Тема дня

30.04.2010 - 06:00

ГРОМКОЕ ДЕЛО ТИХОГО ГОРОДА

20 и 21 апреля в Югорске прошло два судебных заседания по рассмотрению громкого уголовного дела в отношении Павла Волги, начальника Управления технологического транспорта и спецтехники предприятия «Газпром трансгаз Югорск» и депутата Думы г. Югорска, сбившего насмерть 17-летнюю девушку Беспалову Дарью.

Следствие по делу продолжалось почти год, за это время были опрошены свидетели, проведена судебно-медицинская экспертиза и ряд следственных экспериментов. В основе обвинения должно было находиться заключение автотехнической экспертизы, но вместо того, чтобы внести ясность, оно оказалось противоречивым и туманным. Тогда материалы были направлены на дополнительные экспертизы (одна из которых проводилась в Москве), но и они не смогли дать ответ на главный вопрос следствия: на какой стороне проезжей части находилась потерпевшая в момент наезда на нее транспортного средства — перебегала ли она дорогу перед машиной (как утверждал подозреваемый) или шла по краю встречной полосы (как говорили основные свидетели)?

Между тем следственные органы продолжали тянуть время, не решаясь направить дело в суд, несмотря на то, что в их распоряжении было заключение судебного медицинского эксперта, согласно которому наезд на погибшую был совершен «сзади наперед». Тут еще выяснилось, что возбужденное по этому факту уголовное дело из милиции в следственные органы прокуратуры передано не было, его расследование заволокичено, а ряд значимых обстоятельств происшествия, в том числе и объективные данные о нахождении водителя в состоянии алкогольного опьянения, не проверены. Это и вынудило отца погибшей В. Беспалова обратиться в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Данное обращение было взято на особый контроль, и в ходе проверки, проведенной по указанию заместителя генпрокурора РФ Юрия Золотова, изложенные в нем доводы подтвердились. В результате милицейский следователь Новиков, который вел это дело, был уволен из органов внутренних дел, а Югорскому межрайонному прокурору Мавлютову и его заместителям было объявлено о дисциплинарном взыскании.

После этого дело сдвинулось с мертвой точки и спустя 10 месяцев дошло до суда, в возможность которого многие в Югорске, в том числе и потерпевшие, уже начали сомневаться. Первый судебный процесс по делу должен был состояться 02 апреля 2010 года, однако в момент подготовки заседания выяснилось, что один из свидетелей обвинения является родственником судьи, после чего судья был вынужден взять самоотвод.

Рассмотрение уголовного дела под председательством другого судьи С. Криницына состоялось только 20 апреля 2010 года. Сторону обвинения представляли два гособвинителя — Югорский межрайонной прокурор и его заместитель. Интересы родителей погибшей девушки защищали два юриста. Подсудимый П. Волга также воспользовался услугами сразу двух адвокатов.

В протокольной части заседания государственный обвинитель предъявил подсудимому обвинение по 4-ой части 264-ой статьи УК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека»). По версии обвинения подсудимый в ночь с 6 на 7 июня 2009 года был пьян, двигаясь по улице Железнодорожной на большом внедорожнике «Toyota Tundra» с превышением скоростного режима. Он не справился с управлением, пересек встречную полосу движения и на скорости не менее 63 км в час сбил 17-летнюю Дарью Беспалову, шедшую вместе с сестрой и подругой в попутном направлении по краю проезжей части. В результате множественных телесных повреждений потерпевшая скончалась еще до того, как виновник ДТП доставил ее в городскую больницу.

В ходе последовавшего за этим допроса Павел Волга признал свою вину в дорожно-транспортном происшествии, но отказался признать факт нарушения правил дорожного движения, несмотря на то, что трагедия произошла в зоне действия ограничительного дорожного знака «40». По его словам, он двигался со скоростью около 60-70 километров в час, знак ограничения скорости до 40 километров не видел. Двигаясь перед мостом, он, якобы, отвлек свое внимание на двух девушек на противоположенной стороне дороги и не успел среагировать еще на одного пешехода, начавшего перебегать дорогу перед его автомобилем. После наезда экстренное торможение Волга применять не стал, побоявшись сбросить девушку под колеса, поэтому он протащил ее на капоте, медленно затормозил, после чего вышел из машины, поднял тело девушки, отнес его в машину и доставил пострадавшую в больницу.

Далее приступили к допросу свидетелей обвинения, первым из них стала М. Аксенова, врач-реаниматолог, которая провела первичный осмотр пострадавшей и констатировала ее смерть. По словам врача, П. Волга, доставивший девушку, был весь в крови, но сообщил, что сам не пострадал. Он был в состоянии шока, вел себя неадекватно, но запаха алкоголя она от него не почувствовала, поскольку Волга находился на расстоянии. Узнав, что девушке уже нельзя ничем помочь, он быстро ушел. Она попросила санитара разыскать его, но безуспешно. Павла Волгу доставили в больницу сотрудники ГИБДД около пяти утра. На вопрос суда, где он находился все это время до пяти часов утра после ДТП, подсудимый не смог дать внятного ответа, сообщив только, что бесцельно колесил по городу, пока не сломался автомобиль, потом он «зачем-то решил пешком отправиться на место ДТП». Позднее в ходе допроса сотрудники ГИБДД пояснили, что не разыскивали подсудимого, потому что знали, чья машина совершила наезд.

В пятом часу утра доктор Аксенова провела тест на содержание алкоголя в крови подсудимого при помощи алкотестера и взятия анализа крови. Тест показал 0,75 промилле, а кровь врач поместила в холодильник. Позднее в понедельник, когда открылась лаборатория, анализ взятой крови показал почему-то лишь 0,14 промилле. Впрочем, защита тут же выдвинула свою, не нашедшую подтверждения, версию, согласно которой незначительное содержание алкоголя в крови подсудимого может быть следствием употребления им спиртосодержащих успокаивающих средств.

В ходе второго дня судебного процесса подсудимый и его защита пытались представить следствию объективные, с их точки зрения, причины ДТП. Первая причина — погодные условия, в момент трагедии начиналась гроза, и сумерки сгустились, вторая — сужение проезжей части под виадуком, что с учетом габаритов автомобиля подсудимого, якобы, делает в этом месте невозможным проезд без выезда на встречную полосу.

На это государственное обвинение представило свои контраргументы, а именно, результаты следственного эксперимента, проводившиеся с использованием аналогичного автомобиля марки «Toyota Tundra» и с привлечением статиста такой же комплекции и в такой же одежде, что и погибшая. Гособвинитель подчеркнул, что эксперимент проводился в заведомо худших условиях, чем были в момент ДТП, однако, несмотря на это, было установлено, что пешеход, находящийся в любой точке проезжей части под виадуком различим как минимум за 40 метров.

Не нашли подтверждения и слова подсудимого о том, что на исход происшествия повлияли габариты его автомобиля. Проведенная техническая экспертиза установила, что ширина полос движения на данном отрезке составляет около 2,9 метров, а ширина автомобиля — 2,03 метра. Также в ходе следствия был проведен специальный следственный эксперимент, доказавший, что на дороге легко разъезжаются две «ГАЗели» примерно таких же габаритов как «Toyota Tundra».

В конце дня были заслушаны основные свидетели обвинения — сестра и подруга Даши Беспаловой, которые опровергли версию, первоначально фигурировавшую в материалах дела о том, что Даша погибла в тот момент, когда перебегала дорогу. Девочки сообщили, что дознаватель ГИБДД, записавший это в протоколе с их слов, не прав, они не могли такого сказать, потому что четко помнят — в момент, когда произошел наезд, все трое перешли дорогу и успели сделать пять-шесть шагов по обочине.

Кульминацией судебного заседания должны были стать прения сторон, однако до этого дело так и не дошло, поскольку защитники обвиняемого выступили с ходатайством о привлечении в качестве свидетеля инспектора ГИБДД, отвечающего за расстановку дорожных знаков в городе. Дело в том, что ни в ходе следствия, ни в ходе судебного процесса не удалось получить однозначного ответа на вопрос: стоял ли на момент происшествия перед дорожной развязкой знак, ограничивающий скорость движения. Тут же выяснилось, что инспектор ГИБДД находится в учебном отпуске в городе Нальчике до 29 апреля, у судьи С. Криницына запланирована командировка. В результате рассмотрение дела было отложено до 17 мая 2010 года.  

В. Тихомиров

617

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки