Тема дня

10.03.2005 - 05:00

ИСПОВЕДЬ НАРКОМАНА

О вреде наркотиков много сказано и написано в СМИ, ведутся профилак­тические беседы с учащимися в школах. Каждый без исключения знает, что наркотик - это зло. Но согласно статистике, предоставленной наркологи­ческой службой ЦГБ г. Югорска, число наркоманов не уменьшается, на уче­те стоит 243 человека, и это не окончательная цифра, многие из них само­стоятельно переживают ломку и не обращаются в больницу за помощью. Что же подвигает людей принимать наркотические средства? Неужели удо­вольствие настолько велико, что отказаться от него невозможно?

Я решила поговорить с человеком, на­ходящимся в зависимости от наркотиков. Молодой человек, проходящий курс ле­чения в наркологической клинике горо­да Югорска, согласился на интервью с условием не называть его настоящего имени. Врач оставил нас наедине в не­большой комнатке, где и состоялась от­кровенная беседа. Честно говоря, мне всегда казалось, что наркоманы нераз­говорчивые, замкнутые в себе люди, но это был не тот случай.

Когда вы в первый раз попробо­вали наркотик, и что за ощущения вы испытали?

- Мне было 12 лет, когда мы с друзья­ми однажды решили покурить марихуа­ну. Тогда я не почувствовал никакого воздействия.  Пять раз я накуривался и только наблюдал, как другие получают удовольствие. Лишь на шестой раз я понял кайф - мироощущения меняются, человек как бы находится в своей эйфо­рии, музыка воспринимается по-другому, любое слово или действие могут выз­вать смех, и "обламывает" работать. Мне понравилось, и я принимал марихуану в течение пяти лет. Следующий наркотик, который я попробовал, был героин. Пер­вый раз я обнюхался героина в 17-лет­нем возрасте, но мы по неопытности не рассчитали дозу, и "отходняк" на следу­ющий день был, прямо сказать, тяже­лым. Три дня меня, как говорят, "плющи­ло". Но на героин я подсел плотно. По­степенно перешел к принятою его внут­ривенно. Здесь ощущения совсем дру­гие - эмоции сглаживаются, тебе все безразлично, не смеешься, когда шутят, не реагируешь на окружающих, нужно куда-то бежать. Героин называют еще "хмурым". По ноздре лучше, чем по вене, - человек расслабляется и готов говорить на любые темы хоть всю ночь.

- Где вы брали наркотики?

-  Достать наркотик не было пробле­мой. Мой друг "снюхался" с наркоторгов­цем и брал у него товар на реализацию. Потом и меня "подтянул". То время было самым благоприятным в моей жизни -просыпаешься утром и знаешь, что у тебя есть доза, деньги, было приятное ощущение "нужности" - тебя ищут, зво­нят, просят продать наркотик. Большого навара в этом деле не было, мы своей же компанией собирали деньги и поку­пали героин. Но плюс был в том, что нар­котик был всегда. После того, как я ото­шел от дел и перестал торговать герои­ном, моя жизнь проходила, как мелька­ние кадров. Я жил только тем, чтобы найти деньги на героин и уколоться.

- Когда вы в первый раз испытали ломку, и как это было?

- Настоящей ломки, как мне кажется, я и не испытывал. Все зависит от того, какую дозу ты принимаешь. Чем боль­ше доза - тем сильнее "отходняк". Я знал людей, которых просто выламывало, руку выгибало в одну сторону, ногу - в другую. Мышцы начинали самопроиз­вольно сокращаться, ломало суставы, головная боль, бессонница, насморк, чихание, понос. В таком состоянии че­ловек может пойти на убийство, продать родную мать за дозу. Как-то однажды у меня не было наркотика, и я почувство­вал себя плохо, бросало то в жар, то в холод, состояние было как во время бо­лезни гриппом. Я сказал об этом одно­му из товарищей, наркоману со стажем, а он в ответ - у тебя кумар. Лучше бы он этого не говорил. Когда ты знаешь, что тебя кумарит - это совсем другое. Ты понимаешь, что единственный выход -принимать, принимать... Это было в пер­вый раз - тогда я еще нюхал. А вот об ощущениях, когда я через полгода при­нятия героина внутривенно решил пере-кумарить, даже вспоминать тяжело. Боль во всех суставах не прекращается трое суток, невыносимо болят почки, нет аппетита, время тянется очень медлен­но, хочется повеситься от безысходнос­ти. Но зато, когда это все заканчивает­ся, наступает облегчение, которое не сравнить ни с чем. Ты свободен, не нуж­но бежать и искать дозу.

Комментирует руководитель благо­творительного фонда социальной и духовной помощи "Вефиль" ("Дом божий") Денис МОРОЗОВ:

в течение восьми лет я принимал наркотики, плотно сидел на игле. В свое время я прошел все, хотел стать бандитом. Я ненавидел лю­дей и жил в полном страхе. Я знал, как останавливается машина у оперов, у поставщика наркотиков и вздрагивал ночью от каждого шоро­ха, ждал, что за мной придут. Самая огромная мечта, которая была у меня в той жизни, - спокойно спать и ничего не бояться. Тогда я поехал в реабилитационный центр города Нягани - благотворительный фонд "Возрождение". И самое простое в этом центре было для меня - бро­сить колоться, намного сложнее пе­реступить через себя и научиться работать восемь часов в день, как нормальный человек (до 24 лет я, можно сказать, вообще не работал), слушаться своих наставников. Ког­да я ехал в центр, думал, что ко­лоться уже никогда не брошу, что наркомания - это мое жизненное предназначение, потому что я до этого много раз пытался прекра­тить, лежал в наркологии, но у меня ничего не получалось. В центре по­знакомился с одним из сотрудников, бывшим наркоманом, который не принимал наркотики уже восемь лет. Я не мог в это поверить, а он сказал, что нужно лишь попросить у Бога прощение за все грехи. Я ис­кренне покаялся, попросил Бога ос­вободить меня от зависимости и получил облегчение. Вот уже три года я не лью, не курю и не колюсь, и что самое интересное - меня не тя­нет, я получил свободу от этого. Я не утверждаю, что данный путь -единственный в избавлении от нар­котиков, но мне помог Бог.

Возникало ли у вас желание вер­нуться в прошлое и исправить все, жить без наркотиков?

- Такие мысли иногда возникают. Нар­котики - это, бесспорно, вред. У меня свой жизненный путь, и я не хочу, чтобы другой человек повторил его. Я убере­гаю своего младшего брата от этого. Мне хотелось бы жить, добиваться чего-то, но у меня нет образования, а где найти хорошо оплачиваемую работу без образования? Когда-то я упустил свое вре­мя, бросил учебу в колледже, тоже из-за наркотиков. Я не хочу создавать се­мью, потому что не вижу в этом смысла, вы можете назвать меня эгоистом, но я считаю себя испорченным человеком, и мне не хочется, чтобы кто-то еще из-за этого страдал. Ведь наркоманов бывших не бывает. Героин умеет ждать. Может ты перекумарил, у тебя семья, дети, и ты не колешься уже пять лет, все равно рано или поздно ты сорвешься. Нарко­тик - это удовольствие, от которого тя­жело отказаться. Да я и не хочу, честно говоря. У меня есть знакомые ребята, ко­торые съездили в реабилитационный центр в Нягани и перестали колоться. Более того, они не курят, не пьют и хо­дят в церковь по воскресеньям. Я не могу понять, как можно так в корне изменить человека. Они добровольно лишили себя всех удовольствий, не улыбаются, у них маска на лице. На такое лечение я не пойду никогда.

Денис МОРОЗОВ:

- Я знаю ребят, о которых говорит Андрей, они начали новую жизнь, об­завелись семьей, детьми, у них по­явилась надежда. Я прошел реабили­тацию в этом центре, разве у меня потухший взгляд? Я счастлив, хочу завести семью, у меня появился смысл жизни. В 2001 году в городе Югорске был учрежден благотвори­тельный фонд социальной и духов­ной помощи "Вефиль", цели и зада­чи этой организации ничем не отли­чаются от фонда "Возрождение" в Нягани. Срок реабилитации - девять месяцев, происходит физическое и духовное восстановление человека, благодаря строгой дисциплине, тру­дотерапии -8-часовой рабочий день, занятиям спортом, посещению биб­лейских уроков. В декабре 2003 года после реабилитации я с командой таких же ребят приехал в этот центр и стал его руководителем. Живем мы за счет благотвори­тельности, нам помогает цер­ковь, иногда выезжаем в город на работу, имеем подсобное хозяй­ство. В центр приходят люди раз­ного возраста - от 16 до 56 лет. За то время, что мы работаем здесь, полную реабилитацию про­шли шесть человек. Я знаю судь­бу каждого. Один служит в Нижнем Тагиле в подобном центре, другой в Екатеринбурге, третий живет в городе У рае, мы с ними не пре­рываем контакт, перезваниваем­ся, двое молодых людей остались работать в нашем фонде, и толь­ко один сорвался. Но исключения бывают всегда.

- А как вы попали в больницу?

- Я в первый раз здесь. Последнее время я употреблял терпинкод - таб­летки, в которых есть небольшое со­держание кофеина.

Комментирует заведующая апте­кой № 176 Светлана СТЕПАНЕНКО: - Терпинкод - это очень хорошие таблетки от кашля, мы продаем их максимум по две пачки на руки. Определить, принимает человек наркотики или нет, не всегда уда­ется, к тому же, покупатели, как правило, начинают кашлять. Мы не имеем права отказать в прода­же таблеток. Я считаю, что нуж­но применять какие-то меры на российском уровне и продавать терпинкод только по рецепту врача.

- Эффект от них чем-то похож на ге­роин, только пить их нужно в больших дозах. Некоторым требуется сто таб­леток, чтобы быть в эйфории. Героин стал плохого качества, и поэтому мно­гие перешли на таблетки. Но если после героина - три дня мрака, то после терпинкода - неделю. Я знаю это состояние хорошо, и чтобы отой­ти от зависимости на некоторое вре­мя, я решил пройти курс лечения.

Комментирует врач-нарколог отделения наркологической служ­бы ЦГБ г. Югорска Бауржан КУДЬ-ЯРОВ:

- В наркологической службе име­ется полный набор медикаментов для лечения и медицинской реаби­литации людей, находящихся в нар­котической зависимости. Лечение бывает разным, в зависимости от ситуации: снятие "ломки" - ста­вятся капельницы с обезболиваю­щими средствами, чтобы изба­вить пациента от мучительной боли; нейтрализация ядов в орга­низме - при передозировке больно­му оказывается первая медицинс­кая помощь, ставится укол, нейт­рализующий яд. Затем пациент поступает в больницу, лежит под капельницей, принимает активи­рованный уголь, что способствует выводу ядов из организма; и под­держивающая терапия - выписыва­ются успокоительные таблетки для восстановления нормального здоро­вого сна. Наше дело- поправить здо­ровье наркомана, поставить его на ноги и дать напутствия. А как вес­ти себя дальше - колоться или нет, это уже его личный выбор.

- Как воспринимают родные то, что вы принимаете наркотики?

- Долгое время они не догадывались об этом. Мама может и знает, что я курю травку, но о героине и не подозревает. Конечно, надеется, что прекращу.

Денис МОРОЗОВ:

- Я непонаслышке знаю, как тяже­ло переживает мать за ребенка -наркомана. Моя мама становилась безумной от горя, сидела молча ча­сами и смотрела в одну точку. По­стоянно напряженная обстановка -сын украл что-то из дома, или сына забрала милиция - дома устроили обыск, или он попал в наркологию. Сегодня она радуется. Я хочу помо­гать людям, принимающим нарко­тики, и их родителям.

- Есть ли у вас цель в жизни?

- Да, я хочу попробовать все наркотики, которые существуют в мире. А еще есть желание попутешествовать - съездить в Голландию, там легализована марихуана, на остров Ибицу, потому что там нет по­лиции, клубная музыка, море, пляж, раз­влечения и наркотики, и к старости - на остров Гоа, где пожилые люди покурива­ют травку и рассуждают о жизни. Хотелось бы осуществить, если доживу - у меня гепатит С.

Разговор наш прервал врач, ссылаясь на то, что пациенту пора обедать. Собесед­ник пожал мне руку со словами благодар­ности за приятную беседу и вышел. Я про­водила его взглядом и задумалась: а как бы сложилась его судьба, если бы не игла?

Когда я работала над этим матери­алом, в редакцию "ЮВ" позвонила одна из жительниц города Югорска и просила чаще освещать в газете про­блему наркомании в городе. "Аптеки забиты молодежью, которая покупа­ет терпинкод. Почему таблетки ампи-цилина тригидрата продают только с назначения врача, а терпинкод - без какого-либо рецепта? Это умышлен­ное уничтожение молодежи. Можно ведь в существующем центре "Вефиль" оборудовать спортзал, при­влечь к работе психолога, творчес­ких людей, способных развить у ребят таланты - художника, музы­канта, спортсмена. Вы посмотрите, что происходит! Можно уже прово­дить экскурсии на кладбище для школьников, чтобы они видели, к чему привел наркотик молодых ребят, и не стояли возле школы, и не курили травку", - сквозь слезы сказала женщина.

Она не представилась, но я поду­мала, что, скорее всего, это была несчастная мама одного из нарко­манов, которого, может быть, уже и нет в живых.

Алена ИСАКОВА.

2216

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки