gif-заглушка

Тема дня

04.07.2008 - 06:00

ПАВЕЛ ЗАВАЛЬНЫЙ: "ЕСЛИ ГЕНЕРАЛ СОМНЕВАЕТСЯ — УСПЕХА В БОЮ НЕ БУДЕТ”

Павел Завальный. Руководитель крупнейшей газотранспортной компании мира, составляющей основу большого «Газпрома», один из самых ярких депутатов Ханты-Мансийской окружной Думы, на все имеющий собственное мнение и открыто отстаивающий интересы своих избирателей. Наш сегодняшний разговор с этим неординарным человеком — о взаимоотношениях бизнеса и власти во всех проявлениях.

— Павел Николаевич, признайтесь, зачем вам, генеральному директору крупнейшей компании, понадобился еще и депутатский мандат? Что подвигло вас во власть?

— Стать депутатом в 2002-м мне предложил Александр Васильевич Филипенко. Честно говоря, не хотел идти в Думу, работы хватало. Но коли «Газпром трансгаз Югорск» — регионообразующая компания, хочешь ты того или нет, приходится отвечать и за жизнь людей в зоне ее деятельности, участвовать в социально-экономическом развитии территорий. Немаловажную роль сыграл тот факт, что две трети депутатов Югры в то время — генеральные директора компаний, обеспечивающих львиную долю не только территориального, но и федерального бюджета. Многие из них годами вместе с правительством округа определяли приоритеты, решая, куда потратить казенные деньги.

Конечно, это дополнительная нагрузка, требующая немало времени. С другой стороны, хороший опыт. До этого на многие вопросы смотрел с точки зрения корпоративных интересов. Сейчас взгляды поменялись. Не может отдельно взятая компания жить вне общества, вне экономики региона. Медицина, образование, социальная сфера обеспечивают и наших сотрудников, членов их семей. В свою очередь, бизнес через налоги, создание рабочих мест, доходы работников участвует в финансировании всех этих бюджетных отраслей.

— В окружной Думе вы второй созыв, можете сравнить то, чего ожидали от хождения во власть, с тем, что оказалось на самом деле? Велика разница?

— А я ничего не ждал, поскольку понимал, что Дума — то место, где необходимо работать, отстаивать позицию. Без споров не обходится. Но мы не люди с улицы, за каждым из нас многотысячные коллективы. Мы прекрасно знаем, что такое деньги и как они должны расходоваться. Бюджет ООО «Газпром трансгаз Югорск», например, превышает 170 млрд. рублей — больше бюджета округа. Причем бюджет у нас очень жесткий: шаг влево или вправо — головы не сносить. То же должно быть и в государстве. Казенные деньги обязаны идти на улучшение качества жизни людей. Нам надо города и села приводить в порядок, строить жилье, дороги, школы, больницы, канализацию, водоочистные сооружения и многое другое, что влияет на жизнь людей.

— На заседаниях бюджетной комиссии и фракции единороссов в окружной Думе при обсуждении программ то и дело разгораются дискуссии. Звучат самые нелицеприятные оценки в адрес исполнителей. В чем причина споров? В несовершенстве законов или недостаточной квалификации этих самых исполнителей?

— Это все вместе. Несовершенство, квалификация, забюрокраченность механизмов реализации любого проекта. Возьмем, к примеру, программу строительства детских садов. Из 134 зданий за прошедший с момента ее принятия год удалось заложить лишь одно. В Советском районе. На фракции мы попытались диагностировать причины провала. Проект политизирован, все боятся взять на себя ответственность. А у семи нянек, как это бывает, дитя без глазу. Возникает масса проблем. С проектами, их привязкой на местности, финансированием. Никто не предусмотрел затрат на подготовку площадок, в том числе на снос жилых строений и прокладку коммуникаций. Те же сургутяне предлагают вернуться к выкупу и реконструкции зданий детских садов, ранее проданных или сданных в аренду.

Фракция рекомендовала правительству создать некий штаб, координационный совет, который бы в деталях рассмотрел весь комплекс проблем каждого конкретного муниципалитета. И уже потом вносить в программу поправки, учитывающие специфику территорий. Нужна дотошная работа, и кто-то должен взвалить ее на себя. Или еще одна программа — модернизации жилищно-коммунального хозяйства, за реализацию которой на последнем заседании бюджетной комиссии мы поставили оценку «неудовлетворительно». Она изначально была сырая. Ее без слез нельзя было читать.

— Зачем же год назад Дума принимала подобную программу?

— Иначе никакой программы не было бы вовсе и в регионе вообще ничего не делалось. Любая программа, пусть и плохая, не совсем детализированная, но это движение вперед. Поэтому даже такие документы мы принимаем, но говорим правительству: ребята, программа сырая, давайте поработаем год, проведем работу над ошибками и будем двигаться дальше. При этом важно слышать друг друга, а не искать виноватых.

— Но есть, наверное, и такие программы, которые в результате полемики удалось довести до ума?

— Безусловно, есть. Прежде всего это программа жилищного строительства. На первом же заседании Думы, как только впервые стал депутатом, при обсуждении вопроса о сносе ветхого и фенольного жилья я сказал: ребята, ни за какие деньги в бюджете мы не решим эту проблему, если не начнем развивать ипотечные схемы. На дворе шел 2002 год. Я говорил об ипотеке два года при каждом удобном случае, прежде чем меня услышали. Кстати, ипотечную программу в округе запустили за год до появления подобных программ на федеральном уровне. Она действительно позволила расшить узкие места.

— С чего вдруг этакая уверенность в действенности ипотеки?

— Когда в 1996-м я возглавил компанию, из каждых десяти человек, приходивших ко мне на прием по личным вопросам, девять говорили исключительно о жилье. Квартиры тогда строили и раздавали бесплатно. Я быстро понял: сколько ни строй, все равно будет мало. И на два года приостановил прием по жилищным вопросам, пока не развили ипотеку. Зато сегодня по схеме ипотечного кредитования мы строим ежегодно около 150 квартир в Югорске, Белоярском, Уренгое, Краснотурьинске, там, где существует вторичный рынок жилья. 250- 350 квартир также строим на «земле», причем на всей территории России, в тех городах, где человек хочет жить после окончания трудовой деятельности на севере. Данный проект я считаю одним из самых успешных, в том числе и на уровне автономного округа. Мы предусмотрели законом льготы и субсидии, заметно облегчив доступ молодежи и сотрудников бюджетных учреждений к ипотечным кредитам.

И второе. Мы приняли закон о качестве жизни, декларирующий на всей территории округа стандарты бюджетных услуг. Есть конкретные нормативы, сколько и каких учреждений должно быть в том или ином районе, в зависимости от численности населения. В рамках этого закона идет развитие территорий. Строятся спортзалы, дома культуры, школы, детские сады, прочие социальные объекты. А каждый депутат заодно с муниципальной властью, местным самоуправлением участвует в расстановке приоритетов: где, что и когда должно быть построено, дабы обеспечить весь набор бюджетных услуг высокого уровня.

— Вы нередко повторяете, что не дело власти заниматься бизнесом...

— Я противник прямых бюджетных инвестиций. Идеально, когда власть обеспечивает условия для реализации успешных бизнес-проектов, в том числе за счет государственно-частного партнерства. Строить дороги, создавать инфраструктуру, так называемые технопарки. Компенсировать процентные ставки по банковским кредитам. При этом все эти вложения со временем возвращаются в виде дополнительных налоговых поступлений, появляются новые рабочие места. Бизнесмен рискует своим рублем и пытается достичь максимальной эффективности проекта. У чиновника же, по долгу службы занимающегося бизнесом, нет личной мотивации. Зачем ему выкладываться по полной? Свою зарплату он и так получит.

Я понимаю еще, когда прямые инвестиции идут на решение крайне важных социальных задач. Скажем, на селе единственное производство — рыбозавод, кормящий полрайона, и нужны средства на его реконструкцию. Понятно, все это сплошные убытки. Но иначе село умрет. В России и так уже умерли тысячи деревень! А все потому, что государство в 1990-х отказалось от поддержки сельского хозяйства. Полстраны потеряли за эти полтора десятка лет. Сегодня вернуть в глубинку мужика-работягу очень сложно, многие поля давно заросли бурьяном и лесом.

— Как же это соотносится с вашим убеждением, что прямые инвестиции не дело власти?

— Прямые инвестиции действительно не дело власти. Но без них зачастую не обойтись. Дабы развить депрессивную территорию, дать ее жителям ту самую удочку, власть обязана либо найти инвестора, что, конечно, предпочтительнее, либо сама вкладывать деньги. Просто брать проект и делать, в надежде со временем продать его более эффективному собственнику. Вспомните начало 1990-х, когда власти необходимо было хотя бы на уровне региона обеспечить прохождение платежей. Именно тогда правительство округа учредило Ханты-Мансийский банк. Сегодня на территории округа множество крупных банков, но этот один из лучших и наиболее успешных в стране. Правительство округа приняло решение о продаже этого бизнеса, и некогда вложенные деньги окупятся сторицей. Точно так же округ в 1990-х создал страховую компанию «Югория», решив массу проблем на территории. При этом деньги остались в регионе. Кстати, реальная стоимость этой компании также значительно больше пары вложенных миллиардов.

— Павел Николаевич, бизнес и власть — партнеры?

— Любая компания, крупная или мелкая, должна не только зарплату платить, но и создавать условия, чтобы сотрудники из нее не бежали. Помогать решфть жилищные проблемы, поддерживать материнство и детство, заботиться о здоровье сотрудников, решать их житейские проблемы. Без партнерских отношений с властью осилить все это невозможно. Вот и в миссии компании, нефтяной или обувной, вы непременно прочитаете: «Служить людям, обществу». Такова эволюция развития бизнеса.

Я бы сказал так: мы — социальные партнеры. За те годы, что работаю в Думе, «Газпром трансгаз Югорск» построил десятки объектов, начиная с аэропорта в Советском и продолжая жильем, больницами, врачебными амбулаториями, спортивными и культурными комплексами, иными жизненно важными объектами. Наша компания не только содержит, но и прокладывает дороги, в частности, трассу вдоль газового коридора из Заполярья на Средний Урал.

Уже введен участок Приполярный — Сосьва, далее дорога пойдет на Пунгу. В скором времени появится возможность круглогодичного проезда во все трассовые поселки, всесезонного завоза товаров. Все это реальная работа, за которую не стыдно ни перед самим собой, ни перед моими земляками.

— Но существует и такой подход: отвяжитесь все от меня, я и так плачу полным рублем налоги...

— Мне вспоминается, лет семь назад, когда государство отменило все льготы по налогу на прибыль, небезызвестный Михаил Ходорковский в интервью «Аргументам и фактам» сказал такую вещь: бизнес, который занимается социальной политикой, неэффективен, он отвлекает на это прибыль, которую зарабатывает. А прибыль — это дивиденды акционеров и источник для развития компании. Следовательно, такой бизнес в конкурентной среде, в рыночной экономике, выжить не сможет... Это очень спорный вопрос. Но на самом деле социальная политика в интересах общества — чрезвычайно дорогое занятие для всех компаний. Если власть строит спортивный комплекс и вкладывает в него 100 миллионов рублей, то это 100 миллионов и ничего больше. А если мы вкладываем те же 100 миллионов, социальный объект обходится нам гораздо дороже. Потому что, прежде чем вложить эти деньги, приходится заплатить налог на прибыль, 24 процента плюс НДС. Это сдерживает серьезно.

— Так, может, пересмотреть социальную политику компании? Пускай объекты финансирует государство.

— Такая дилемма возникает. С одной стороны, государство поощряет социальное партнерство. Александр Жуков, Герман Греф неоднократно награждали «Газпром трансгаз Югорск», присваивая нам звание «Российская организация высокой социальной эффективности», вручая правительственные дипломы за «реализацию социальных программ и развитие местного сообщества». С другой стороны, такой налоговой политикой государство как бы нам говорит: это не ваше дело. А хотите заниматься этим богоугодным делом — платите налог! Маразм какой-то! Это не есть правильно. Тем не менее я считаю, что даже в этих условиях регионообразующая компания не может дистанцироваться от социальных проблем в зоне своей деятельности. Это наша обязанность хотя бы по праву того, что живем мы лучше многих. «Газпром трансгаз Югорск» является ответственным социальным партнером администраций многих муниципалитетов. Хотя данная фраза и звучит как агитка, но это действительно так. За два года наша доля в совместных проектах потянула на сотни миллионов рублей.

Так исторически сложилось, что мы в большей или меньшей степени несем ответственность за 29 поселков и городов. Именно мы построили в свое время значительную их часть. На нас лежит транспортное обеспечение (а до многих из них только на вертолете можно долететь), торговое снабжение. До недавних пор мы содержали даже школы и детские сады. Представители власти всерьез заявляли мне: это ваши поселки! Вы ими и занимайтесь. Мы ими и занимались. Хотя в трассовых поселках живут граждане России, о которых вспоминали лишь в период предвыборных кампаний. До недавних пор мы не настаивали на передаче жилья и социальных объектов муниципалитетам. Поскольку передача могла привести к краху системы: люди разъедутся и некому будет обеспечивать транспорт газа.

— «Газпром трансгаз Югорск» работает на территории трех субъектов Федерации: Югры, Ямала, Свердловской области. Вам как генеральному директору с какой властью работать комфортнее?

— Наиболее тесные и понятные отношения сложились в Ханты-Мансийском автономном округе. Оно и понятно. Здесь я могу влиять на процесс принятия решений, через работу в законодательном собрании, хорошие контакты с руководителями правительства. Без поддержки губернатора, без его личного понимания необходимости развития депрессивного запада автономии ничего бы не случилось. Последнее слово всегда за ним. Нам удалось преодолеть то потребительское отношение местной власти к компании. Два года назад мы передали муниципалитетам школы и детские сады, сделав капитальнейший ремонт. А там, где ремонт нецелесообразен, в Соруме и Сосновке, на долевых началах построили новые школы, детские сады. Хотели построить еще один сад в Приполярном, но в тендере, который проводила местная власть, победил подрядчик, не сумевший за два года подняться из котлована. Хотя мы профинансировали свою долю для начала строительства.

На Ямале отношение власти к бизнесу только меняется в сторону потепления. Начинаем передавать муниципалитетам социальную сферу. Передавая объекты, мы не бросаем их, продолжая оказывать всестороннюю помощь. Два года уговариваем местную власть построить новую школу в Заполярном. Старую деревяшку нужно сносить. Готовы взять на себя половину всех затрат, как сделали это в Югре. Однако власть даже палец о палец не ударила, чтобы отвести землю, заказать документацию. Я давно предлагаю на долевом участии воздвигнуть в Надыме спортивный комплекс, передал даже эскизный проект его аналога, который возводится в Югорске, но только сейчас власть приняла такое решение, заказав проектно-сметную документацию.

— Россия держится в основном на крупном бизнесе. А президент ставит задачу развить в стране малый бизнес, частное предпринимательство, взрастить средний класс. Вы оптимистично относитесь к подобным перспективам?

— После последних заявлений президента должны произойти подвижки в развитии малого бизнеса. Это крайне важно, когда федеральная власть начинает уделять внимание этим вопросам. Недаром говорят: русские медленно запрягают, но быстро едут. По сути, малый и средний бизнес — это прямой путь к созданию гражданского общества, которое базируется на самодостаточных людях предпринимательского толка. А следовательно, и путь к полноценной демократии. Демократии, которую может себе позволить только сильное государство. В слабом же государстве демократия приводит к анархии, что и произошло с нашей страной в 1990-е годы. Создавали рынок, а получился базар. Демократия — удел только сильных государств, а ее основа — тот самый демос, средний класс, люди, имеющие собственность, образование, статус, право голоса и собственное мнение, смысл жизни, если хотите. Именно демос, а не плебс, нищета. Человек, живущий без смысла жизни, ничего не создает, он только потребляет, разрушает и в конце концов спивается или становится наркоманом, так и не поняв, для чего он пришел в этот мир.

— А сами вы, если бы решили вдруг заняться малым бизнесом, то какую выбрали бы сферу для приложения сил?

— Если ты руководитель компании, то тебе как управленцу по большому счету без разницы, каким бизнесом заниматься. Туристическим, ресторанным, транспортным, или, как мой отец, управлять краснознаменным колхозом.

— А если бы вы только заканчивали сейчас институт...

— Здесь все гораздо сложнее. Просто так взять и с нуля создать собственное дело способен далеко не каждый, может быть, один из тысячи. Даже при всех бизнес-инкубаторах и декларируемой государственной поддержке. Для начала нужно приобрести жизненный опыт. Большинство нынешних бизнесменов либо выросли из кооперативов, либо обязаны своим появлением приватизации, ваучерам, чековым аукционам. Они приобрели и управляют собственностью, которая была создана до них. Конечно, среди владельцев салонов или магазинов немало тех, кто начинал с нуля, так называемых челночников. Но само время заставило этих людей крутиться. Государство выставило многих из них на улицу, оставив без средств к существованию. Сегодня совершенно другая ситуация. Чтобы стать бизнесменом, нужен не только опыт и стартовый капитал, прежде всего, нужен характер. При нашей бюрократии и коррупции любая идея утонет в согласованиях. Только коснись — и ты все увидишь...

— Руководитель крупной компании, к тому же государственной, сродни государственному управленцу?

— В компании и органах власти несколько разные бизнес-процессы. Хотя там и там существует свой бюджет. Правда, у государства больше возможностей для его корректировки. Причину можно всегда найти. Мы же отвечаем за каждую копейку. Вот почему на заседании бюджетного комитета я говорю: невыполнение программы на 20, а то и на 50 процентов — однозначно неудовлетворительная работа. Если бы я недовыполнил или перевыполнил утвержденный бюджет даже на 5 процентов, то я не был бы директором. Это двойка, иди ищи другую работу. У нас бюджет должен быть выполнен на 99 целых и девять в периоде. При этом деньги следует не просто потратить, а потратить эффективно. Эффективность наших трат оценивается надежностью и производительностью газотранспортной системы. Системы, которая транспортирует 80 процентов российского газа. Системы, от надежности которой зависит благополучие всей страны и половины Европы.

— Павел Николаевич, руководители бывают разные — авторитарные и не очень. А каким должен быть идеальный руководитель?

— Я различаю руководителей умных и мудрых. Умный все видит, оценивает и принимает правильное решение, а мудрый руководитель делает то же самое, но, главное, не делает ошибок в прошлом. Чтобы принять объективное решение, нужен набор элементарных вещей: профессиональные знания, достоверная и объективная информация, опыт принятия решения и интуиция. Причем чем больше опыта, тем выше интуиция. Принимать решение нужно очень убедительно — для коллектива. Иначе — если генерал сомневается, идти в атаку или нет, — кто в бой пойдет?

— А как же авторитет?

— Есть такое понятие: авторитет власти и власть авторитета. Первое — это когда «Я начальник, ты — подчиненный», второе — это уважение к лидеру. Если ты человек авторитетный, люди тебя уважают и оставляют последнее слово за тобой. В бизнесе важно, чтобы тебя уважали за такие качества, как последовательность, верность своему слову и порядочность в отношениях с партнерами.

Раньше я не обращал на это внимание, хотя постоянно об этом задумывался. Руководил больше интуитивно. Идеально, когда ты и лидер, и менеджер. Лидерство — это больше прирожденные качества, хотя «генеральными» не рождаются, а становятся, то есть эти качества можно и нужно развивать в себе, а менеджер — это знания и опыт. Уже потом начал книги об управлении читать. Понял: можно быть менеджером и не быть лидером. И наоборот.

— Что для вас работа? Дело всей жизни, бизнес, реализация личных идей?

— А это все вместе! Как форма и содержание, добро и зло в философии Дао. Знаете, там есть такое понятие — «двойственность вещей». Работа вообще и моя работа в частности дают многогранные ощущения.

Досье «ТИ».

ЗАВАЛЬНЫЙ Павел Николаевич. Генеральный директор ООО «Газпром трансгаз Югорск», депутат Думы Ханты-Мансийского автономного округа, зампред комиссии по бюджету, финансам и экономической политике, заместитель руководителя думской фракции партии «Единая Россия». Кандидат технических наук, автор более 30 научных трудов. Создатель прогрессивной технологии строительства магистральных газопроводов. Действительный член-корреспондент Российской академии технологических наук. Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники. Президент футбольного клуба «ТТГ-Ява».

Родился 11 августа 1961 г. в калужском селе Хотьково. В 1984-м с отличием окончил Московское высшее техническое училище им. Баумана по специальности «инженер-механик газовых турбин». Начинал инженером Приозерного ЛПУ магистральных газопроводов. С 1987-го - главный инженер Ныдинского ЛПУ. С 1990 по 1995 год - начальник производственного отдела эксплуатации компрессорных станций «Тюментрансгаза». В 1995-1996 году - заместитель генерального директора. С 1996 года - генеральный директор ООО «Тюментрансгаз» (ныне - "Газпром трансгаз Югорск").

Андрей ФАТЕЕВ — из Югорска

Опубликовано на сайте: 03.07.08 14:39
263

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки