Тема дня

03.11.2011 - 06:00

А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ: «И НЕ МОГУ, И НЕ ХОЧУ...»

В последнее время вокруг личности этого человека ходит много различных слухов и разнотолков. Были намеки на то, что она виновна в упадке социальной сферы Советского района, не чиста на руку, разоряет спорт и культуру. Насколько правдивы слухи и что есть на самом деле, мы узнали у самой Ольги Ивановны Пушкаревой, бывшего заместителя главы администрации Советского района по социальным вопросам.

Корр.: Ольга Ивановна, о чем бы Вы хотели сегодня поговорить?

О.И.: Ну, во-первых, когда мне раньше говорили о том, что надо обязательно ответить на обвинения некоторых людей, я считала, что сделать это, значит, вступить в перебранку. Сейчас я готова говорить, потому что прозвучала официальная версия Сергея Васильевича Удинцева, с которой я частично согласна, а частично — нет. Согласна с ним в одном — я и не хочу, и не могу ломать свои жизненные принципы и подстраиваться под то, что не соответствует, чему тебя учили всю жизнь. Я и не хочу, и не могу работать в этой администрации — однозначно. А то, что говорили про конфликты — у меня нет ни с кем конфликтов, их по определению не может быть. Потому что они создаются в процессе работы и в процессе принятия каких-либо решений или, наоборот, при их отсутствии. В администрации Советского района уже 5 лет существует конфликт с бюджетными учреждениями и спортивной школой. До этого, 16 лет тому назад, я работала в Советском и когда уходила, то конфликт уже был, причем не у всей спортивной школы, а конкретно у некоторых видов спорта, в том числе и бокса. Это затяжной конфликт, и чтобы его решить, нужно заниматься и заниматься им, и не наскоками, встречами, выслушиванием выкриков, а гораздо глубже. Поэтому официальная позиция власти меня и побудила к объяснению.

Корр.: А каковы причины Вашего ухода? Вы не можете и не хотите работать?

О.И.: Могу, но уже не хочу… Поэтому Сергей Васильевич абсолютно правильно сказал.

Корр.: Одна из версий Вашего ухода — провал летней оздоровительной кампании. Так ли это?

О.И.: Это не так. Она никак не может быть провальной. Она не хуже и не лучше, чем все остальные. Если судить по финансированию, она точно такая же и на том же уровне, что и в 2010 году. По некоторым моментам она даже лучше. Если в прошлом году выехали на Черное море всего 18 детей, то в этом году — 52 ребенка. А то, что лагерь «Окуневские зори» не работал, на это тоже есть определенные причины. Все наши обращения, в том числе и к губернатору Наталье Владимировне Комаровой, остались неуслышанными — не было принято решение о выделении дополнительных денежных средств на строительство пищеблока и медпункта, того, что необходимо в первую очередь. На основании предписаний тот пищеблок, которому в следующем году исполнилось бы ровно 45 лет, никаким нормам не соответствовал, то же самое касается и медпункта — там даже воды не было. Поэтому здесь надо в пояс поклониться Удинцеву за то, что он взял на себя ответственность, поставил жесткие рамки и условия и сказал, что если в этом году мы лагерь не сделаем, то он никогда не отремонтируется и на нем можно будет поставить крест. Поэтому был взят кредит, сроки были сжатые. По моему мнению, летнюю оздоровительную кампанию провальной назвать нельзя, не считая того, что дети не отдохнули в «Окуневских зорях». И еще, итоги только сейчас подводятся.

Корр.: Ходили слухи, что большая часть денег, направленная на социальную сферу, шла на нужды лагеря «Окуневские зори» и там, мягко сказать, пропадала. К примеру, говорили, что Вы увольняете людей в центре культуры, срезаете зарплаты в школе искусств, а излишки тратите на «Окуневские зори». Есть ли в этих слухах хоть доля правды?

О.И.: О чем вы говорите?! Нет, конечно же. А как целевые деньги могли уходить на лагерь «Окуневские зори»? Скорее всего, эти слухи породились после того, как была проведена проверка. История была такая: еще до меня, на протяжении многих лет, отделение бокса и отделение лыжных гонок писали постоянные жалобы в округ, губернатору. Когда был Г.Г. Марьясов — они писали, был А.В. Кирилов — писали, был В.В. Киреев — писали, был П.К. Багаев — тоже писали, при А.А. Бизяеве, С.В. Сагалове тоже. Понимаете, есть такая категория людей, которые постоянно пишут, пишут, пишут.

В марте 2010 года от школы олимпийского резерва было написано обращение на имя депутата Государственной думы олимпийского чемпиона по лыжным гонкам господина Иванова. Обращение о том, что школа олимпийского резерва недополучает денег — на проведение тренировок, выезды, экипировку. Г-н Иванов это обращение переадресовал губернатору Югры и в нем просил убедительно обратить внимание на то, что происходит внутри школы. На основании этого департаментам спорта и образования округа было поручено провести серьезную проверку. Главой администрации Советского района было издано постановление и поручено управлению образования провести проверку. Комиссия работала три месяца. В ходе нее было выявлено, что в школе олимпийского резерва нет главного документа — программы учреждения, на основании которой получают лицензию на образовательную деятельность. Ни у одного из тренеров по виду спорта нет утвержденных программ, нет адаптированной программы, которая пишется под те условия, в которых работает тренер. Мало того, полное отсутствие планов-конспектов, на основании чего тренер работает с каждым ребенком ежедневно, ни у кого не было планов воспитательной работы. А это основа основ. Плюс к этому тренеры-преподаватели почти все работают на 2 ставки. Согласно закону об образовании все перечисленное — это грубейшее нарушение. Почему? Тренеры-преподаватели и учителя относятся к категории педагогов. Ставка на основании Федерального закона — 36 часов в неделю. Из них 18 часов — это учебная нагрузка и 18 часов — это воспитательная, подготовительная работа. Следовательно, работник должен находиться на рабочем месте 6 часов в день. Если полторы ставки, то это 54 часа, две ставки, соответственно, 72 часа, в этом случае рабочий день — 12 часов. К примеру, Галина Анатольевна Легкова, тренер высшей категории по плаванию, работала на 2 ставки и умудрялась себе еще 2 выходных дня сделать, Н.П. Ильницкий — работал на 2 ставки тренера и 0,5 ставки тренера по баскетболу в СК «Кедр» г.п. Советский — 15 часов рабочий день. А в культуре еще интереснее. Может ли человек работать сутки напролет?! И знаете, сколько там таких? Я думала, что только мы это обнаружили, но нет. Это писалось еще Петром Константиновичем Багаевым, когда он пришел работать директором спортивной школы, тогда он отправлял официальное обращение на Сергея Васильевича. Поэтому я с уверенностью могу сказать, это давняя и длинная история. Если бы на тот момент школу проверил обрнадзор ХМАО и мы в свое время не выполнили постановление губернатора и не передали ее из подчинения управления образования в управление культуры, молодежной, семейной политики и спорта администрации района, то школа лишилась бы лицензии.

Когда начался кризис и прошла оптимизация, первое что урезали — это социальная сфера. В районе нет системы управления культурой и спортом — ликвидировали, как юр. лицо, оба комитета. Как следствие, такая ситуация. Меня обвиняют в разбазаривании бюджетных средств, а ведь я не распорядитель кредита, я даже не имею права подписи на финансовых документах. Распорядитель кредита у нас один — это Губенко Сергей Владимирович, глава администрации Советского района. Я никак не могла снять с одного и перебросить на другое («Окуневские зори»).

Корр.: По словам председателя районной федерации бокса М.Ю. Жукова, при Вас нерационально тратились деньги. Например, упомянутая им история про спортивные шапочки по 4 тысячи рублей и лыжные палки по 7 тысяч рублей, афиши на сумму 82 тысячи рублей и на призы спортсменам — 12 тысяч рублей, тогда как бюджет всего мероприятия был чуть более 150 тысяч. Как Вы можете прокомментировать такое заявление?

О.И.: Ну, во-первых, я это заявление вообще никак комментировать не собираюсь. Такие обвинения просто-напросто вынуждают уже меня обращаться по защите чести и достоинства.

Что касается лыжных шапочек, они вообще нигде не фигурируют, если бы он внимательно прочитал Положение «О закрытии лыжного сезона», то увидел бы, что там четко написано — спонсорские средства. Михаил Юрьевич же на закрытии сезона вообще не присутствовал, то есть он тоже пользуется слухами, причем недостоверными… а лыжные палки могут стоить и 11 тысяч рублей.

Корр.: Что было самым сложным в работе зам. главы по социальным вопросам?

О.И.: Самое сложное это то, что в Советском районе система управления соц. сферой несовершенна. Не может заместитель главы по соц. вопросам параллельно являться начальником управления культуры, молодежной, семейной политики и спорта. И всему виной не кризис, как считают многие, а непонимание значимости социальной сферы в целом.

Корр.: Поэтому с такой частотой меняются люди на этой должности?

О.И.: То, что три зама сменились и работает четвертый, это факт. Здесь проблема не в людях и, тем более, не во мне. Во-первых, социальная сфера не финансируется, во-вторых, нет системы. И на те программные мероприятия, которые утверждаются, денег практически не выделяется, и это при бюджете почти 4 миллиарда рублей.

Корр.: А кто виноват в том, что деньги не выделяются?

О.И.: Администрация Советского района.

Корр.: Вот Вы говорите, что система была, хотя у власти стояли те же самые люди, как это понимать?

О.И.: Они просто своими собственными руками систему разрушили, а сейчас им придется своими же собственными руками ее восстанавливать. Другого выхода нет. В Советском районе была выстроенная система, а ее просто взяли и разрушили. Сейчас они снова ее создают, снова создают юр. лицо управлению, потому что по-другому никак нельзя.

Мы объединили две спортивные школы, школу олимпийского резерва и спортивную школу «Арена», тем самым у тренеров-преподавателей автоматически на 10 % выросла базовая ставка-оклад. Мало того, у нас появилась экономия и за счет сокращения руководящего аппарата и бухгалтерии почти 2 миллиона рублей. Это был первый этап. Вторым этапом мы должны были провести реорганизацию ФОК «Олимп» и на его базе сделать детско-юношеский центр спортивной подготовки, это дополнительное образование. Но не получилось. Что бы я ни делала, все застопорилось. Взять хотя бы устав «Олимпа», это же готовый устав школы олимпийского резерва, в котором прописаны обязанности: работать на территории всего района, открывать секции в городских и сельских поселениях по таким видам как футбол, легкая атлетика, волейбол, баскетбол и др., т.е. нужно было просто его исполнять.

Корр.: А кто Вам не дал завершить начатое с ФОК «Олимп»?

О.И.: С.В. Губенко. Изначально когда я вышла с этим предложением к Удинцеву и Губенко, они дали согласие и даже говорили, что нужно быстрее провести реорганизацию. Но потом С.В. Губенко вызвал меня к себе и сказал, что этому не бывать, и «Олимп» не будет учреждением допобразования.

Корр.: А почему?

О.И.: Без объяснения причины… На сегодняшний день просто как воздух необходимо создать систему управления в области культуры и в области физической культуры и массового спорта. Потому что спорт высших достижений — это не цель Советского района. Бабиков похвастался тем, что они выбили 150 тысяч для федерации гиревого спорта. Да не может бюджет района выделять деньги на это! В законе четко прописано, что общественные организации финансируются из бюджета МО на основе грантовой поддержки, остальное — это спонсорская помощь. Подготовка чемпионов России — это не полномочия района, а полномочия субъекта, это просто надо уложить у всех в головах. А район создает условия для массового спорта и выявления талантливых и перспективных спортсменов и гордится их успехами.

Корр.: Как Вы можете охарактеризовать взаимоотношения с бывшими подчиненными? Много ли в администрации Советского района людей, которым можно верить и на которых можно положиться?

О.И.: Конечно, а как по-другому? Сейчас очень работоспособный состав управления культуры, молодежной, семейной политики и спорта. Да, может быть, у специалистов маленький опыт, но управление на сегодняшний день очень профессиональное. Им нужно просто доверять и с их мнением считаться, потому что они не просто с улицы пришли, а знают свое дело.

Корр.: Вы не первый человек на этой должности, который вынужден покинуть ее без почета и памятных подарков, почему так?

О.И.: (затянувшееся молчание) Вы знаете, есть категория руководителей, которые умеют и работать, и расставаться…а есть и… (развела руками)

Корр.: Ваш совет тому, кто оказался на этом месте сейчас и будет впоследствии.

О.И.: Система и еще раз система, ну и неукоснительное соблюдение законодательства — это то, о чем как раз сказал Сергей Васильевич.

Корр.: Ольга Ивановна, а каковы были причины Вашего перехода с должности заместителя председателя комитета по физкультуре и спорту администрации Советского района в августе 1994 года в «Тюментрансгаз»?   

О.И.: В какой-то момент мне стало тесно. Я поняла, что переросла этот масштаб, захотелось чего-то большего, самореализоваться полностью. И я приняла предложение перейти в систему «Тюментрансгаза». Перешла в самое трудное для «Газпрома» время — задержка заработной платы была по 6-8 месяцев. Казалось бы, какой спорт... Но Г.Н. Поляков поставил задачу — разработать систему и программу развития физкультуры и спорта предприятия, в которой каждому, по его физическому состоянию, было комфортно участвовать, чтобы максимум через 2-3 года система «добровольно-принудительно» прижилась. Когда в стране закрывались спортивные школы и клубы, в ТТГ вводились ставки спортивных работников в каждом филиале, ЛПУ. Было очень трудно, я в отпуск 5 лет не ходила, боялась, что за моей спиной что-то отменят, сделают не так. Не скрою, было и такое. Противников, порой, было больше, чем сторонников, особенно, когда утверждали программу строительства спортивных объектов в трассовых поселках. Только мудрый подход самого молодого ген. директора П.Н. Завального помогал мне не опускать руки. «Тюментрансгаз» — спортивная республика. Это не простые слова, а реальная действительность: в 1997 году построен первый и единственный стандартный стадион с искусственной травой, далее — типовые спортивные комплексы с залами: тренажерный, для аэробики, 20 игровых площадок с искусственной травой для игр в футбол, волейбол, баскетбол, хоккейные корты.

Корр.: Если было все так здорово, то почему ушли из системы «Газпрома»? 

О.И.: Мой переход был согласован задолго до реорганизации «ФОКа» и «Норда» на вновь введенную должность зам. начальника отдела соцразвития. Договор с гендиректором П.Н. Завальным был подписан бессрочный с увеличением заработной платы на 15 %, но через полгода я ушла сама, тем самым, конечно, подвела своего руководителя. Ушла, потому что сделала все, что хотела. Когда сдали в эксплуатацию комплекс — лыжную базу, освещенную асфальтированную трассу, тихо сказала себе: «Все!». Сейчас как раз нужен такой руководитель, какой есть. Он абсолютно всех устраивает, потому как все выстроено, слажено, можно и в политику или еще куда...

Корр.: На Ваш взгляд, почему между Югорском и Советским такая большая пропасть, оба ведь являются муниципальными образованиями? Дело в деньгах?

О.И.: Нет, не только и не столько в деньгах. Безусловно, такое предприятие как «Газпром трансгаз Югорск» влияет на это, но причина, на мой взгляд, не в этом. Вспомним Р.З. Салахова, сколько лет он был замом по социальной сфере? Он твердо знает, что такое социальная сфера — это первое. Второе. Там есть преемственность. В Югорске кадры растят, кадрами дорожат, с ними работают, помогают. Но Югорск, если быть до конца честной, это не наглядный пример. Возьмем Белоярский район. Для меня, например, С.П. Маненков — непререкаемый авторитет, и когда я сюда шла работать, я, в первую очередь, посмотрела его систему. У него все правильно выстроено. Я согласна, что нужно строить жилье, но не могу принять того, что все деньги уходят в строительство. Я —  человек воспитанный в корпоративном духе, я — человек командный. Как сказал в интервью вашей газете Удинцев, я воспитана другой системой, а ведь она не хуже. И это так. Если там принимается какое-то решение, то оно обсуждается. Там выслушивается мнение каждого участника процесса.

Корр.: Чем Вы сейчас занимаетесь?

О.И.: Я сейчас нахожусь в отпуске, готовлюсь к отъезду…

Корр.: А планы на будущее, будете также работать?

О.И.: Пока не знаю. Я столько за свою жизнь настроила и построила для других, что мне хочется что-то построить для себя. Ехала к вам на интервью и вспомнила, у меня самый длинный отпуск был за все время только один – 21 день, остальное все работа.

Корр.: Это получается Ваше прощальное интервью?

О.И.: (молчание) Скорее всего.

ДАРЬЯ ТАРАНОВА

553

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки