Тема дня

22.08.2019 - 09:01

ГРАЖДАНСКАЯ ТРИБУНА. Николай Воронов: «Чтобы карась не дремал, должна быть щука»

Палаты, думы, советы, комиссии… чем все они там заняты? Подобные вопросы приходится слышать нередко. Для тех, кто не просто задает такие вопросы, но и хочет услышать на них ответы, мы продолжим публиковать интервью с представителями этих структур и органов. Сегодня наша беседа с членом Общественной палаты Югры и руководителем Молодежного центра «Гелиос» Николаем Ивановичем Вороновым.

 - Николай Иванович, учитывая, что вы только что приехали из Ханты-Мансийска, где были по делам Общественной палаты, расскажите, что было интересного?

 - Общественная палата стала инициатором форума гражданских инициатив, на который приехала член Совета при Президенте РФ Н.Л. Евдокимова. Она была  модератором форума, изучала наш опыт и делилась своим. Сегодня акцент сместился в сторону исполнительной власти. Было сделано наставление думе в лице заместителя председателя думы Н.Л. Западновой, что надо брать инициативу, надо проводить законы местные и региональные, чтобы больше полномочий было у законодательной ветви власти. Первый день был посвящен НКО, второй — институту общественного контроля, обсуждали то, как это делать. У нас в округе Общественная палата выступила с инициативой ввести общественного инспектора, узаконить этот статус. Вообще, когда я был избран в 2013 году в Общественную палату, честно говоря, не знал, с чего начать, и в чем заключается эта деятельность. В моем понимании она дублировала функции депутатов думы, а оказалось, нет. Во-первых, это прямая связь между народом и властью.

 - Но ведь это то же самое, что и у депутатов.

 - Депутаты больше занимаются законотворчеством и в меньшей степени всеми остальными вопросами, а Общественная плата имеет несколько комиссий. Когда меня переизбрали в следующий созыв, были созданы еще комиссии, например, по семейной политике. Еще одна функция палаты — это институт общественного контроля, то есть Общественная палата выступает прямым модератором между властью и народом в плане инициатив и контроля. Когда я туда пришел, там работали такие зубры, как В.А. Каданцев, почетный член палаты. Надо отдать должное, он до сих пор включается в работу, приезжает, когда обсуждаются очень важные вопросы. Вообще члены Общественной палаты работают на общественных началах. Никаких зарплат, все за свой счет. В свое личное время люди ездят, работают вечерами, потому что основная работа тоже есть.

 - Расходы хоть как-то компенсируют? Транспорт предоставляется?

 - Если представляешь документы на гостиницу и транспорт, то компенсируют. Но все равно это накладно. Люди и в зарплате теряют, когда ездят, еще и другие расходы есть — на питание, например. Когда человек идет в палату, он должен понимать и принимать эти вещи. Есть люди, которые там, по-моему, живут. Общественник из Советского С.В. Таньшин, например. На форуме Н.Л. Евдокимова сказала, что ей интересен его опыт и пригласила поехать с ней в Сургут. И он поехал.

 - Таньшин — человек широко известный. Он, мягко говоря, человек, одержимый общественной работой, получает в этом свою реализацию. Но это редкий случай.

 - В Общественную палату в основном собраны именно такие люди, как Сергей. 23 августа я поеду в Сургут, и одним из вопросов будет выборы в новый состав палаты. Будет новая схема выбора. Раньше из 44 человек 22 выбирала губернатор и 22 — общественность.

  - Каким способом выбирает общественность?

 - Собираются общественные организации города, которые предлагают своих кандидатов, потом голосуют и объявляют, кого выбрали. Дальше губернатору отправляется список, и она весь список из 44 человек утверждает. Сейчас система стала более демократичной: 15 человек выберет губернатор, еще 15 — окружная дума, потом эти 30 человек выбирают кандидатов на оставшиеся места. То есть случайных людей там не будет. Те люди, которые не приезжают на заседания 2-3 раза без уважительных причин, потом просто исключаются.

 - Из кого будут выбирать эти 30?

 - Из активных людей, тех, кто в округе известен, кто работает. В основном, такие люди на виду. Есть такие, которые сами предлагают свою кандидатуру. У нас есть эксперт в Общественной палате А.В. Тарасенко, он в системе ЖКХ такую работу проводит и по тарифам, и по строительству, и по ветхому жилью, и по аварийному. Много таких людей, еще, например, О.М. Шиян.

 - Я поспорил бы, что палата в основном и состоит из таких людей. Мне так кажется, что есть достаточное количество невыразительных членов палаты. Не будем далеко ходить, в Советском  три человека, а заметен только один Таньшин.

 - Соглашусь с вами. Но про Советский мне очень сложно говорить.

 -Ну, давайте про Югорск. От вашего города долгое время в палате было два человека. О вас было известно, а о втором вообще ничего не слышно.

 - Ну да, бывает, что людей выбирают, а им это не нужно. Ее выбрал народ, она один срок отработала. А есть те, кто хотел бы там работать, но им не хватает времени.

 - Мне кажется, в этой системе некоторый порок и заложен. Если брать обычного работягу, ему сложно время выбрать, он не так собой располагает, как руководитель. А еще и средства нужно найти на такую деятельность. Вот и идут в такие органы в основном руководители. А людям больше хочется видеть представителей из народа.

 - Вы правы. Должен быть общественник, который ближе к народу. Но не все же руководители равнодушные, есть люди, которые действительно всю свою жизнь живут, радея за общественное дело. Тому есть масса примеров. У нас — Л.А. Чистова, она сильно больна, но до сих пор работает, много лет возглавляла саму Общественную палату. В палате есть люди и в возрасте, и молодые. Есть очень активные. Да, попадают случайные люди, которые сначала думают, что это какой-то престиж, но это, прежде всего, обязанность. Например, мне звонят из аппарата Общественной палаты, говорят, что пришло письмо из Югорска с жалобой. Я знаю, что это не решаемая проблема с 1996 года, там цена вопроса от 8 до 12 млн. И они хотят, чтобы я ее решил. Знаете, как меня отчитали? Говорят, реагируйте на письмо, шевелитесь. Я делаю, что могу. Проблема в том, что у человека уровень квартиры ниже дороги, и вся вода по весне стекает к нему в огород. Пока асфальт не был закатан, вода уходила в дренаж, как только асфальт положили, воде стало некуда деваться. Я пошел к главе, еще тогда Раису Закиевичу, и он сказал, что не будет выделять такие средства из-за одного дома, так как это нелогично и неправильно. Но он предложил другой вариант — дать квартиры в новых домах. В итоге одни хозяин из этого дома согласился, а другой остался. Есть очень сложные вопросы, а есть такие, которые решать легко. Вот на данный момент у меня есть письмо, пишет инвалид. Они с отцом проживают в трехквартирном доме, два хозяина приватизировали свои квартиры, а они не могут.  Дом старый, непригодный, все удобства на улице. Соседи отремонтировали свои квартиры и теперь не хотят признавать дом аварийным.  Существует способ заказать экспертизу и доказать, что дом не аварийный. Как быть в этом случае? Естественно, я пойду к главе.

В июне мы собирались в Общественной палате как раз по этому вопросу. Мы хотели, чтобы из документации убрали фразу «жилье, непригодное для проживания». Есть ветхое жилье, есть аварийное, и промежуточного не нужно. Но власти объяснили, что если они уберут эту фразу, то вообще никак не смогут помочь подобным домам. Им по статусу деньги выделять нельзя. Но если жилье непригодное для проживания, то там хотя бы можно сделать ремонт. Власти просили не выходить с этой законодательной инициативой на федеральный уровень. Они нас убедили, и фразу эту оставили. Я хочу попросить, чтобы в доме, о котором написал письмо инвалид, сделали удобства. Я думаю, что руководство города пойдет на эти расходы.

Приходил ко мне заслуженный человек. Он 10 лет отработал на химическом вредном производстве, на оборонке, 40 лет на Севере. Ему можно было до 2005 года получить статус ветерана труда за выслугу лет, а вместе с тем определенные льготы, но он проморгал срок. Такие люди обычно бессребреники. А теперь, чтобы получить этот статус, нужны награды. У него есть награда, он был признан победителем соцтруда, но документы были утеряны при переездах. Я пытался решать его вопрос через Департамент социальной защиты населения, писал губернатору. Мне посоветовали подать в суд и выиграть дело. Я использовал свой ресурс. Наш юрист подготовил документы в суд, этот человек выиграл, и ему присвоили звание ветерана труда. Приходил с благодарностью.

 - На региональном уровне, как мы с вами выяснили, людям довольно сложно отвлекаться, уезжать надолго. А как обстоит дело на городском уровне с общественной работой, работой НКО, вообще с формированием гражданского общества, активности граждан?

 - В этом плане мы на достаточно хорошем уровне. Я приведу пример. Был первый опыт общественного контроля на президентских выборах. Тогда были наблюдатели от всех. Этим руководила Общественная палата, мы тогда подобрали порядка 70 человек: по два человека — от Общественной палаты РФ, по два — в каждый участок от Общественной палаты Югры и плюс еще мониторинговая группа. Там были люди, не лояльно относящиеся к власти. Меня спрашивали, зачем я их беру, а я наоборот настаивал: пусть они будут, пусть видят.

 - Кто вам говорил, что брать не надо?

 - Коллеги говорили. Они знали, что могли возникнуть проблемы. Я скажу, что по всему округу опыт был огромный, и на уровне РФ хороший. Вообще замечаний практически не было. Людям понравилось, они готовы еще работать в таком режиме.

 - А какие еще проявления гражданской инициативы есть, кроме как наблюдатели на выборах?

 - Во-первых, у нас много НКО уже создано. В основном, они семейные, молодежные. Есть организация кинологов — очень классное новое движение. Есть общество за здоровый образ жизни. Сейчас создается общество за трезвость. Кстати, я вам не рассказал о еще одном огромном пласте работы Общественной палаты. Теперь каждый законопроект проходит обсуждение в Общероссийской и региональных палатах. А законов — вал, как окружных, так и федеральных. Сейчас ни один нормативно-правовой акт без согласования Общественной палаты не проходит, нужно экспертное заключение. Я могу привести пример — Федеральный закон о государственном социальном заказе на оказание государственных муниципальных услуг в социальной сфере. Он огромный, надо его изучить, написать свое заключение. Есть инициативы нужные, есть несвоевременные. Например, недавно была инициатива создать статус «герой-отец» по примеру «мать-героиня». Я, честно говоря, не вижу в этом необходимости. Или было предложение, вполне серьезное — запретить везде алкоголь. Я морально за это предложение, но это неисполнимо.

-  Вы имеете в виду вынести продажу алкоголя за территории населенных пунктов?

 - Нет, инициаторы выступали за то, чтобы полностью запретить алкогольную продукцию. Это нереально, начнут процветать самогоноварение, наркомания.

 - А в таких ситуациях у вас не возникают сомнения в степени вменяемости таких инициаторов? Просто в любой ситуации есть крайности. С одной стороны — законченные алкоголики, с другой стороны — борцы с алкоголем до такой степени, что порой кажется, их тоже лечить надо.

 - Да. В 2014 году был принят закон о социальной защите населения, новый в нашем округе. Он был очень жесткий. Мы на пленарке хором сказали, что это слишком. Суть в том, что в наше время большое количество приезжих из других республик, и они все хитро поступают: приехав, получают все виды социальной поддержки, везут своих родственников, прописывают их, получают все выплаты. Тем законом был введен 10-летний ценз на ограничение права приезжих в округ на получение социальных выплат. Этот закон позволил сэкономить округу 1 миллиард рублей. Когда эту сумму назвали, стало понятно, что это ощутимые деньги, ведь они пойдут в муниципалитеты. Но в этом законе мы уточнили много пунктов, даже до криков доходило, когда их отстаивали. И надо отдать должное, власть во главе с губернатором слышит Общественную палату.

 - Возвращаемся к ситуации в городе. Как вы сказали, в Югорске много активно действующих НКО. НКО — это люди, объединенные в небольшие группы по интересам. Их может быть и не видно и не слышно, если человек не вовлечен в их занятия. Но есть же различные советы: координационные, общественные, профильные. Почему в общественном поле они не так сильно заметны? Особенно сейчас, когда веяние времени в том, что общественные дискуссии, в основном, происходят в интернете. А ведь там единицы их представителей.

 - За этим будущее. Все будет в соцсетях. Я вам скажу, как вижу проблемы. Захожу в чат и смотрю, что люди пишут. Там мусор не убрали, тут еще что-то не сделали. Я иду к главе на доклад и за помощью, если сам не могу что-то решить. На сегодняшний день социальные сети — очень быстрый контакт, быстрая обратная связь. Иногда даже бывает, что ты только прочел, а кто-то уже отреагировал. Сейчас напрямую губернатору приходят многие наши проблемы, она тут же звонит главе.

По поводу советов вы задали хороший вопрос. Сегодня это неотъемлемая часть любого государственного органа власти, у любого департамента обязательно должны быть общественные советы. Более того, в сферах образования, медицины, здравоохранения, ЖКХ, культуры оценивают еще и качество их работы. Есть разработанные критерии, нанимаются аудиторы.

 - Насколько они действенные?

 - Действенные. На форуме в Ханты-Мансийске докладывали из Нефтеюганска, что были выполнены определенные работы. Общественный совет оценил работу государственной структуры неудовлетворительно. Это говорит о том, что деньги были выплачены зря, надо вернуть их. Все это было реально продемонстрировано.

 - А вот вам другой конкретный случай. В Советском есть координационный совет по развитию малого и среднего предпринимательства. Власть нередко просто игнорировала данный совет. Тогда было предложено, чтобы этот совет мог давать оценку деятельности главе района в части работы по развитию предпринимательства.

 - Да-да, я в курсе. Я был на круглом столе, когда приезжала комиссия Общественной палаты специально по этому поводу. Тогда Набатову высказали это в лицо. И после этой истории власти начали как-то контактировать. Я тогда еще подумал, что же им мешало с самого начала работать.

 - В том-то и дело, что сейчас опять все стало глохнуть. Потому и возникло предложение оценивать работу главы. Но власть ссылается на массу законов, по которым совет не может давать ей оценку. И где тогда этот общественный контроль, где эта возможность хотя бы свое рекомендательное мнение выразить? Каким образом это сдвинуть?

 - Мне сложно об этом судить. В нашем случае власть слушает общественность. Вспомните вопрос о вырубке леса, когда А.А. Пантин поднял общественность на Зеленой зоне. Мы решили вопрос, хотя де-юре тут вообще не придерешься. Тот предприниматель, которому участок дали под фермерство, тоже мог в суд подать и выиграть. Но все договорились и нашли консенсус.

 - Вы упомянули Пантина. Как вы оцениваете его деятельность? Он, хочешь не хочешь, наиболее яркая звезда, а для кого и пятно на небосклоне местной общественной жизни.

 - Он занял свободную нишу. Чего греха таить, я человек все равно подчиненный, работаю в структуре администрации. Он же человек независимый со всех сторон, который может говорить все. Я считаю, что такой человек должен быть. Как у Салтыкова-Щедрина — чтобы карась не дремал, должна быть щука.

 - То есть вы признаете, что в силу того, что находитесь в системе, вы имеете ограниченные возможности?

 - Если честно, то да. Но, слава богу, я из тех людей, которые находят конструктивный диалог с властью. Считаю, что с властью нужно уметь разговаривать и договариваться, и она на это идет. По крайней мере, наша власть. Раис Закиевич всегда слушал народ, к нему запросто мог прийти человек на прием. Андрей Викторович тоже слушает народ, и я считаю его достойным преемником. Он иногда даже кардинальные решения принимает. Взять даже вопрос с вывозом ТКО — у нас был хорошо налаженный кольцевой вывоз. Большинство это устраивает, но другая часть захотела, чтобы были контейнерные площадки. И глава пошел на это. А ведь это огромные затраты.

 - А насколько выявили общественное мнение, прежде чем это сделать?

 - С этим мы воевали ой-ой-ой сколько. Закон с ТКО, честно сказать, не продуман.

  - Вообще Р.З. Салахов был противником контейнеров в городе. Если периодически этот вопрос возникал, он рубил его на корню. И вот сейчас они появляются. Для того чтобы вводить какое-то нововведение, надо одобрение большинства. Насколько город един во мнении, что эти контейнеры нужны?

 - Теперь это требование федерального закона, который говорит о раздельном сборе мусора. Должен вестись раздельный сбор пластика, стекла, бумаги. При кольцевой вывозке он просто нереален. Его можно выполнить при условии наличия контейнерной площадки.

- То есть это императивная норма закона — контейнеры должны быть.

 - Да, и других вариантов нет. Вы посмотрите на опыт Швеции. Там 50 лет назад была закрыта последняя свалка. У них перерабатывающие заводы, контейнеры для сбора. Человек покупает в магазине пластиковый пакет стоимостью 1,5 евро, и мусор, если это органические отходы, можно вынести только в этом пакете. Если вынес в другом — огромные штрафы. Таким образом решен вопрос со всякими нормативами. И это можно элементарно сделать у нас. Можно установить видеокамеры, это сейчас не такое затратное дело. Сегодня провайдеры связи дают работать камерам через интернет, можно через единый пульт вывести все это в единую диспетчерскую службу. Кстати, так, наверное, и будет. По наполняемости контейнера будет приходить машина.

 - Тем более сейчас нарушителей уже идентифицируют через камеры.

 - Да. Сейчас и в школах пытаются внедрять эту систему. Чужой пришел — загорается красная лампочка. Нам демонстрировали этот продукт. За этой системой будущее. Это очень затратно, но еще затратнее ставить рамки. А у нас руководство молодое, современное, оно с интересом рассматривает такие предложения. «Безопасный город», например.

 - Мы поговорили о региональном уровне, городском, давайте опустимся до уровня обывателя. У гражданского общества, активных граждан на уровне элементарных сходов, общественных слушаний, да на тех же выборах активность оставляет желать лучшего. Почему так?

 - Потому что люди разочарованы. Очень много негатива вызвал федеральный закон по поднятию пенсионного возраста, рост тарифов, рост цен. Пока не видно сдвигов в экономике, хотя и говорят, что у нас там идет рост. Но есть много показателей, оценивающих эту ситуацию — например, отток населения. У нас только 20 % молодежи сюда возвращается. Была бы работа, они бы возвращались активнее.

 - Получается парадоксальная ситуация. Общественные советы  различного уровня, различной направленности, те же НКО активно работают, развиваются, все здорово: заседания, собрания, встречи. А само общество в силу обстоятельств, которые вы назвали, отодвигается в сторону?

 - Посмотрите, что сделало государство. Это очевидно, что оно снимает с себя всю социальную ответственность и начинает перекладывать ее на плечи самих граждан. Почему эти НКО стали создаваться? Чтобы не держать муниципальные государственные учреждения со штатом, а это немалое количество миллионов на содержание в год. А так общественной организации можно грант в год дать, и это государству обойдется в разы дешевле.

  - Вы упомянули непопулярные законы, в частности по пенсионному возрасту. Как вам приходится быть в такой ситуации, когда вы находитесь между двух огней? С одной стороны — непопулярный закон государства, с другой стороны — неприятие этого со стороны общества.  Ваша функция — создавать мост. А если эти берега разъезжаются в разные стороны? Что вы делаете, на чью сторону встаете?

 - Я всегда встаю на сторону людей. В такие моменты надо находить конструктивный, общий язык.  Если мы не будем говорить с властью, произойдет как в Советском, когда мы говорили о непонимании бизнесменов. Набатов удивляется, почему раньше ему не говорили об этом. Получается, его помощники не сработали, не донесли до него информацию. Не думаю, что он сам лично был против того, чтобы работать с бизнесом, ведь основную работу обычно выполняет среднее звено — подчиненные власти.

 - Но ведь плохое или хорошее среднее звено — это также вина или заслуга руководителя. Руководитель не имеет возможности сказать, что это они во всем виноваты. Выигрывает команда, проигрывает тренер.

 - Да, я не могу сказать, что мои подчиненные плохие, а я хороший. На то ты глава района, чтобы руководить своими подчиненными и нести полную ответственность за все действия.

- Николай Иванович, как вы считаете, насколько принципиален принцип лояльности к власти при формировании членов палаты? Оппозиционер может там оказаться?

 - Я думаю, губернатор будет в первую очередь выбирать людей, которые не будут ему шпильки вставлять. Но нельзя предсказать, кого выберет общественность города. Конечно, будет выбирать тех, кто, по их мнению, будет работать. Я не скажу, как сработает новая система, это будет впервые. Не факт, что меня вообще переизберут.

- Назовите три самых главных вопроса общественной жизни города. Как формировать гражданское общество, чтобы этот процесс происходил более активно? Три момента, три проблемы, на которые нужно обратить внимание.

 - Первая проблема — мы не очень гибкие в соцсетях. Надо обязательно зайти в соцсети, запускать программы, идеи, собирать мнение жителей. Дальше — повысить активность общественных советов. Чтобы они были не на бумаге, и не так, что просто человек пришел, отсидел и ушел, чтобы каждый человек приходил с реальными предложениями. Имеются в виду все советы, потому что при каждом органе власти он свой. Ну и третье — необходимо власти чаще рассказывать о своей работе.

 - К последнему я бы добавил: понятным языком и через работающие коммуникации.

 - Да, потому что люди многого не знают. Я могу привести пример. Когда руководителем Югорска-2 был А.А. Губин, собрания делались нечасто — раза два в год. Иду я однажды с собрания и слышу удивление народа тому, как, оказывается, много всего сделано. Люди не понимают, как работает власть.

- Как СМИ мы порой сталкиваемся с тем, что даже депутаты бегают от нас, боятся не тех вопросов и мнения читателей о том, что они скажут. Иной раз брутальные с виду мужики трусливо прячутся от своих же избирателей.

 - На мой взгляд, не нужно бояться критических высказываний в свой адрес. Когда все приглажено, не будет видно недостатков, а это ведет к застоям. Я потому и думаю, что такие люди, как Пантин нужны, потому что он говорит о каких-то наболевших вещах от народа. Пусть он перегибает иногда, жестким языком говорит, но, тем не менее, кто еще это будет доносить? Я же, в отличие от него, имею какой-то определенный авторитет, и не буду говорить о чем-то просто так и нагонять страсти. Я умею конструктивно мыслить, масштабно, по-государственному. Но есть люди, слушающие только свиту, которая говорит, что все хорошо. Думаю, и в правительстве такие есть. Они оказывают медвежью услугу, делают хуже, чем Пантин.

 - На этом можно и завершить наш разговор. Спасибо, Николай Иванович, за выделенное время. Всегда рады вас видеть!

В.Турин

ИА "2 ГОРОДА"

Материал социально значимого проекта осуществлен на средства гранта Департамента общественных и внешних связей ХМАО-Югры.

9
2138

Комментарии

Аватар пользователя Т.Т.
Т.Т.
185.220.100.254

Спасибо, Н.И. за искренность, первый раз человек у денег озвучил правду.

Аватар пользователя Виталий гость
Виталий гость
77.111.247.71
Молодец журналист и Н. И. Воронов, очень понравилось.
Аватар пользователя Виталий гость
Виталий гость
77.111.247.32
Побольше бы в России таких Николай Ивановичей, глядишь, и зажили бы намного лучше.
Аватар пользователя Сосед
Сосед
83.169.216.150
Если императивная норма закона, что контейнеры должны быть. "Достойный" приемник ОБЯЗАН исполнить закон, а это не кардинальное решение. Получается, что для фикции спрашивали мнение народа... Глава должен быть Личностью , а сейчас правит старая гвардия. Как результат - в городе становится хуже ...
Аватар пользователя Кубано
Кубано
176.196.12.235

Спасибо за честность! Очень жаль. что в Югорске не помнят своих героев мальчишек, ( только родственники и друзья) отдавших самое дорогое, свою жизнь в борьбе против террора на Кавказе, героев летчиков, погибших во время службы. Хоть одна улица названа в их честь? Есть ли мемориальные доски и уголки Памяти в школах. где они учились? Проводятся ли спортивные турниры памяти в их честь?  Был ли хоть один случай, когда Глава или его замы и другие высокопоставленные чиновники посетили инвалидов боевых действий на Кавказе дома, изучили их бытовые условия, сделали выводы и приняли меры?  Если можно, то ответьте прямо здесь и приведите примеры.

 

 

 

 

 

 

Аватар пользователя Космос
Космос
23.129.64.188

Суть в том, что лучше жить  мы не будем.

Аватар пользователя Кубано
Кубано
176.196.12.235

Возьмите опыт наших соседей, Советский район. (бюджет которого в 2 раза меньше)  Там Администрация в лице замов, поздравляет родителей погибших воинов с ДР, с днём Матери. с 8 марта и 23 февраля. Находит деньги на цветы и подарки.  Приведите такие примеры в Югорске в 2019 году или позже.                       Названы улицы в честь ребят погибших и работа эта продолжается.   А в Югорске застой?

Аватар пользователя Правда
Правда
176.126.15.88
Молодец журналист, отличные вопросы. Почему сми Югорска такие вопросы этим князькам не зададут? Почему не пишут правду про это Гелиос? Там же бардак. Зато Воронов угодный. И это его главное качество. Актер. Хотя за глаза местную власть поносит на чем свет стоит.
Аватар пользователя Светлана С.
213.151.5.212

"Посмотрите, что сделало государство. Это очевидно, что оно снимает с себя всю социальную ответственность и начинает перекладывать ее на плечи самих граждан",  сильно, правдиво, прямолинейно, актуально. Пора понять, что времена "государство даст" ушли безвозратно.

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки