погиб в горячей точке. Это основное достижение — прошедшие подготовку сумели выжить в условиях войны, вернулись живыми и здоровыми.

- Как ваши близкие относились к вашему занятию на протяжении всего этого времени?

 - Моя супруга — очень активный человек, поэтому проблем с непониманием я не испытывал. Многие ветераны, которые занимались этой работой, пострадали, даже семьи потеряли. У меня, слава Богу, все хорошо. Самое главное, есть семья: любимая жена, с которой вместе уже почти 30 лет, дочь, сын, внук, есть команда ветеранов, которая активно работает в Югорске. Я не один, мы все делаем вместе.

- Кроме своей основной работы и общественной на что еще остается время? Есть какое-то хобби? Еще времени на что-то хватает: книги читать, на рыбалку ездить?

 - Я пишу стихи, песни, пою, выступаю, играю в волейбол, рыбачу. Являюсь постоянным членом жюри «Димитровской субботы» в Югорске, членом жюри окружного фестиваля «Эхо войны». Сам лауреат и дипломант многих фестивалей патриотической  песни, в том числе и международного «Время выбрало нас».

 - Это точно хобби, а не еще одна общественная нагрузка?

 - Да нет, это именно хобби. Я пою песни в основном о службе, об Афганистане, но это мое желание, меня это никто не заставляет делать: ни нужда, ни долг перед обществом.

- Ну, тогда желаем вам дальнейших успехов как на ниве общественной работы, так и сфере творчества. Спасибо за уделенное нам время. Всегда рады вас видеть.

 

В. Турин

ИА "2 ГОРОДА"

1670

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

13 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.