Тема дня

18.01.2022 - 09:24

Очередной ненужный чиновник или «волшебная палочка» для бизнеса? Предприниматели — о работе бизнес-омбудсмена Югры

Недавно в Югре назначили нового бизнес-омбудсмена. Им стала Ирина Каск, представитель «Деловой России» из Нефтеюганска, которая сменила Николая Евлахова, занимавшего эту должность с 2016 года. Подводя итоги своей пятилетней деятельности, Евлахов заявил, что ему «за истекший период многим пострадавшим предпринимателям удалось помочь».

В связи с этим мы попросили местных предпринимателей оценить деятельность бизнес-омбудсмена и его общественных помощников, а также дать комментарий: замечают ли они вообще эту работу и обращались ли сами к ним за помощью?

 

«Функция бизнес-омбудсмена бесполезна, потому что основное удушье бизнеса идет с самого верха»

Александр Соколов, директор сети магазинов «Добрый», г. Югорск (в бизнесе 18 лет):

Из-за убытков предприниматель из Югорска Александр Соколов в этом году закрывает два магазина, один из них — двухэтажный торговый дом на ул. Газовиков, 6А. Фото: ИА «2 ГОРОДА», архив, 2016 год

— В свое время я ездил на выборы уполномоченного по правам предпринимателей. Никакого выбора нам, по сути, не дали. Назначили того кандидата на должность бизнес-омбудсмена, который был предварительно согласован с губернатором. По моему мнению, все эти выборы — фикция. Более того, я вам могу сказать, что полномочий у омбудсмена немного, и, соответственно, его функция бесполезна. Почему? Потому что основное удушье бизнеса идет с самого верха. Во-первых, федеральное законодательство в части налогов — это их повышение. Какой-то микросегмент может попасть под самозанятые или еще как-то оптимизироваться, а те, кто относится к малому бизнесу, не попадают под этот сегмент, и, соответственно, налоговая нагрузка для них увеличивается.

Другое давление идет от экологов. В соответствии с нормативами и требованиями, например, по той же установке контейнерных площадок рядом с торговыми точками, предприниматели несут дополнительные расходы.

Есть еще косвенные моменты. Например, взять тех же дорожников. Они вроде вообще никак к нам не относятся, но когда они чистят улицы от снега (по муниципальному контракту, получая за свою работу деньги из бюджета, который формируем мы, налогоплательщики), фактически перемещают снежные массы на территорию частных и общественных владений. Но ведь с общественных владений коммунальщики обязаны убирать за собой снежный гребень. А они этого не делают. Бывает, что и просто сгребают снег на прилегающую территорию к магазину. В итоге приходится тратить много сил на уборку, зачастую привлекая спецтехнику. Это и физические и финансовые затраты.

Коснемся пандемии. Я сдаю в аренду кафе. По словам руководства заведения, чувствуется жесточайший отток людей из-за ковидных ограничений. В связи с этим приходится снижать плату за аренду, а периодически вообще ее отменять, чтобы предприятие не закрылось. Это тоже потери для меня как предпринимателя. На общем фоне никакие эти вопросы никакой омбудсмен не будет решать.

Надо понимать, что бизнес-омбудсмен — это очередной чиновник, очередной расход бюджета и, на мой взгляд, абсолютно ненужный. Никакую полезную функцию он не выполняет. С его общественными представителями мы никак не взаимодействуем.

В городе Югорске есть Совет предпринимателей. Но надо понимать, что это орган, которого фактически и юридически не существует. Это общественное собрание на добровольных началах. Его председателем является Гулико Немазенко, которая тратит личное время, а порой и свои деньги (пусть и небольшие), чтобы отстаивать общественные интересы. Я в этом тоже принимаю активное участие. Ну и что вы думаете, нас слышат?

Как опытный предприниматель скажу, что у нас сейчас заманивание в бизнес походит на очень жесткую игру — «Русскую рулетку»: вход в нее — рубль, выход — десять. Вот самый свежий пример. Через несколько дней я закрываю торговый дом «Добрый» на Газовиков, 6А. Оптимизационные меры не дали результата, в итоге магазин все равно в убытке. Двенадцать лет назад я купил для этого магазина оборудование на 7 миллионов рублей, сейчас могу его продать лишь за 200 тысяч рублей. Эта сумма компенсирует мне только затраты по закрытию торговой точки. В общем, все наши госпрограммы по поддержке малого бизнеса носят характер заманухи.

В России бизнеса нет, есть экономическое рабство. И все основные проблемы идут с самого верха.

При личных встречах с депутатом Госдумы Павлом Завальным я неоднократно ему объяснял, что бизнес находится в тяжелейшем положении, поэтому в малых городах должны быть ограничения для федеральных сетей. На что Павел Николаевич нам сказал, мол, это хорошо, когда конкуренция, сейчас надо помогать нефтегазовому сектору, которому тяжело. После этого мы понимаем, что они так далеки от нас, и сказать, что они космонавты, это ничего не сказать.

У нас федеральный бюджет порядка 20 триллионов рублей, доходов собрали 27 триллионов, это значит, что профицит составил 7 триллионов — это 35 %. Я такого в истории нигде не читал, не видел и не слышал. То есть федеральный бюджет задыхается от денег. Но за счет чего? За счет того, что обдирает. Причем не только малый и микробизнес (средний практически «убили», остался только аффилированный), но и физических лиц по всем статьям. У нас же есть косвенные налоги, которые заложены в цене на ГСМ и все товары народного потребления.

Налоговая душит. В 2018 году вышло решение Высшего Арбитражного суда об изменении методики учета и подсчета площадей. То есть в арендуемом здании начали плюсовать площади и впаивать налог. Нам в 2018 году внепланово начислили 1,6 миллиона рублей. Мы разом все заплатили, с минимальными пенями. А некоторым предпринимателям начислили по несколько миллионов рублей, и никакие юридические споры ни к чему не привели. В общем, накидали всем!

В такой ситуации выжить бизнесу непросто. Я не вижу перспектив. Подменить малый бизнес самозанятостью? Государство нас к этому ведет. Но в таком формате надо четко понимать, что много человек не заработает. На жизнь, может, и хватит, но от этого нет никаких инвестиций.

У меня есть депутатский опыт, я знаю, как устроена эта система по расходованию бюджетных средств. Если в 2011 году у нас бюджет был порядка 4,2 миллиарда рублей, то в 2021 году — 3,7. За десять лет, если включить дефлятор, мы увидим, что бюджет уменьшился очень серьезно. И если в 2011 году из 4,2 миллиардов рублей у нас около 1 миллиарда рублей — это был бюджет развития (деньги, которые дают небольшую подпитку малому и микробизнесу), то сегодня бюджета развития фактически нет. Может, есть 200-300 миллионов рублей, но для такого города это мизерная сумма.

Александр Соколов неоднократно избирался в местный парламент. Фото: ИА «2 ГОРОДА», архив, 2017 год.

Помимо уменьшения бюджета есть другой показатель — это поступление в городской бюджет налогов от бизнеса. Несколько лет назад это была неплохая сумма — 100 миллионов рублей в год. Сейчас с учетом всех дефляторов и повышения налогов она составляет порядка 97 миллионов рублей. И на этом фоне только мое небольшое предприятие, где я уже закрыл пять магазинов, в 2021 году в местный бюджет отдало 2 миллиона рублей.

Коммуналка растет, зарплата растет, налоги растут, а прибыль падает. И так везде. Я общаюсь со многими предпринимателями. Ситуация непростая, и этот год будет очень показательным. Не только в моей компании. Все предприниматели, которые были раньше активными и во что-то инвестировали, стоят сами за прилавками или станками. Мы с женой в том числе. Я и грузчик, и водитель, и бухгалтер. Сейчас мы все универсалы, по-другому сегодня никак.

В этом году я закрываю еще два магазина, в итоге у меня остается три небольшие торговые точки.

Хотя нам официально говорят, что по количеству субъектов малого и среднего бизнеса ситуация у нас не ухудшается, мол, у нас как было 1200 с копейками субъектов МСП в Югорске, так и есть, но только никто не уточняет, что это микропредприниматели. Грубо говоря, это ремесленный формат. И нас всех затягивают на этот низкий уровень предпринимательства, а Москва жирует.

 

«Если бы я раньше узнала о работе бизнес-омбудсмена, то сразу бы обратилась к нему, тем самым сэкономив порядка 300 тысяч рублей»

Вера Богдан, основатель арт-кондитерских «Дольче Вита» и пекарни «Тесто-Место», г. Советский / Югорск (в бизнесе четыре года):

Вера Богдан работает на поприще бизнеса четыре года. Фото: Вера Богдан, vk.com

— Начиная свой бизнес, я не обращала внимания на существование каких-то там служб. Ведь когда начинаешь, многого не знаешь. Но в 2021 году бизнес-омбудсмен Николай Евлахов очень помог мне и еще нескольким предпринимателям города Советского.

Честно, если бы я раньше узнала о работе уполномоченного по правам предпринимателей, то сразу бы обратилась к нему, тем самым сэкономив порядка 300 тысяч рублей. Но записалась на прием только тогда, когда несколько раз сама побилась, как рыба об лед, над решением проблемы.

Суть проблемы — неправильный расчет за отопление. Несколько лет нам начисляли завышенную плату, то есть вместо 5,5 тысяч рублей, которые я плачу сейчас, мы ежемесячно платили 16 500. Три года мы писали письма в адрес местной ресурсоснабжающей компании. Все — безрезультатно. После обращения к окружному омбудсмену дело сдвинулось с мертвой точки. Через два месяца мой вопрос был полностью решен. В МУП «Советский Тепловодоканал» провели проверку, выявили много замечаний... Там не стали накалять ситуацию, приняв верное решение — перевести всех арендаторов и собственников нежилых помещений здания по улице Киевская, 20 на правильный тариф. А до этого момента люди платили по завышенным тарифам на протяжении порядка 10 лет. Поэтому я считаю, что обращаться к бизнес-омбудсмену надо всем, вне зависимости от того, кто сколько лет в бизнесе. Те же акулы бизнеса 90-х годов в свое время долго судились с «Генерацией», потратив много нервов и денег на адвокатов. А я оперативно решила свою проблему, грубо говоря, после трех писем и трех звонков. Так как мой вопрос был решен, оцениваю деятельность бизнес-омбудсмена на пять баллов. Хочу еще отметить, что после обращения к Николаю Евлахову мне предлагали услуги бесплатного юриста для оформления всей необходимой документации.

Отмечу, что у нас в городе много нерешенных проблем. Например, вопрос здоровой конкуренции. Если на местный рынок придет крупная сеть пекарен или кондитерских, а их на Большой земле (даже внутрироссийских сетей) уже очень много, то нам не выжить.  

Теперь о том, что касается местного движения предпринимателей. Скажу честно, оно у нас не особо развито. В Югорске с этим дела обстоят лучше. Оттуда мы получаем больше актуальной и полезной информации. Из общественных помощников знала только Алексея Шевцова, который был в этой должности два года назад. Сегодня никого не знаю, и мне эта история непонятна. На данный момент взаимодействую только с отделом предпринимательства и экономического развития администрации Советского района. И, конечно, больше полагаюсь на себя. Если мне, например, на парковку арт-кондитерской нагребают снежные кучи, то я звоню в городскую администрацию. Если два года назад надо было установить мусорные баки, то тоже взаимодействую с чиновниками. Надо быть немного назойливым: писать, звонить… чтобы о тебе не забывали, чтобы ты был на слуху.

 

«К бизнес-омбудсмену бессмысленно обращаться, поскольку у него свои полномочия, определенные округом»

Дмитрий Яковкин, предприниматель в лесной отрасли, г.п. Зеленоборск (в бизнесе больше 20 лет):

Фото: ИА «2 ГОРОДА», архив

— В свое время я присутствовал на одной из встреч с бизнес-омбудсменом, которая проходила в городе Советском. Но лично к нему не обращался, так как не было такой потребности, поэтому мне тяжело оценивать его работу. Но я так скажу: общественный помощник для предпринимателей может быть и нужен, но только формат должен быть другим. У нас на весь регион один бизнес-омбудсмен, который находится в основном в Ханты-Мансийске, и понятно, что он не может знать всех наших проблем. Я, может быть, и обратился бы к нему, но не всегда есть возможность поехать в окружную столицу. По поводу общественных помощников я тоже информацией не владею. Не знаю, на какой основе они работают: это общественная нагрузка, или им за это платят деньги? Если это общественная нагрузка, то, может, люди и не сильно афишируют свою деятельность. Если они получают за работу деньги, то информации об их работе очень мало. 

В основном проблемы предпринимателей носят общероссийский масштаб, на муниципальном уровне они не решаются. Например, ситуация с взлетевшими ценами на топливо. Этот вопрос задавать окружному омбудсмену бессмысленно, поскольку у него есть свои полномочия, которые определены округом. На сегодня основная проблема бизнеса в том, что мы не можем планировать работу, потому что нашу страну ежегодно «колбасит» в плане цен, которые в этом году неожиданно подскочили чуть ли не в два раза.

КАТЯ ЧЕХОВА

ИА «2 ГОРОДА»

8279

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки