Тема дня

27.09.2007 - 06:00

КОГДА ДЕРЕВЬЯ БУДУТ БОЛЬШИМИ…

Советский район в былые времена на всю страну гремел объемами лесозаготовок. Славное прошлое района не дает покоя и его нынешним руководителям, они строят грандиозные планы экономического развития территории, связывая их с большими запасами первосортной древесины.  А так ли много качественного леса осталось в Советском районе, чтобы можно было говорить о перспективах лесной промышленности? Для того, чтобы получить ответ на этот и некоторые другие вопросы, имеющие отношение к перспективам лесной отрасли, мы решили поговорить с  А. М. Косовым, главным лесничим Советского лесхоза.

- Андрей Михайлович, наша территория официально признана лесным краем, но, тем не менее, как ни парадоксально это звучит, мало кто представляет, чем занимаются лесхозы. Леспромхозы - понятно, заповедники – вроде бы ясно, а вот вы?

- Основная задача лесхоза – обеспечение охраны, защиты и воспроизводства лесов. От работы лесхоза во многом зависит, сколько и какого качества будут леса в будущем.

- Каков размер лесных угодий вашего лесхоза?

- Общая площадь лесхоза составляет 613,3 тыс.га.

- Кому вы подчиняетесь?

- В этом году произошла передача федеральной собственности в окружную, и теперь Советский лесхоз подчиняется Департаменту лесного хозяйства автономного округа.

- Эта передача что-то меняет?

- Со сменой ведомства изменилась структура финансирования, она стала несколько более сложной, сейчас у нас три источника финансирования.

- Денег, наверное, больше стало, если три источника?

- Денег не стало больше, потому что Лесной кодекс был принят очень поздно, буквально перед новым годом, и в бюджете округа расходы на лесное хозяйство не были предусмотрены. В результате деньги поступали с задержкой.

С 2008 года грядут еще более серьезные преобразования, когда лесхоз в буквальном смысле разделится надвое.

- А смысл этого в чем?

- Лесничество будет управляющим, с контролирующими функциями, а лесхоз станет хозяйствующим, то есть будет выполнять лесохозяйственные работы. Предполагается, что качество работ улучшится.

- А как давно Вы работаете в лесном хозяйстве, Андрей Михайлович?

- В лесном хозяйстве я работаю с 1992 года, сначала помощником лесничего, затем лесничим, а сейчас в должности главного лесничего.

- Что происходит с лесом на протяжении этих пятнадцати лет? Каковы тенденции развития лесной отрасли, куда мы движемся в этом плане?

- Начало моей трудовой деятельности совпало с периодом перестройки в лесном хозяйстве и в нашей стране в целом. Советский район в прошлом имел громкую славу, которая обеспечивалась масштабными концентрированными рубками, тогда площадь одной лесосеки доходила до двухсот гектар. Далее следовал резкий спад объемов лесозаготовок, банкротство леспромхозов. Развитие предпринимательства – начало нового периода в лесной отрасли. Изменения в законодательстве внесли серьезные коррективы в процесс лесопользования: была ограничена максимальная площадь лесосеки до пятидесяти гектар, выделены водоохранные зоны, где рубка запрещалась, ужесточилась ответственность за лесонарушения… В общем, ситуация меняется к лучшему и предприятия, которые в настоящий момент занимаются лесозаготовкой, работают в более щадящем режиме, нежели раньше. К сожалению, лесосырьевая база несколько истощилась, стала менее доступной. Ситуация неизбежно развивается в сторону рубок промежуточного пользования. Опыт Латвии, Финляндии показывает, что до 20% деловой древесины можно получать от рубок промежуточного пользования.

- Объясните нам, не специалистам, что такое рубки промежуточного пользования?

- Молодого леса на одном гектаре может насчитываться до десяти тысяч штук, а к возрасту спелости (примерно к 120 годам) на этом же участке останется не более 700 штук, остальные в ходе естественного отбора погибнут. Лесная наука разработала способы рубок промежуточного пользования, позволяющие использовать ту часть древесины, которая обречена погибнуть. Кроме того, этот вид рубок позволяет вырастить более качественный и ценный лес.

- Проще говоря, если раньше лесозаготовители вырубали все до горизонта, то сейчас, если какая-то часть леса пригодна, они некими щадящими способами могут эту часть брать, следовательно, во много раз увеличивается себестоимость древесины.

- В общем, да… Времена масштабных рубок и дешевой древесины позади, сейчас эра мелких заготовителей и промежуточных рубок, это общемировая тенденция.

- Может быть, но посудите сами, Андрей Михайлович, дорогая по себестоимости западная древесина конкурентоспособна на мировом рынке не только по причине высокого качества, но и потому что там нет проблем с транспортировкой. А у нас что? Мало того, что лес дорогой, так еще и значительные транспортные расходы. Не получится ли так, что интерес к лесозаготовке у нас попросту пропадет?

- Транспортные расходы – не единственная и, на мой взгляд, не самая важная причина высокой себестоимости древесины. Более существенны низкая технологичность лесозаготовок и, конечно, недостаточная глубина переработки древесины. Сегодня предприятия имеют возможность применять новую лесозаготовительную технику, широкое развитие получили лесоперерабатывающие технологии, которые позволяют пускать в дело мелкотоварную древесину. Сейчас рано говорить о возможном снижении интереса к лесозаготовке, перспективы развития отрасли пока еще есть.

- Можете сказать, насколько сократились объемы лесозаготовок, скажем, по сравнению с восьмидесятыми годами?

- Раза в три, не меньше.

- Возможно ли выйти на эти же объемы?

- Нет, в ближайшей перспективе по Советскому лесхозу это невозможно. Сегодня древесный потенциал наших лесов используется примерно на 60%, так что некоторое увеличение лесопользования, в принципе, возможно. Многократное же увеличение объемов лесозаготовки – это шаг назад к варварскому истощительному лесопользованию.

- Если я правильно понимаю ситуацию, 60% - это тот максимум, который возможно достичь при тех технологиях, которые у нас имеются?

- Да.

- В этой связи как Вы прокомментируете очень популярные у нас лозунги о том, что «лес – это наше будущее, наше богатство», «зеленое золото» и прочее, что за счет леса мы возродим экономику Советского района? Утверждается также, что леса у нас много, используем мы мало, но якобы есть способы увеличить заготовки в десятки раз.

- Все зависит от того, в каком направлении мы будем развиваться. Увеличение объемов заготовки древесины должно сопровождаться глубокой лесопереработкой и, что особенно важно, обеспечиваться лесовозобновлением. На мой взгляд, нужно больше внимания уделять переработке низкосортной древесины, отходов лесопиления, развивать химическую переработку древесины.

- Не получится ли так, что в результате развития и внедрения всех этих технологий в погоне за объемами лесозаготовок у нас закончится лес?

- Действующая система лесного хозяйства не допустит, чтобы лес попросту кончился. А для того, чтобы качество наших лесов не ухудшалось, нужно параллельно с лесопользованием  развиваться и в направлении лесовосстановления, и ухода за лесом.

- А они у нас сильно отстают?

- К сожалению, да. И дело тут не столько в работе лесхоза, сколько в государственной политике и системе финансирования. Чтобы вырастить лес завтра, деньги нужно вкладывать сегодня.

- Если представить, что у нас есть возможность заглянуть в будущее лесного хозяйства, что мы увидим через 15 лет?

- Не удивлюсь, если это будет очередное реформирование отрасли. Так уж у нас в России заведено…

- Как складываются Ваши отношения с лесозаготовителями?

- Вы знаете, по-разному. В большинстве своем отношения хорошие, если заготовители выполняют лесохозяйственные требования, то со стороны лесхоза претензий к ним нет. Многие предприятия активно сотрудничают с лесхозом при тушении лесных пожаров, а также при выполнении рубок ухода в молодняках.

- С газовиками, с нефтяниками?

- Газовики и нефтяники люди очень дисциплинированные, к тому же хорошо обеспечены технически, поэтому после них, как правило, - порядок. Наибольшую опасность представляют аварии, которые, к сожалению, случаются.

- Насколько сильно изменилась ситуация в вопросах дисциплины лесопользования?

- Очень сильно, это как небо и земля. Значительно усилился контроль за лесопользованием как со стороны разрешительной системы, так и со стороны правоохранительных органов. Каждый факт  лесонарушения расследуется, и виновные привлекаются к ответственности.

- В начале нашей беседы Вы рассказали о грядущем реформировании лесхоза, об изменении его внутренней структуры, упомянули о введении нового Лесного кодекса. К какому периоду все это утрясется, и вы начнете работать, что называется, в штатном режиме?

- Что касается лесхозов, то они ни на день не прекращали и не прекратят свою работу, хотя эффективность во многом зависит от финансирования. Специфика отрасли в том, что об успехе ее реформирования можно будет в полной мере судить лет через пятьдесят-сто, когда лес восстановится, обновится и созреет для лесопользования.

- Я думаю, что встретимся мы гораздо раньше для того, чтобы поговорить о промежуточных итогах предстоящих нововведений.

- Я не против.

- Спасибо за беседу.

- Вам спасибо.

 

Материал подготовил В. ТИХОМИРОВ

315

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки