Тема дня

10.03.2005 - 05:00

КРИК ДУШИ И ГОЛОС РАЗУМА

Это письмо матери наркомана, но под ним, я думаю, может подписаться не только она одна. Наверное, трудно признаться в этом самой себе и, тем более, сказать эти слова вслух перед такой большой аудиторией, но она говорит. Её толкает к этому страшная беда — сын принимает наркотики уже несколько лет. Что может сделать в этой ситуации мать? Только встать рядом, идти до последнего, стараясь спасти, уберечь сына от «белой смерти».  Некоторым  удаётся невозможное — их дети несколько месяцев держатся, но и эти «счастливицы» никогда не смогут быть спокойны. Потребуются месяцы, годы, чтобы страшное осталось позади. Хотя и это бывает не навсегда. Наркомания, как и алкоголизм, неизлечима. Ее можно приостановить на какой-то срок. И это время носит название ремиссии. Ремиссия может длиться несколько дней, а может и всю жизнь. Но бывшие наркоманы (и их мамы) уже навсегда повязаны сознанием: стоит только начать и все повторится сначала. Поэтому им просто необходима наша помощь!

ПИСЬМО «КРИК ДУШИ»

Быть матерью наркомана страшно! Только мы знаем, какой шок переживаешь, когда неожиданно осознаешь, что твой ребенок превратился в чудовище. Я не снимаю с себя ответственности за то, что мой сын стал наркоманом, хотя, я думаю, в этом не только моя вина. Я сейчас говорю о другом  — почему в нашей стране так трудно решается проблема наркомании? Мне кажется, что это происходит из-за отсутствия настоящего профессионализма и скоординированной работы в ее решении. Непрофессионально ведётся и профилактика, и борьба с наркоманией, и реабилитация наркоманов. Профилактической работой занимаются в основном со школьниками и студентами. А как же работающая молодёжь? Как же те, кто уже «попался»? Большое количество программ, акций, "круглых столов" ничего не дают — на них нет наркоманов, они в других местах. Мы должны идти к ним сами, появляться там, где зарождаются очаги наркомании…

Как бы ни называли проблему наркомании, в конечном счете — это проблема медицинская. Наши дети — тяжелобольные люди и только врачи, только медицина могут им помочь. Только они и никто другой! Вроде бы сделали реальный шаг: открыли районный реабилитационный центр для лечения наркоманов. И опять вопрос стал в кадрах, в их профессиональном уровне, в подходах к больному. К сожалению, наша медицина, как и мировая, не располагает стопроцентными средствами в борьбе с наркоманией. Большинству наркоманов требуется многомесячная психотерапевтическая помощь. Поэтому, очень важно, чтобы в диспансере работал психолог, была комната психологической разгрузки, с книгами, телевизором, музыкой. А у нас этого нет (по крайней мере, не было до недавнего времени)!

У наркомании нет возраста и социальной принадлежности. Её жертвой становятся дети из благополучных и асоциальных семей, люди самых разных уровней образования. Но, к сожалению, подходы к лечению богатых и бедных наркоманов у нас, почему-то, отличаются. Тех, кого лечат бесплатно, попросту загоняют в угол. Ставят на учёт в больницу, в милицию, следовательно, такой человек получает ограничения при трудоустройстве, а ведь выбор профессии у наркозависимых и так невелик. После лечения его уже никто на работу не возьмёт. И даже отношение некоторых врачей к подобным пациентам негативное. А ведь лечение должно быть таким, чтобы больной почувствовал себя полноценным человеком уже в наркологическом центре. Есть примеры и таких случаев, когда прямо в реабилитационный центр проносились наркотики, так как там «лечились» дети богатых родителей. Разве это лечение! Такие центры обязательно должны быть закрытыми!

Ни врачи, ни милиция не понимают, что бороться с больными людьми абсолютно бессмысленно.  А ведь милиция именно этим и занимается: если наркоман (даже бывший) стоит на учёте, то его будут постоянно вызывать в милицию по поводу и без, а уж если он ещё и в тюрьме отсидел, то к нему совсем относятся как к «дерьму». Хороших участковых мы видим только в кино, а в реальной жизни мы их даже в лицо не знаем! По закону они обязаны обходить свои участки хотя бы раз в полгода. Конечно, не все семьи нужно посещать, но такие, в которых живут наркоманы — обязательно! А к нам участковый может прийти только с повесткой в милицию… И никакой профилактической работы! А ведь люди должны знать своего участкового, чтобы надеяться на его помощь и поддержку. Главное — индивидуальная работа с конкретной семьей и предоставление информации о том, где и на каких условиях можно получить помощь.

Никто на сегодняшний день не занимается реабилитацией наркоманов, прошедших лечение. Сейчас они становятся изгоями общества: не могут найти работу, зачастую им негде жить… Я считаю, что к наркоманам, прежде всего, надо относиться уважительно — хоть такие, но они тоже люди! Не надо унижать человека, выбрасывать его на улицу, делать изгоем! Выгоняя наркоманов на улицу, мы сами «плодим» социально опасных людей. Если бы мы уделяли хотя бы малость внимания каждому наркоману, помогли им адаптироваться в обществе, тогда бы мы могли быть более спокойны и за других детей — они были бы вне опасности, наркоманов бы стало меньше…

Я даже не говорю о том, что сейчас любой наркоман может свободно купить в аптеке лекарство, содержащее наркотические вещества. Я говорю о равнодушии, бездействии, отсутствии скоординированной работы. К сожалению, гораздо чаще вместо людей, готовых на реальную помощь, вокруг нашей беды возникают люди, преследующие только собственную выгоду и личные интересы.

Я прошу всех, кто хоть как-то может повлиять на сложившуюся ситуацию:

-                     создать нормальные условия для лечения, реабилитации и социальной поддержки наркозависимых; 

-                      обеспечить общественную экспертизу государственных и региональных программ по профилактике и противодействию наркомании;

-                      не ущемлять в гражданских правах людей, состоящих на учете в наркодиспансерах;

-                     ввести альтернативу уголовному наказанию больных наркоманией — принудительно лечение в реабилитационном центре;

-                      объединить наши усилия в борьбе с наркоманией!

                                                                                                                                               Мама.

ГОЛОС РАЗУМА

Хлёсткое письмо, не правда ли? Вот только насколько справедливо мать наркомана обвиняет всех и вся? Действительно ли множество служб, созданных для борьбы с «чумой» нашего времени (если посчитать, то их в Советском и Югорске около десятка!) так равнодушны и бездейственны? Именно в этом мне предстояло разобраться. Чтобы объективно представить сложившуюся ситуацию, я пообщалась с представителями трёх организаций, работающих по проблеме наркомании: администрации, правоохранительных органов и здравоохранения.

Мой визит на совещание межведомственной комиссии по проблеме наркомании в г. Советском (скажу для объективности — встретиться с представителями комиссии из Югорска я не смогла: человек, владеющий информацией, отсутствовал) вызвал удивление, но пообщаться со мной не отказались. Правда, при ответах на вопросы чувствовалась некая растерянность и неконкретность, будто бы текст, который надо озвучить, не написан, а экспромта, увы, не получается. После того, как я подготовила материал, его  попросили не печатать. «Может быть, я что-то не так поняла?» — засомневалась я, грешным делом. Но меня уверили, что всё написано правильно, вот только получается как-то самонадеянно. Ответственность брать на себя, видимо, никто не хотел, и меня вежливо попросили поставить в газету тот текст, который подготовили сами. Всё было не так просто — даже на просьбу взять меня с собой в реабилитационный центр п. Алябьевский (куда как раз собирались в ближайшее время поехать) ответили напрямую, что взять меня не могут — сначала нужно самим пообщаться с главврачом центра. Без посторонних ушей, как говорится. Вот такую кашу, оказывается, мы заварили. Но мы-то по наивности своей просто хотели узнать, как у нас идёт работа в данном направлении, что делается, что сделать не удаётся? Какие на то причины? Как помочь нашим читателям — мамам наркоманов? Ответ на последний вопрос я всё же получила:

«Уважаемые мамы! Боль Ваша понятна, и я со всей ответственностью уверяю вас, что у нас, в том числе и членов межведомственной комиссии, есть и желание, и стремление помочь Вам и вашим сыновьям. Но здесь не может быть шаблонного плана, необходимы индивидуальные продуманные  действия в каждом конкретном случае. Конечно, многие не хотят «выносить свою беду за порог», но если Вы будете молчать, мы не сможем узнать, какую помощь вы хотите получить.  Как действовать именно в вашей конкретной ситуации?  Здесь нужен не только крик души, но и голос разума. В любом случае, вы всегда можете позвонить по телефону 3-03-08 или прийти по адресу: ул. Ленина, 6, каб. 31. С уважением, Людмила Андреевна Самоловова, заместитель председателя межведомственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту».

Слова замечательные, и мы рады, что всё-таки привлекли внимание к этой проблеме. И будем рады вдвойне, если это поможет хотя бы одному человеку. Ведь до сего дня ни разу по прошествии того времени пока работает комиссия, в неё не обращалась ни одна мама. В чём здесь проблема: в том, что мамы «боятся выносить беду за порог»? Сомневаюсь… Всем известно, что родители наркоманов находятся на грани, они готовы на любые действия, чтобы помочь своим детям. Скорее всего, причины в другом: многие мамы просто не знают, что у нас есть люди, занимающиеся этой проблемой, а те, кто знают, просто не верят в то, что здесь им хоть чем-нибудь помогут. И ещё: складывается впечатление, что упор делается на профилактику (замечательная и нужная вещь, конечно!), но как же быть тем, кто в эту ловушку уже попался?! И об этом говорю не столько я, а те, кто в этом котле варится: наркоманы, их родные и близкие.

Я не хочу обвинять кого бы то ни было, я просто констатирую факты. Я даже готова понять тех, кто пытается бороться с наркоманией: многие законы, необходимые для работы, не действуют либо совсем отсутствуют, не существует эффективной государственной системы оказания наркологической помощи, нет долгосрочных реабилитационных программ, очень мало доступных государственных реабилитационных центров,  нет социальных служб, способных помочь выздоравливающим вернуться к нормальной жизни…  Складывается  такое впечатление, что кто-то наверху лоббирует сложившуюся ситуацию, кого-то она устраивает. Но почему те, кто занимается этой проблемой на местах, так боятся об этом говорить? Что стыдного в том, что люди пытаются помочь, но натыкаются на преграды? Зачем прятать голову в песок? Почему нельзя говорить обо всём прямо, объективно, по-деловому? Ведь даже название лекарственного препарата «Терпинкод», оказывается, для кого-то ещё под запретом. Конечно, на местном уровне запретить продажу того же «Терпинкода» мы не можем, но разве нет возможности обратиться с такой инициативой в вышестоящие органы. Где же наши депутаты, в конце концов?

Уверяю вас, я не пытаюсь сейчас переходить на личности, я стараюсь разобраться в ситуации. Почему всё так, а не иначе? Я не разношу всех в пух и прах, я кричу: «Посмотрите, что происходит! Давайте что-то делать!» Да, есть проблема —  организация работающей молодёжи, наркоманов. Вы не знаете, где искать наркоманов? Зайдите в любую аптеку — они бывают там постоянно, спросите тех же сотрудников «Госнаркоконтроля» или психоневрологического диспансера — они знают многих наркоманов в лицо. Наркоманы не должны быть изгоями, мы должны хотя бы просто с ними общаться. Уверяю вас, они сами смогут посоветовать нам много способов борьбы, даже в области той же профилактики. Как сказал один из наших героев: «Как вы можете бороться с тем, чего не знаете?». И правда, а много ли мы знаем о наркомании? Может нам стоит друг у друга чему-то поучиться? Объединить усилия на самом деле?

Хотя межведомственная комиссия, казалось бы, должна объединять работу всех организаций, относящихся к данной проблеме, но не встретиться с представителями правоохранительных органов и здравоохранении я не могла — ведь именно в их огород, по большому счёту, были брошены в письме камни. В «Госнаркоконтроле» меня встретили приветливо, хотя записывать интервью на диктофон и делать снимки не разрешили — понятно, работа у людей действительно конспиративная. Но перед народом-то отчитаться надо. Что, в принципе, и было сделано. В конце разговора меня вежливо попросили: «Пожалуйста, укажите в материале данные, сколько наркодилеров мы поймали, сколько наркотиков изъяли». Всё, думаю, — приехали. Вроде взрослые люди, не первый год работающие в органах, сильные, смелые, профессионалы, а туда же… До чего же всё-таки приучили нас к этим бумажным отчётам, будто бы именно они — показатель нашей работы! Так и хочется кричать: «Ну не в этом же суть, люди!» Ведь, простите, в газете какие угодно можно цифры написать. А кому они нужны, кроме вашего начальства? Ну что ж! В душу лезть я не собиралась и объяснять, что не о цифрах надо думать, а о людях — это было тоже не в моей компетенции. Тем более, что на мой вопрос, касающийся незаконного привода в правоохранительные органы наркоманов и о недопустимом к ним отношении (о чём говорилось в письме) мне ответили:

«Наша служба организована с июля 2003 года и в ней работают всего 8 сотрудников.  Наша главная задача — препятствовать незаконному обороту наркотиков, выявлять сбытчиков. Поэтому на пустые разговоры с наркоманами, тем более бывшими, времени у нас нет. Если человек перестал употреблять наркотики и не знает, где их купить — для нас он никакого интереса не представляет. В год у нас бывает самое большее человек десять, и то, если для общения с ними у нас есть веская причина. Мы всегда действуем в рамках закона. В конце концов, любой наркоман имеет право подать заявление на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов в прокуратуру». Резонный ответ, конечно, если не учитывать того, что у обывателя сложился такой стереотип, что правоохранительная система у нас работает не очень объективно…Немаловажно и то, что мы живём в городках маленьких, где на улице друг друга по нескольку раз за день встречаем, и представляем, какие могут быть от этих действий последствия. Хотя, может быть, я перегибаю палку…

По поводу участковых, в принципе, мне стоило обратиться к начальнику ГРОВД Николаю Калиничу Невенкину. Но так как не в столь отдалённом прошлом он был у нас в редакции, и разговаривали мы с ним не менее 4 часов, в том числе и по поводу участковых, то идти к нему я посчитала излишним и привожу цитату из нашего прошлого интервью: «На настоящий момент у нас, в Советском районе, приходится по 5000-6000 тысяч жителей на одного участкового. И это, учитывая, что штат полностью укомплектован. Просто некоторые сотрудники в отпуске, кто-то на больничном, кто-то в командировке в Чечне. В связи с этим постоянно происходит перегруппировка участковых (территория участка то убавляется, то расширяется). Поэтому говорить о том, что каждый в курсе, кто у него участковый, не приходится».

Понятное дело, что и не каждый участковый знает, какие семьи живут на его участке. Конечно же, многое зависит от человека: насколько он ответственно подходит к своим обязанностям.

В целом, в «Госнаркоконтроле» были не против того, чтобы матери тоже принимали активное участие в борьбе с наркоманией, но только с оговоркой: чтобы они не мешали работать. «А что, бывает и такое?»  — удивилась я. Оказывается, бывает. Любовь к своему ребёнку затмевает всё, и матери очень часто стараются оправдать его, доказать, что наркотики он не употребляет, хотя это очевидно.

Как правильно сказала мама наркомана «эта проблема в большей степени медицинская», поэтому я решила побывать в психоневрологический диспансере. Так как общаться с главврачом реабилитационного центра в Алябьевском мне пока не рекомендовали, то я отправилась в Югорск. Приехать умудрилась 22 февраля и, хотя о встрече мы договаривалась заранее, меня попросили провести разговор побыстрее. Ну что, я людей понимаю — отдохнуть хочется всем, но и «сворачивать удочки» я не собиралась — всё-таки приехала из Советского и по важному делу… Несмотря на этот казус, на мои вопросы мне ответили. Правда, изначально поинтересовались, кто же всё-таки писал это письмо. Узнав, кто автор, удовлетворённо закивали: «Знаем, знаем!», и со свойственным только медикам улыбкой, способной очаровать любого психопата, начали рассказывать о существующем положении вещей:

«В нашем психоневрологическом диспансере наркоманы проходят первый этап лечения — снятие ломки. Потом они должны проходить реабилитацию в каком-нибудь центре. Да, нас не раз просили, чтобы мы открыли отделение реабилитации при своём диспансере, где бы с пациентами работали психотерапевты, были комнаты психологической разгрузки. Мы понимаем необходимость открытия такого отделения, но удовольствие это дорогое. Пока реализация данного проекта упирается в вопросы финансирования. Как мы выходим из сложившейся ситуации? Тех, кто желает, мы направляем в центр реабилитации в Нефтеюганский район в посёлок Пойковский. Лечение там бесплатное. Сейчас в этом центре проходят реабилитацию трое наших пациентов. Там всё под контролем — установлено 40 видеокамер, есть охрана — наркотики не пронесёшь. У нас действительно была такая проблема — знакомые и друзья проносили наркотики нашим пациентам, но мы постарались её решить в меру наших возможностей: отправили этих людей в милицию, сейчас проносить наркотики просто боятся»… Оказалось, не только финансы, но и законодательство — Гордиев узел в медицинском решении проблемы. Действительно, в ПНД можно пройти платное анонимное лечение, при этом человека на учёт не ставят. Но ведь не каждый сможет найти 980 рублей в сутки (а минимальный курс лечения — 10 дней!). Если же человек лечится бесплатно, то сотрудники ПНД обязаны поставить его на учёт и наблюдать далее в течение 5 лет. Это не прихоть врачей, это закон... Оказалось, что и принудительное лечение в нашей стране возможно только по решению суда. Ни врачи, ни милиция, ни близкие люди не могут заставить наркомана лечиться. На настоящий момент в Российском законодательстве нет закона, который мог бы оказать хоть какое-то влияние на больных алкоголизмом и наркоманией. Не хочет человек лечиться — и никто ему не указ. Нашу неутешительную для матерей наркоманов беседу с главврачом ПНД мы закончили на том, что по большому счёту наркомания (как и алкоголизм) — это проблемы не столько медицинские, сколько социальные: подросткам нечем заняться, у них масса свободного времени, им доступны все соблазны …

Может быть, у вас складывается впечатление, что я пытаюсь оправдать матерей наркоманов? Какие они бедные и несчастные, никто им не помогает. Вовсе нет! Я ведь не на Луне живу и понимаю, что люди бывают разные. Наверняка кто-то из родителей наркоманов неадекватно оценивает ситуацию, обострённо воспринимает какие-то слова или даже мешает нормально работать тем же правоохранительным органам. Но ведь те, кто звонил в нашу редакцию, кто написал это письмо — нуждаются в помощи, а не в оправданиях… На данный момент почему-то получается так: люди работают и, я не сомневаюсь, многие работают самоотверженно (спасибо им огромное!), но большинство проблем это не решает. Слов много, а реальной помощи недостаточно. А значит, мы ни в коем случае не должны закрывать на эту проблему глаза. Действительно, на данный момент ситуация вроде бы стабильна, наркомания пошла на спад — я не отрицаю этого, как и не отрицаю заслуг тех людей, с которыми беседовала. Но! Мы не должны забывать, что наркомания — это проблема, которая развивается волнообразно, и, по мнению экспертов, в ближайшем будущем мы можем ожидать нового всплеска этой страшной болезни. Ведь затишье обычно бывает перед бурей. И когда катастрофа случится, будет поздно: в эту воронку может засосать любого, даже того, кого эта проблема пока не касается. А все организации, которые на сегодняшний день должны выполнять функцию волнорезов, к разгулу стихии под именем наркомания НЕ ГОТОВЫ! Мамы, которые, к счастью, пока не знают, что такое наркомания, тоже должны понимать: как бы они не старались, нельзя быть на 100% застрахованным от того, что завтра их ребёнку по пути из школы не предложат какую-нибудь гадость (а ведь некоторые наркотики вызывают привыкание уже после первого употребления). Так что не торопитесь осуждать других!

Подводя черту под вышесказанным, ещё раз хочу обратить ВНИМАНИЕ на то, что не имею ничего личного против людей, которые занимаются проблемой наркомании, я вижу их старания, но они действительно пока, на мой взгляд, малоэффективны, и это надо признать. Мне кажется, что реально решать какие-то глобальные проблемы (будь то борьба с наркоманией, алкоголизмом или чем-то другим) в нашей стране могут только сильные, смелые люди, искренне заинтересованные в результатах своей работы. Только они могут скоординировать все действия, направленные на помощь наркозависимым. И тогда эта проблема будет решаться совместно не только на уровне газет, но и в других, более подходящих для этого местах — на заседаниях Думы и  в кабинетах руководства. И дай нам Бог, чтобы и КРИКИ ДУШИ и ГОЛОСА РАЗУМА не утонули в речах и аплодисментах.

                                                 Е. Шаньгина.

1552

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки