Тема дня

25.05.2011 - 06:00

ПОГОРИМ!

Совместными усилиями погоды и чиновников прошлым летом Россия понесла колоссальный ущерб от лесных пожаров. Кто виноват? Проведена ли работа над ошибками? Что будет, если и в этом году жара повторится? За разъяснениями мы обратились к старшему летчику-наблюдателю Советского филиала Ханты-Мансийской базы авиационной и наземной  охраны лесов С.В. Белоконю.

Корр.: Сергей Васильевич, начнем с простого вопроса: погорим этим летом?

С.Б.: Конечно, погорим. За 35 лет работы здесь я впервые наблюдаю такую большую раннюю горимость. Обычно сход снежного покрова мы фиксировали только 15 мая, и только тогда начинался период пожарной опасности. В этом же году картина совсем другая, снег сошел значительно раньше. По опыту я знаю, что обычно два года подряд бывают экстремально горимые. Раз в прошлом году было жарко, скорее всего, и этот год также себя покажет.

Корр.: А дело только в погоде?

С.Б.: По большому счету, да. Вы заметили, что снег сошел, а больших или хотя бы системных осадков еще не было. Уже достаточно продолжительное время высокие температуры, хорошие ветра, которые сушат почву, лесную подстилку, поэтому даже любое неосторожное обращение с огнем вызывает пожар. В прошлом году в Центральной России пожары так разгорелись, потому что своевременно не были обнаружены, лесников сократили. Мало того, что нечем было тушить — пожарные службы по деревням тоже сократили, еще и обнаруживали их поздно — авиапатрулирование тоже извели. Пожары обнаруживались на огромных площадях, которые было уже не потушить в рабочем порядке. 

Корр.: В прошлом году чиновники всех уровней клялись и били себя в грудь, что сделают все, чтобы такое не повторилось, что в итоге? Работа над ошибками была проведена?

С.Б.: Да, была, но по большей части административная, то есть Правительство округа и РФ усилило некоторые службы, например, МЧС. Наша противопожарная служба в ХМАО — Югре тоже была усилена. Мы находимся в ведении Рослесхоза — лесного хозяйства. Нам добавлено финансирование, увеличена штатная численность авиапожарной службы. Жаль, что незаметно большой пропаганды, агитации социальной рекламы, тут нужно усилить работу.

Корр.: Вы сказали, что в этом году вас усилили, но перед этим сильно ослабили.

С.Б.: Будем говорить: даже разрушили всю систему.

Корр.: В чем причина проблем, новый Лесной кодекс? Кстати, известно, что одним из соавторов его является госпожа Н.В. Комарова, наш теперешний губернатор.

С.Б.: Разумеется.Все потому, что сейчас нет хозяина в лесу, прежде это был лесник. У каждого лесника был свой надел, свой обход, и он знал каждую елку и отвечал за действия лесопромышленников или нефтяников. Сейчас лес сам по себе, государственные службы — сами по себе. Раньше было пять лесхозов на территории Советского района, сейчас только один территориальный отдел. В лесхозах работали человек 600, из них процентов 30 — лесники, непосредственно живущие в лесу. У каждого было удостоверение государственной лесной охраны, они имели право составлять протоколы при нарушениях, выписывать штрафы гражданам, организациям. На сегодняшний день процедура привлечения виноватых до такой степени сложна, что этим никто из работников лесного хозяйства не занимается. И информация о том, что человек в лесу в форме имеет полномочия, народу была известна. Сейчас же человек в форме, кроме работника полиции, никаких прав не имеет. Все это привело к тому, что у нас куча нарушений. В прошлом году был 141 пожар, и ни одного виноватого в этих пожарах не нашли. По округу — сотни возгораний, и только одно дело дошло до суда, а в суде рассыпалось.

Корр.: Но законодатель, наверняка, преследовал только благие намерения. Почему так вышло?  

С.Б.: Законы пишут люди, которые, видимо, ничего не понимают в лесном хозяйстве. На заседании Правительства работники лесного хозяйства в голос говорили, что их не привлекли для написания Лесного кодекса, не спросили лесоводов. Обращались напрямую к Путину, просили не подписывать этот кодекс, который погубит лесное хозяйство, но никто не прислушался к мнению специалистов.

Корр.: После прошлого лета было внесено множество поправок в Лесной кодекс, и что?

С.Б.: Поправки были внесены, но не было сделано главное — не вернули лесовода в лес. В Центральной России разрушили систему авиационного патрулирования, и пожары отдали на откуп МЧС. Деньги (63 миллиарда рублей), которые дали на модернизацию, достались не лесоводам, а МЧС. Видимо, идет работа, которая обяжет данную структуру тушить все пожары, в том числе лесные. Там, где есть дорожная сеть, есть возможность подъехать к лесному пожару, наверное, это и приемлемо. Но у нас нет такой дорожной сети. Во многие места можно добраться только самолетом. 90 % нашей территории недоступно для наземного транспорта. Более того, имеющиеся дороги разрушаются, разворовываются и скоро по ним проехать вообще будет невозможно. Недавно сгорел всем известный мост на Арантуре. Конечно, этот мост построят, потому что в нем есть острая необходимость, но ведь есть десятки мостов, которые разрушились и никому не нужны. 9 миллиардов рублей, выделенных для усиления противопожарной системы, до сих пор до нас не дошли. Нам пообещали, что эти деньги до ХМАО, возможно, будут доведены в 2012 году. Основная работа нами выполняется на самолете «АН-2» 1949 года, можно посчитать, сколько он уже на службе. Через несколько лет этот самолет спишут, а новых нет. И мы даже не слышим разговоров, что альтернативу этому самолету готовят. Подойдет время, когда патрулировать и высаживать парашютистов будет не на чем.

В Советском районе существуют авиационная охрана лесов и 5 пожарно-химических станций, которые нам передали бывшие лесхозы. На сегодняшний день из технических средств пожаротушения нам, несмотря на экстренный прошлый год и выделенные деньги, пока ничего не дано. Только 12 числа наши специалисты-водители едут закупать 4 автомобиля «УАЗ» (малый патрульный комплекс для патрулирования и тушения огня в лесу). На весь округ — 4 автомобиля! В Агирише пожарка 70-го года, да и в Самзе — не новее. Может быть, на всю страну пока денег не хватает. Кардинальных мер по замене недостающей и изношенной техники не принимается.

Корр.: То есть обещанные чиновниками ответственные меры в лучшем случае оказались полумерами?

С.Б.: Дым рассеялся, проблемы ушли вместе с ним, поэтому ждем новый дым и новые обещания и гарантии. Единственное, что добавили, так это финансирование на выполнение авиационных работ. В прошлом году оно составляло 102 самолеточаса, сейчас денег выделили на 170 часов.

Корр.: Насколько в процентном отношении в прошлом году хватило этих денег?

С.Б.:  На55 %. В 2010 году плановые деньги мы израсходовали в конце июля, а потом дорабатывали за счет Сургута, Ханты-Мансийска, Нижневартовска. И 170 часов тоже может не хватить. У нас законы написаны таким образом, что экстренно использовать дополнительно выделенные деньги не получается — пока процедура пройдет множество инстанций, уже и зима наступит. В том году мы работали с колес, то есть сегодня деньги закончились, завтра мы полетели, и только в полете нам сообщают, что деньги выделены. Так сказать, догоняющее финансирование. Плохо, что структура не единая, специалисты из разных регионов не могут оказывать друг другу помощь, систему разрушили. Я думаю, что руководство должно признать свои ошибки в создании Лесного кодекса.

Корр.: Комарова признала? У нее же сейчас отличный шанс реабилитироваться.

С.Б.: Видимо, не признает. Правда, это не мой уровень, но, похоже, не признает.    

Корр.: Мало того, что в некоторых поселениях сократили пожарные депо, еще и законом создали барьеры для организаций добровольных дружин.

С.Б.: Буквально на прошлой неделе Дума приняла закон «О добровольных пожарных дружинах», но до этого момента без лицензии, без специального обучения, без страховки нельзя было создавать подобные организации.

Корр.: Может быть, мы ничего не понимаем, может, в государственных масштабах выгоднее, чтобы сгорело пятьдесят деревень — построят новые дома. Но это дешевле, чем содержать противопожарную систему страны?

С.Б.: В таком случае все мы будем жить в городах в многоэтажках и утратим понятие о том, что такое малая Россия. Сожжем все деревни и переселим людей в города, потому что это удобно, комфортно. Что тогда останется от страны? Например, в Америке хоть и есть крупные города, но в основном — одноэтажные, потому что жить в своем доме — престижно, удобно и выгодно.

Корр.: Скептики скажут: что нам до Америки, ведь мы ей помогаем.

С.Б.: Чем помогаем?

Корр.: Пожаротушением.

С.Б.: Да, была совместная программа: то, что имели мы в советские времена, американцы успешно переняли. Они все собрали воедино: и леса военных ведомств, и частные, и государственные, и муниципальные, и заповедники. И там, если возник пожар, неважно где, — тушит государство. А, к примеру, в Советском районе есть заповедник «Малая Сосьва» (особо охраняемая территория), так у нас до сих пор не заключен договор на его охрану. Заказник «Верхнекондинский», который идет по гослесфонду, тоже, в принципе, федеральный, но из Федерации ни рубля на охрану этой территории не выделяется. У руководителя заказника на летний период нет людей, которых он сформировал бы в команду, участвующую в тушении пожаров. В прошлом году в заказнике погорело несколько избушек.

Корр.: Предрекают, что пожары могут быть особо страшными из-за прошлогодних горельников, так как там много сухостоя.

С.Б.: На самом деле это не так. Если впрошлом году какая-то площадь была пройдена огнем, то в этом году там пожара уже не будет. Лесной пожар возникает на подстилающей поверхности: трава, хвоя, белый мох. Если это выгорело, то долгое время еще будет формироваться новый слой. Если нечему гореть, то пожаров не будет. Да, обидно и больно смотреть на эти горельники, и больше обидно, что их никто не взял в рубку. Если раньше леса, пройденные огнем, быстро продавались лесопользователям, частным лесозаготовителям, то сейчас прошлогодние горельники так и не получилось продать. Уже этим летом их начнет губить короед, и через год они будут никому не нужны. Эта система сложена так: чтобы списать лес и отдать его в рубку, нужно больше года собирать документы.

Корр.: А что представляет из себя ваша организация?

С.Б.: Мы занимаемся своевременным обнаружением лесных пожаров и тушением их на минимальных площадях. Самолет «АН-2», на котором мы летаем, за один вылет может облететь до 1,5 миллиона гектаров леса. Наше Советское отделение охраняет леса от Урала до Оби (это около 400 км) и от п. Светлого до города Урая — еще 400 км. Такую площадь одним самолетом за день никак не облетишь. А если высокая пожарная опасность в лесу, то мы должны два раза летать над одним и тем же участком. На высокую горимость нам необходимы 3 самолета «АН-2».

Корр.: А новые технологии, космос, например?

С.Б.: Космос на сегодняшний день способен различить горящую точку, когда площадь ее уже достигает 20 гектаров. Он не замечает точки до гектара, как можем заметить их мы с самолета. Система работает, но пока вложения не оправдывают себя.

Корр.: Сколько времени вы работаете именно на этой территории?

С.Б.: С 80-го года, уже тридцать первый год.

Корр.: Как изменился вид из иллюминатора за это время?

С.Б.: У нас в районе горельников немного. Я считаю, что мы работаем неплохо. Наверное, не зря мы считаемся лучшим пожарным отделением в округе. И хотя большая часть лесной территории вырублена, на ее месте стоят уже достаточно взрослые леса: тридцатилетние, сорокалетние деревья. Природа восстанавливается после десятилетий ударной заготовки леса. Меня радует вид из иллюминатора. Вот если запретить охоту, через пять лет здесь будет всюду бегать дичь. Ограничить рыбалку — вернется в реки рыба.

Корр.: Получается, что вас не слышат, никто не отдает отчета в том, что лесное хозяйство придет в окончательный упадок.

С.Б.: Люди равнодушны. Нас слышат и говорят: нет денег.

Корр.: Можно допустить, что в Агирише, в Пионерском нет денег, но, извините, в Югорске и в Ханты-Мансийске… там же деньгами пахнет.

С.Б.: Да, но ведь не дымом. Кстати, Югорск — единственный населенный пункт, где в городских лесах создана специальная пожарная структура, работающая на полузаконных основаниях, потому что у них нет полномочий содержать эту службу, но они находят такую возможность. К примеру, в Нягани нет, хотя площадь городских лесов в 10 раз больше, честь и хвала за это администрации Югорска.

Корр.: А в целом, видимо, жареный глухарь должен клюнуть еще много раз, чтобы до всех дошло?

С.Б.: Выходит так. У нас прекрасный народ, но давайте входить в лес хозяином, как к себе домой, чтобы там была чистота, порядок и красота.

 

Беседовал В. Турин.

463

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки