Тема дня

07.10.2008 - 06:00

КАК ЖЕ ТАК, ДОКТОР?

К нам в редакцию пришло письмо от читательницы, в котором она делится личной трагедией – у нее умерла мама. Автор письма призывает к ответу врачей, которые, по ее мнению, частично виновны в произошедшем. Мы показали письмо одному из «обвиняемых» - доктору В. А. Семенюку, а также, объективности ради, поговорили и с другими пациентами доктора.

ПИСЬМО

В редакцию газеты «Северный вариант»

У меня умерла мама - самый близкий, родной человек в жизни каждого из нас! Умерла в 54 года - возраст не для смерти! Я понимаю, что у каждого из нас своя судьба, предначертанная свыше, но мы живем в современном мире, мире, где постоянно говорят о новых технологиях, достижениях, в том числе и в медицине. Вот только не нужно все это больным при полном бездушии наших врачей! Пишу все это со слезами на глазах и понимаю, что ничего уже не вернуть, мамы у меня никогда уже не будет! Не к кому теперь идти, когда тяжело, плохо, или наоборот, хорошо, и хочется поделиться своим счастьем… Мамы нет уже 3 месяца, а я до сих пор не верю в это… Смотрю на ее фотографии и мне кажется, что она скоро приедет, приедет из Екатеринбурга, из больницы, где она проходила последнее обследование в середине апреля 2008 года и где ей поставили диагноз - 4 стадия рака печени. Понимаете, 4 стадия! И это тогда, когда наш онколог - Семенюк Виталий Александрович, о котором говорят как о хорошем специалисте  - за месяц до этого сказал маме, что боли, на которые она жалуется ему в течение последнего года, никак не связаны с онкологией. И именно этот «хороший» специалист говорил мне в дверях своего кабинета, не предложив даже присесть, о том, что моей маме осталось жить «неделю-две, максимум – месяц, в зависимости от того, сколько выдержит организм». Имея образование психолога, я знакома с таким понятием, как синдром эмоционального выгорания, которому очень часто подвержены профессионалы, работающие с людьми. Это состояние, когда исчезает сострадание к пациенту, когда пациент воспринимается на уровне неодушевленного предмета, само присутствие которого неприятно. Но, зная обо всем этом, мне не легче и маму этим не вернуть к жизни! И я в последнее время все чаще задаю себе один и тот же вопрос: а что было бы, если бы Виталий Александрович внимательнее отнесся к жалобам моей мамы на постоянные боли в течение последнего года? Ведь рак на 2-3 стадии пусть не лечится, но хотя бы поддерживается, и человек живет еще несколько лет! И возможно, если бы на месте Виталия Александровича был другой врач, который бы работал, как того требует клятва Гиппократа, моя мама была бы сейчас рядом со мной! И мне хочется подойти к нему и спросить: вы хоть помните свою пациентку и сколько-нибудь сожалеете о том, что произошло?!  Но мне страшно, страшно увидеть тот же безучастный взгляд, как тогда, когда он говорил о диагнозе мамы в дверях своего кабинета!

Пришлось столкнуться нам и с еще одним неплохим специалистом, давно работающим в нашей поликлинике, – это врач-уролог Богданович Леонид Александрович. Чего я никогда не смогу забыть, так это его взгляда, говорящего: «Я сейчас очень занят и не очень-то расположен заниматься вашими проблемами…» В этот момент моя мама, у которой были сильнейшие боли, стояла перед ним, согнувшись вдвое, а у опытного врача почему-то даже не возникло мысли предложить тяжело больному пациенту хотя бы сесть, не говоря о том, чтобы пройти в кабинет и обсудить дальнейшее лечение! Он просто ответил, прочитав заключение врачей из Екатеринбурга, что это не в его компетенции и нам нужно ждать онколога, который будет дня через три (!!!), а пока больная пусть сама решает: если хочет, то может лечь в больницу, тогда ей будут ставить обезболивающее.

Вы представляете, что значит ждать три дня, когда маме с каждым днем становится все хуже и хуже?! Вы представляете, каково это – сидеть около мамы, видеть ее жуткие боли и ЗНАТЬ, ЧТО ТЫ НИЧЕМ НЕ МОЖЕШЬ ЕЙ ПОМОЧЬ!!! И дай Бог, чтобы этого чувства не испытали ни Виталий Александрович, ни Леонид Александрович, потому что нет ничего больнее и страшнее в этой жизни, чем держать за руку родного умирающего человека, знать сколько он сделал для тебя в этой жизни и быть абсолютно бессильным помочь ему!

Наверное, во всем, что мы делаем, должен быть какой-то смысл, так же как и от этой статьи… Мне бы очень хотелось, чтобы люди, о которых шла речь, задумались о том, для чего они получали медицинское образование, для чего они работают и, самое главное, поняли, что все больные, обращающиеся к ним за помощью, верят в них, надеются на них и очень часто это бывает последняя надежда на спасение!

            М. Понкратова, жительница г. Советский

КОММЕНТАРИЙ

Виталий Александрович Семенюк, заведующий хирургическим отделением, врач-онколог МУЗ «СЦРБ»:

- Я помню эту пациентку и по поводу всего произошедшего могу сказать, что злокачественная опухоль печени, как правило, диагностируется достаточно поздно, потому что протекает скрытно, что и было в данном случае. Меня обвиняют в том, что я недостаточно внимательно осматривал пациентку, но ситуация такова, что подобную опухоль невозможно выявить с помощью физикального осмотра, то есть посредством органов чувств – глаз, рук и т. д. Если бы речь шла, например, о молочной железе, то диагноз я смог бы поставить сам, и очень быстро, а внутренние органы диагностируются при помощи дополнительных методов обследования, которые в данном случае были применены полностью. Методы обследования, которые выявляют рак печени - это УЗИ и КТ (компьютерная томография). Ни УЗИ, ни КТ (в ноябре-декабре прошлого года) опухоль у пациентки не выявили. Говорить о клинических ошибках оснований не вижу, можно было бы сослаться на ошибки дополнительных методов обследования, но дело в том, что подобные опухоли не всегда сразу выявляются. Окончательный диагноз был выставлен в городе Екатеринбурге в 40 больнице только в апреле, то есть спустя пять месяцев после обследования у нас. Во-первых, пять месяцев – достаточно приличный срок для опухоли. Во-вторых, данные компьютерной томографии, полученные в Екатеринбурге, были также неоднозначными, но все же позволили выставить диагноз. Если бы я располагал подобными данными в декабре, то немедленно направил бы пациентку в Ханты-Мансийск.

Дочь пациентки в письме пишет, что с раком печени 2-3 стадии можно продлить жизнь больного на несколько лет. Как специалист позволю себе не согласиться с этим утверждением. Подозреваю, что подобные заблуждения возникают под влиянием «малаховщины» и прочего рода целителей. Если им верить, то, действительно, можно вылечить все и всегда. При 2 и 3 стадии лечение возможно, но только тех пациентов, которым показаны специальные методы лечения. Если они не показаны, то больные переходят в 4 стадию и, к сожалению, живут недолго. В любом случае, при раках печени, даже лечимых, выживаемость крайне низкая. Надеяться на излечение можно только в том случае, если удастся обнаружить очень маленькую опухоль на ранних стадиях развития, но такое бывает редко. Родственникам пациентки, о которой идет речь, все это было объяснено. Опухоль у нее была и в декабре, и в ноябре и, вероятно, еще раньше, но по объективным причинам выявить ее не удалось. Дело в том, что холангиоцеллюлярный рак не всегда развивается узлом, иногда он развивается вдоль протоков, то есть опухоль представляет собой не какой-то конгломерат, узел, опухоль, как таковую, а массу, растущую в разные стороны вдоль желчных протоков. Такие опухоли трудны для диагностики, я так понимаю, что у данной пациентки именно такой вариант и был. До тех пор пока не образовался массивный опухолевый узел, который смогли выявить на КТ в Екатеринбурге, диагностика не приносила результатов.

Автор письма упоминает профессиональный термин «эмоциональное выгорание», действительно, такое имеет место быть, среди врачей в том числе. Очень трудно сострадать, демонстрируя степень эмоциональных переживаний с периодичностью раз в три дня. В нашем районе от злокачественных новообразований ежегодно гибнут около ста человек – один человек в три-четыре дня. Никто не в состоянии, в том числе и врач, в таких условиях переживать гибель каждого человека, как свою личную трагедию. Автору письма, как психологу, должно быть это известно. К этому я бы еще добавил, что онколог, работающий на четверть ставки, в районе один. Вместо шести человек в день, как должно быть, я принимаю до тридцати. Что касается случая с Л. А. Богдановичем, то, насколько мне известно, они встретились в коридоре совершенно случайно, и он именно из чувства сострадания принял, осмотрел и госпитализировал «непрофильную» пациентку.

КОММЕНТАРИИ ПАЦИЕНТОВ:

Татьяна, г. Советский:

- Я считаю так, если бы медиков не было, то мы бы давно умерли. Мне сделали две операции – просто спасли жизнь. Спасибо хирургам. Хотя есть и такие врачи, не хочу называть фамилии, которые не отличаются особой тактичностью и моральной выдержкой: заходят в палату и начинают громогласно обсуждать мой диагноз и перспективы на выживание. Ужас!

Мне приходилось бывать в Тюмени на лечении, понравилось отношение к больным со стороны медперсонала. С каждым пациентом разговаривают по сорок минут, сочувствуют, жалеют.

Из местных врачей я благодарна доктору А. В. Дрямину – он просто мой спаситель. Что касается А. В. Семенюка - у него я была только на приемах. Нормальное отношение, поддержал меня однажды хорошо. Беспокоит только то, что к нему очень трудно попасть на прием, потому что много онкологических больных, а он один. Складывается впечатление, что наш онколог просто замученный человек.   

Нина, п. Малиновский:

- У доктора А. В. Семенюка я не оперировалась, хожу только на прием – раз в полгода. Как врач, говорят, он нормальный. К пациентам на приеме относится по-человечески, как и должен доктор. Он очень загружен, его постоянно «дергают» с приема на консультации и операции, поэтому к нему весьма трудно попасть. Когда я приезжаю к нему на прием, мне приходится сидеть часов до пяти вечера. Я им довольна, ничего плохого сказать не могу.

1075

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки