Тема дня

06.10.2014 - 00:39

«Нельзя обманывать людей»

Константин Угрюмов (слева), Алексей Охлопков и Алексей Путин уже давно в пенсионной сфере. И все еще удивляются, что система меняется чуть ли не каждые три года.

В столице ХМАО, где проходит конференция, посвящённая будущему пенсионной системы страны, попрощались с накопительной частью пенсии. Руководство Пенсионного фонда прямо заявило: у государства нет средств для финансирования накопительной модели. Эксперты считают, что решение об ее ликвидации – вопрос времени. Взамен будет создана добровольно-принудительная система, в которой часть страховых взносов перекладывается с работодателей на граждан. С таким предложением выступает Минфин. В Ханты-Мансийске представитель Минэкономразвития предупредил: заменить старую систему новая не сможет. Массового прихода добровольцев не будет, а экономика потеряет долю уникального досрочного инвестиционного инструмента.

Участники конференции пытались понять, как работать в постоянно меняющихся условиях

Напомним, правительство РФ решило в 2014 и 2015 годах заморозить пенсионные отчисления граждан в накопительную часть. Вместо этого средства направляются на текущие выплаты пенсионерам (в распределительную часть). Это позволяет сокращать дефицит Пенсионного фонда. В результате в 2014 году государство не стало перечислять в него 243 миллиарда рублей, а в 2015 году за счет изъятия накопительных пенсий собирается сэкономить 309 миллиардов. Сейчас один из главных вопросов – откажется ли государство от самой системы обязательного накопительного компонента в пользу добровольной накопительной системы.

Николай Козлов сразу перешел к цифрам. По его данным, сейчас накопительная часть пенсионной системы – это 3 трлн 300 млрд рублей, «деньги очень серьезные». И, судя по тому, что он говорил далее, основной вопрос, который возник у государства, – эффективно ли эти деньги работают.

Тема будущего обязательной накопительной системы стала одной из главных в повестке конференции «Пенсионная система России в свете современного законодательства: текущие вопросы и перспективы развития», которая прошла в Ханты-Мансийске под патронатом регионального правительства и Ханты-Мансийского НПФ. Основной докладчик по теме, заместитель председателя правления Пенсионного фонда РФ Николай Козлов, старался обойтись без категоричных заявлений, но четко дал понять: изменения неизбежны.

 

Алексей Охлопков против доходов от рискованных операций

«С моей точки зрения, основной критерий эффективности – это уровень инфляции. Если пенсионные накопления в реальном выражении из года в год сокращаются, то это минус и в долгосрочном плане такая пенсионная система будет уязвимой, защитить ее будет трудно. Если накопительный компонент растет и [оказывается] выше инфляции, то она эффективна», – сказал он. Сейчас доходность ниже инфляции. «Я уже несколько лет говорю, что нам остро необходимо повышать эффективность инвестирования средств пенсионных накоплений», – сказал чиновник, добавив, что опыт западных пенсионных фондов вселяет в него оптимизм. «Я часто привожу пример шведского государственного пенсионного фонда, который инвестирует на российском фондовом рынке и получает 10% годовой доходности в валюте. Наши фонды получают по разным оценкам 6-7% доходности в рублях», – привел он пример. В зале ему напомнили, что в России закон разрешает НПФ инвестировать в фондовый рынок только через управляющие компании.

Несправедливо требовать от фондов ежегодную доходность, но на среднесрочной перспективе - минимум 10 лет – необходимо обеспечить среднегодовую доходность выше инфляции, считает Козлов. «Если не сумеем обеспечить нормальную доходность от инвестирования средств пенсионных накоплений, то защищать этот компонент будет весьма тяжело, особенно в сложных финансовых экономических условиях, в которые вступает сейчас, как я понимаю, наша страна», - заявил сотрудник ПФР.

Ростислав Кокарев (слева) критично относится к идеи добровольной системе накопительной пенсии

Рассказ о добровольной накопительной программе, которая займет место обязательной, вызвал особый интерес участников конференции. Предлагается переложить часть страховых взносов с работодателей на граждан. Пока говорится о переносе на плечи работников 4% (таким образом, отчисления работников с учетом подоходного налога вырастут до 17%, а организаций – уменьшатся до 26%). Фактически это добровольно-принудительная система. Минфин просит ввести ее взамен существующей модели, Минэкономразвития просит оставить оба варианта.

«Государство уже два года подряд отказывается от выделения государственных средств на формирование накопительного компонента. Это делается по сугубо финансовым причинам. И наш разговор и в Министерстве финансов и других экономических ведомствах говорят о том, что рассчитывать на то, что в обозримом будущем, по крайней мере в течение пяти лет, государство вернется к практике, когда накопительный компонент будет формироваться из бюджета, не приходится, – заявил Козлов. – Поэтому я считаю, что пенсионное сообщество, сообщество НПФ должны поставить во главу угла развитие добровольного формата накопительного компонента».

Ростислав Кокарев (слева) напомнил, что спор из-за моратория на формирование накопительной части пенсии обошелся министерству отставкой одного из руководителей

Козлов также уточнил, как будет формироваться накопительный компонент при добровольных началах: на добровольной основе платит сам работник, платит его работодатель, а государство может выступить в качестве софинансиста. «Государство сейчас фактически экономит на формировании накопительного компонента к 2015 году 309 млрд рублей. И какую-то часть – 10-15% от этой суммы - можно направить на формирование накопительного компонента в режиме софинансирования», – предложил Козлов. В свою очередь, по его мнению, работодателей и граждан можно стимулировать льготами.

Выступление Козлова произвело впечатление на президента национальной ассоциации НПФов Константина Угрюмова. Он бурно отреагировал на критику фондов в неэффективности использования пенсионных накоплений.

«Интересно, что заговорили об этом тогда, когда граждане стали массово уходить в накопительный компонент. С 2012 года им разрешили в течение трех лет самим выбрать, в какой системе они будут формировать свои пенсионные накопления. Они пошли в частные пенсионные системы, массово и добровольно. И если в 2004 году в НПФы перешли 70 тысяч, то сейчас 26 млн. И вот именно в это время заговорили об эффективности», – не скрывал эмоций эксперт. При этом, по его словам, до 2012 года подавляющее большинство застрахованных лиц находилось в лоне государственной управляющей компании, которой государство до 2010 года вообще запрещало куда-либо инвестировать, кроме государственных обязательств и депозитов крупных банков.

Николай Козлов (в середине) предположил, что мораторий на формирование накопительной части продлится пять лет. Это сообщение стало сенсацией на федеральном уровне

«И когда сегодня нам рассказывают о неэффективности накопительной части – это опять же как считать. Собираются за все 12 лет данные о доходности, делятся на 12 лет и делается замечательный вывод, что накопительная часть неэффективна. Но для того чтобы повысить эффективность, государство и приняло решение дать людям возможность за три года определиться – где им находиться и что они считают более эффективным».

Что касается доходности НПФ, то, по словам Угрюмова, граждане, которые пришли в негосударственные фонды в 2004 году и с тех пор не уходили, получили среднюю доходность в полтора раза выше инфляции. «Если человек куда-то бегал, то и соответствующий результат. Поэтому не стоит передергивать», – обратился он к Козлову. Он также добавил, что считает нынешнюю накопительную часть «добровольной». И то, что сейчас происходит, – «это из времён КПСС», когда все зависело от решения одного человека.

«Именно тогда, когда сами трудящиеся решили, что они не хотят участвовать в этой части распределительной системы, началась колоссальная идеологическая атака с изъятиям их пенсионных накоплений. Поэтому я настаиваю: давайте более объективно подходить к оценке ситуации. И называть вещи своими именами. Доходность государственной управляющей компании не то что инфляции не достигает, она и не может ее достичь по определению… Есть объективные причины, которые созданы не рынком, а самим государством в области регулирования и инвестирования. Но при этом мы слышим споры о нашей неэффективности. Я считаю, что пришло время, когда надо остановиться и посмотреть. В конце концов, нельзя обманывать людей. Нельзя сначала говорить людям, что они имеют право сами выбрать, а потом передумать», – заявил Угрюмов.

Ростислав Кокарев

Он также заявил, что развитие добровольной накопительной части пенсии со стороны работодателя напрямую зависит от состояния предприятия. «Уникальный опыт Югры можно распространять только в регионах, у которых есть профицит бюджета, в дотационных мы этот опыт не распространим», – заявил он, указав, что у большинства предприятий просто нет оборотных средств для подобных расходов.

Рядом сидящий заместитель губернатора Алексей Путин шепнул Угрюмову, что и Югра уже в дефиците. «А, ну, наверно, вы не сами виноваты», – отшутился он в ответ.

Заместитель директора департамента корпоративного управления Министерства экономического развития РФ Ростислав Кокарев также высказал опасения по поводу новой реформы пенсионного законодательства. Он поддержал позицию Угрюмова, указав, что с 2012 года накопительная система действительно стала добровольной. Граждане, которой она не нравится, могут от нее отказаться. По его словам, переход «на новый формат добровольности» означает только то, что на плечи граждан лягут новые расходы.

Константин Угрюмов считает, что нельзя обманывать людей, которые по предложению государства выбрали накопительную пенсию

По его словам, по оценке МЭРТа, заменить сложившуюся за последние 10 лет систему в виде обязательной накопительной части новая не сможет. «И это будет обидно, потому что мы продолжаем считать пенсионные деньги уникальным долгосрочным инвестиционным ресурсом, который не имеет пока аналогов. И поэтому наряду с добровольной системой мы продолжаем настаивать на сохранении обязательной части накопительного компонента на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Но с 2015 годом, я боюсь, решение уже принято. Дискуссия, как вы помните, летом была недолгой, но яркой. Министерству экономического развития и вообще экономическому блоку она обошлась в одного замминистра, цена достаточно большая», – напомнил чиновник о судьбе Сергея Белякова, раскритиковавшего решение правительства и уволенного.

«Минфину – всего-навсего в один выговор», – сострил Угрюмов.

Константин Угрюмов, Николай Козлов и Алексей Путин

«Да, мы заплатили больше», - признал Кокарев.

Он также заявил, что слушать про низкую эффективность инвестирования накоплений «обидно», предложив позволить пользоваться новыми инструментами для вложений.

Козлов напомнил, что жители России в целом очень консервативно относятся к вопросу пенсий. «Мы проводили опрос, и он показал, что у нас 66 процентов граждан считают, что за их пенсионное обеспечение должно отвечать государство. В этом вопросе мы чемпионы мира, ни в одной другой стране люди так не рассуждают», - вступил он. «Да, но именно в пенсионной системе у нас правила игры меняются каждые три года. И здесь мы тоже абсолютные чемпионы» - отреагировал Угрюмов.

Алексей Охлопков

Глава Ханты-Мансийского НПФ Алексей Охлопков, тоже пожаловавшись на постоянные изменения правил игры, предсказал: существенно увеличить доходность фондов не получится. «Когда мы смотрим, как инвестируют иностранные пенсионные фонды, мы видим только маленькую долю их портфеля. Если мы в целом посмотрим на их портфель, то их доходность будет в лучшем случае на уровне инфляции. И только совершенно отдельно выдающиеся, не связанные с пенсионными фондами управляющие компании показывают доходность выше инфляции. Да, мы можем создавать новые инструменты, но нужно понимать соотношение «риск - доходность». Можно, конечно, накупить второсортных облигаций с высокой доходностью и показывать надутую доходность какое-то время. Но реально улучшить качественное соотношение риск - доходность не сможем. И задача пенсионных денег – не доходность за счет риска, а сохранность. Мы не должны обсуждать будущее пенсионных накоплений исходя из вопроса их инвестирования», – заявил Охлопков.

Позднее пресс-служба ПФР разослала пояснение высказываниям Козлова относительно пятилетнего моратория на финансирование накопительного компонента. В релизе говорится, что Козлов неудачно выразил свою мысль. «Под пятью годами имелся в виду не мораторий на перечисление пенсионных накоплений, а оптимальный срок смены страховщика – НПФ (такая возможность предполагается законом о гарантировании накоплений – ред.)».

Вероника Завьялова

 

831

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки