Тема дня

25.08.2021 - 08:51

ИНТЕРВЬЮ. Наталья Шабалина. О городских метаморфозах, памятных местах и двух культурах

С недавнего времени в связи с передачей полномочий в район в администрации города Советского происходят некие метаморфозы: меняется штатное расписание, задачи и функции специалистов. Чтобы хотя бы частично пролить свет на эти процессы внутри городской власти, мы пообщались с одним из представителей команды мэра — Натальей Владимировной Шабалиной. 

— Наталья Владимировна, давайте поговорим о том, как теперь называется ваша должность, и чем вы занимаетесь в своей повседневности.

— С января этого года я работаю помощником главы города. Предыдущая моя должность — начальник отдела по культуре, спорту и работе с детьми и молодежью. Но в связи с тем, что полномочия были переданы в администрацию Советского района, такой должности в принципе быть не может. Хотя и при переданных полномочиях вопросы по этим направлениям с администрации города полностью не снимаются. На меня возложена обязанность понимать процессы, понимать, что происходит, принимать участие в разных мероприятиях.

 — Можно подробнее об этом?

 — У нас существовала муниципальная программа развития спорта, культуры, работы с детьми и молодежью, деньги были заложены в бюджете г.п. Советский. Мы передали программу вместе с финансовыми средствами в район, и мероприятия, которые нами были запланированы для города, сохранились в ней. То есть то, что мы проводили раньше, ушло вместе с нашими городскими специалистами. Но мы не хотим, чтобы город остался вообще без мероприятий.

В каждом поселении есть свои культурные, спортивные мероприятия. И в городе тоже. А после передачи полномочий в район у нас тоже должны остаться свои мероприятия: те, в которых участвуют только непосредственно учреждения города. Например, наша знаменитая городская Спартакиада. На протяжении многих лет мы с любовью проводили это мероприятие, считали его одним из удачных. Еще одно из таких — «Мама года», которое мы проводили на протяжении пяти лет. В нем участвуют только жители города. И так я могу назвать еще ряд мероприятий, прописанных в нашей программе, на которые выделены финансовые средства города. Д.А. Хохлов, который руководит районным центром культуры «Сибирь», реализует эту программу, но мы корректируем с ними всю деятельность, связанную с городом.

Что еще важно для меня: специалисты, работавшие у нас, фактически остались на тех мероприятиях — готовят, проводят, организуют совместную работу с районным центром.

 — То есть суждение людей о том, что передали полномочия и с глаз долой, из сердца вон — неверное?

 — Абсолютно неверное. Если бы я судила как обыватель, мне было бы без разницы, кто проводит мероприятие. Проводится у нас большой фестиваль национальных культур 1 мая, жители приходят, радуются, получают какие-то знания, эмоциональное настроение, и им без разницы, кто это устроил. Мы, специалисты, знаем, откуда идет денежка, и кто проводит.

 — Такое положение дел только на переходный период? Ведь по логике, в итоге, все придет к тому, что администрации города не будет как таковой?

 — Мы видим, что мир каждый день меняется. Вполне возможно, что все к этому придет. Мы — люди взрослые и понимаем, что рано или поздно произойдет, может быть, не так, как нам хочется.

 — Ну да, как знать. Может быть, все вернется обратно, или даже, напротив, район передаст полномочия поселениям, как это когда-то хотели сделать.

 — Тоже, кстати, может быть. Поэтому сказать вам честно — на переходный или непереходный период — я не могу. Лично для меня он в любом случае переходный, потому что я уже собираюсь уходить на заслуженный отдых. Но существование меня в этой должности сейчас востребовано, я выполняю функцию, которая мне понятна.

 — Мероприятия вы курируете. А к объектам, которые были переданы в район, вы имеете какое-то отношение?

— Нет.

 — То есть вы не вникаете в то, в каком они состоянии и т.д.?

 — Когда возникали какие-то сложные вопросы, например, февральская пурга, когда все замело, то, конечно, все это город решал, потому что это происходило на территории города. А если говорить, например, о капитальном ремонте, то мы уже сняли эту ношу со своих плеч.

 — Не так давно районные чиновники докладывали о состоянии дел в культуре и спорте городским депутатам, что само по себе пока выглядело непривычно...

 — Потому и отчитываются, что деньги-то переданы, а за деньги несем ответственность мы. Наши депутаты утверждали эти финансы, они и ведут контроль. То есть практически все как всегда: перед комиссией бюджетной, социальной они отчитываются так же, как это делали мы. Мы тоже со своей стороны ведем контроль.

 — Закончу мысль — когда шел отчет и рассказывали, в каком ужасном состоянии у нас объекты культуры и спорта, о том, что нет паспортов безопасности, сигнализаций, убогий инвентарь и вообще много чего. Сложилось впечатление, что там жуть какая-то творится. Вы в эту тему как-то вовлечены?

 — Я лично не вовлечена никак, но в курсе такого положения дел. Я здесь семь лет проработала, а до этого восемь лет практически на этой же должности — в районе.

 — Передача полномочий началась с февраля. Сейчас уже чувствуются какие-то позитивные подвижки в этом направлении?

 — Я не могу сказать, что есть позитивные подвижки. Далекого прорыва впереди нет, худо-бедно все идет на той же волне. Тем более случилась пандемия. Я реально понимаю, что волшебства не произойдет. Кому бы мы ни передали полномочия, финансирование только индексируется каждый год, а миллионов, которые нужны на ремонт, нет. Да и какой смысл ремонтировать ту же «Юность», вкладывать туда огромное количество денег, когда ее давно пора сносить.

 — Это можно сказать не только про «Юность», но и много про что.  Даже про «Сибирь».

 — Для «Сибири», слава богу, уже готовят место. Большой центр, дворец культуры, хотят строить рядом, на месте старой снесенной конторы леспромхоза.

 — Уже точно что-то брезжит, или как всегда?

 — Я не могу толком ничего сказать, потому что у меня нет объективного понимания данной ситуации. Когда это будет? Куда переселят ЦК «Сибирь»? Как разместят участников творческих коллективов? Вопросов множество. Допустим, о том, что происходит сейчас в парке, знают все. Парк сейчас тоже является структурным подразделением района, но мы видим, как там идет дело. А по остальным объектам я ничего сказать не могу.

 — Кстати, о парке. Вы с самого начала были вовлечены в проект его реконструкции. Расскажите поподробнее, как это было.

 — Изначально проект был городской, и наши специалисты работали над реконструкцией парка. С момента заявки, конкурса я была в курсе. Мы думали, какие аттракционы там поставить, какие мероприятия будем проводить. А мероприятий у нас там проходит куча. Проект готовил отдел по городскому хозяйству, архитектура в 2019 году. Мы с ним выходили на конкурсы. Хоть и не выиграли, но деньги на него в округе были запланированы. В прошлом году средств на парк не хватило в связи с пандемией, а в этом году процесс пошел.

 — С учетом того, что вы знаете и первоначальную версию проекта и итоговую, которая сейчас реализуется, какие фрагменты были изменены и почему?

 — На проект посмотрели специалисты другого уровня. Когда проект начинался, первоначально Д.А. Хохлова, например, никто не привлекал. А у него совсем другая точка зрения. Он как  человек, который непосредственно работает с творческими молодежными организациями, да и как руководитель учреждения решил, что ему нужна другая сцена. Посадочные места будут устроены иначе — амфитеатром. Это сделано для более удобного проведения массовых мероприятий. Нам, например, нужна крыша над сценой и над зрителями, и сейчас ведется работа в этом направлении. Вот вместо тарзанки, например, решили увеличить сцену.

— Глобальные проекты — это, конечно, хорошо, но они также оттягивают значительные средства местного бюджета на софинансирование. Это хорошо заметно по благоустройству: в одних местах красота, а остальной город в разрухе — средств нет. В культуре так же происходит?

 — Конечно. У нас единая тенденция. Софинансирование любой программы происходит одинаково.

 — Условно говоря, построили сцену — мероприятий не будет пару лет?

 — Хочется надеяться, что будут. В любом случае сцена из ниоткуда не появится, так как, конечно, нужны свои средства. Мы понимаем, что свою долю софинансирования нужно изыскать, но если мы ее не дадим, объекта не получим.

— Наталья Владимировна, раз уж мы задели тему состояния учреждений, нельзя не спросить о  «Ратиборе». Есть какие-то новые данные о его дальнейшей судьбе? Все-таки под снос?

 — Пока ничего не знаю, сейчас он стоит закрытым. Про борьбу за него, которая с самого начала велась, знают все.

 — Да уж, «Ратибор» де-факто стал центром единоборств.

 — И даже не городского масштаба.

— Относительно недавно проводилась инспекция наших памятников, и выяснилось, что многие не в лучшем состоянии.

 — Я входила в состав комиссии вместе с депутатами. Мы проехали по всем нашим памятным местам. Их памятниками трудно назвать. Например, памятник первопроходцам — трелевочный трактор — совсем запущен, там все травой заросло. То же самое со стелой 30-летию Победы. Обратили внимание на памятный знак, посвященный одиноко стоящей сосне. Его воткнули туда, но к нему ни с дороги не подъехать, ни особого вида у него нет — на фоне леса его вообще не видно.

Мы подумали на эмоциональном подъеме, и отдел городского хозяйства уже нарисовал картинку, как это могло бы быть: надо приподнять, обустроить площадку, просто положить туда несколько плит, чтобы это было знаковым местом. Но, естественно, когда мы заговорили об обустройстве площадки, дело опять уперлось в финансы, которые не прекращают петь романсы.

— Стелу, в которой замуровано письмо потомкам, недавно привели в порядок. Говорят, что несколько лет назад чуть не приняли решение о ее сносе. Чиновники даже не знали, что там письмо грядущим поколениям.

 — Да, было такое. Сносить-то мы молодцы, а в тот же дом культуры прийти спросить не можем.

 — Кстати, когда будут вынимать это послание?

 — На следующий год. Этот вопрос мы уже обсуждали с Александром Терентьевичем и пришли к выводу, что пора. Сейчас мы занимаемся поиском людей, которые участвовали в закладке этого письма. Я знаю одного такого человека, это моя подруга Ольга Сдобникова, но ей тогда было лет 14. Хочется найти человека, который принимал непосредственное участие в закладывании капсулы. Л.В. Русова, например, в то время работала в райкоме Комсомола. Возможно, среди ваших читателей найдутся люди, принимавшие участие в этом событии. Прошу их отозваться. Обратиться по этому вопросу можно ко мне или директору РЦКиД «Сибирь» Д.А. Хохлову. Хочется, чтобы это мероприятие имело под собой основу, значимость, произвело эмоциональное впечатление на людей.

 — Для изъятия послания не придется рушить стелу?

 — Нет. Очевидцы события должны найти место, куда заложена капсула с посланием. Мы строим планы, что утром 12 июня, в День России, района и города мы проведем торжественное мероприятие по извлечению этой капсулы. А на следующий день в парке, где к тому времени уже откроются новые аттракционы, в определенном месте мы заложим новую капсулу потомкам. Тут уже дело режиссеров представить и увязать эти два момента.

— Вы упомянули о трелевочнике на пьедестале. Он в не очень неприглядном состоянии, краска выгорела. Чтобы его покрасить, вроде не нужно много средств.

 — По результатам комиссии мы уже написали в протоколе — произвести покраску. Надеюсь, скоро это произойдет.

 — Глядя в окно вашего кабинета, нельзя обойти памятник Ленину. Он под чьим патронатом? Вроде коммунисты его опекали?

— Патронат осуществляет администрация г.п. Советский, который возглавляет учреждение «Городской центр услуг». Мое личное мнение: нашу историю никуда не выбросишь, не перепишешь, и те песни, которые в моей голове звучали с детства про маленького Володю Ульянова и про взрослого дедушку Ленина, никуда не ушли. Я считаю, что к этому памятнику нужно относиться как к объекту культуры, истории. Пусть он стоит. Вспомню свою поездку в г. Шую, старинный русский город ткачей. Там прекрасный храм, высоченная колокольня, выше только в Сергиевом Посаде, а напротив — бюст Ленина смотрит прямо на храм.

 — Есть еще какие-то идеи поставить новые памятные объекты в городе?

— Пока такие идеи не родились.

— Давайте коснемся работы городских общественных советов. Сейчас в связи с пандемией все замерло в некоем анабиозе, или какая-то работа все-таки идет?

 — Да, идет. Допустим, совет ветеранов. Во-первых, это наш предвыборный электорат. Эта структура влияет на общественное мнение города в целом. Глава очень лояльно относится к этим людям, потому что важно их состояние, мнение, их отношение к тому, что происходит в городе. Как правило, в этом совете люди очень уважаемые, к их мнению прислушиваются, их мнением дорожат.

От молодежного совета мы больше ждем действия, причем действия как тимуровского отряда, какие были в годы моего детства. Бывают серьезные ситуации, когда нужны просто руки, помощь. Тот же февральский занос, о котором мы уже упоминали. Кто отгребал дома? В сорокаградусный мороз наш молодежный совет это делал. Я им за это очень благодарна. В предыдущую волну ковида они работали волонтерами. Конечно, хотелось бы видеть большего движения снизу, от молодежи, но возникают такие субъективные причины, как муж, дети, и они не могут свое личное время расходовать так, как им захочется: на прорывы, на общественные дела. Их надо постоянно подталкивать. Если совет ветеранов — самоорганизующееся общество, то молодежный совет — нет.

— Молодежь нынче — это до скольки лет?

 — До 35. Призываю: молодые активные люди, желающие чего-то добиться, милости просим к нам!

 — А с волонтерами у нас как обстоит дело?

 — Этот же молодежный совет работает волонтерами, наши сотрудники в волонтерах. Допустим, мы все добровольцы «Комфортной городской среды». У меня и ветровка такая есть. В прошлом году, когда огонь угрожал городу, все ими стали. Твоему дому тут уже без разницы, кто ты: волонтер или нет.

 — Помнится, Елена Бердникова организовывала волонтерские выходы на уборку парка…

 — Да, мы все ходили.

 — А с точки зрения организации этого процесса, власть принимает какое-то участие в таких проектах?

 — Нет, это очень трудно сделать. Лично я бы это восприняла как насилие над моей личностью. Если я хочу идти, то иду. Бескорыстно. Мне за это ничего не надо. А когда тебя начинают вгонять в систему, это уже не то. Я, не первый год на этом свете проживая, реально понимаю, что когда все сверху, оно может задавить.

 — Наталья Владимировна, напоследок у меня такой вопрос о культуре. Но не о той культуре, которая является отраслью профессиональной деятельности, в частности чиновников, а о культуре как системе поведения людей. Судя по отчетам, с первой культурой у нас все отлично: мероприятия, клубы, кружки, библиотеки, а вот со второй… как ни встретишь школьников, даже из начальных классов, так они общаются с мату на мат. И чем дальше тем больше. В чем же дело?

 — Я считаю, должна быть семейная культура. Надо просто жить в этом. Если родители живут по нормальным человеческим правилам, не мусорят, где попало, не матерятся, то и ребенок переймет их поведение. Если же наоборот — вот и результат.

 — Ну а школа, общество вообще не играет никакой роли?

 — Играет, но культура поведения не воспитывается назидательно, она воспитывается исподволь. Я всегда делаю замечания. Выскакиваю порой как фурия. Но что толку? Хоть говори, хоть не говори, если человек живет в такой среде постоянно, толку не будет.   

 — Ну что же, будем считать, что на данный момент наша миссия заключается хотя бы в том, чтобы в очередной раз обратить на это внимание. Спасибо за разговор! Всегда рады вас видеть!

В. Турин

ИА «2 ГОРОДА»

2
5389

Комментарии

Аватар пользователя NBAHOB
193.238.132.183

Наталья Владимировна, жаль не получилось реализовать проект "Игра головой", надеюсь после пандемии у нас получится!

Обидно попугаем жить, гадюкой с длинным веком, не лучше бы при жизни быть приличным человеком! В. Высоцкий©

Аватар пользователя Дорожник
Дорожник
178.209.253.52
Я, не первый год на этом свете проживая, реально понимаю, что когда все сверху, оно может задавить. Шедевр! Надо запомнить...

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки