Тема дня

26.12.2012 - 06:00

ПРАВ НЕ ТОТ, КТО УМНЕЕ

Сегодня гость рубрики “Угол зрения” в каком-то смысле уникальный человек – его депутатский стаж превышает полтора десятилетия. На его глазах и при его участии принимали решения районные парламентарии всех 4-х созывов. Любопытно, что думает этот человек, смотря на происходящее вокруг с высоты своего опыта. Итак, беседуем с депутатом-старожилом Анатолием Георгиевичем Костанди.

Корр.: Анатолий Георгиевич, для начала поделитесь, какие проблемы и тревоги у Вас на повестке дня в данный момент?  

Анатолий Георгиевич: Сегодня язанят решением одной проблемы - это ввод нового жилья в Таежном. Проблема в том, что еще в прошлом году обещали ввести 4 дома, но не ввели. Сейчас вроде обещали, что 2 дома будут сданы в срок до 25 декабря.

Корр.: Что за подрядчики такие «дисциплинированные»?

А.Г.: Подрядчик «Строймонтаж». Недавно в фонде«Жилище» было совещание по этому поводу: квартиры давно распределены, люди уже на чемоданах, нервничают. Но уже год, как сдать жилье не могут.

Корр.: А говорят, что одно из преимуществ деревянных домов - это быстровозводимость?

А.Г.: Затягивают.

Корр.: Но ведь глава района Сергей Удинцев сам является оплотом этой системы. Он-то что предпринимает?

А.Г.: Сергей Васильевич на предпоследней Думе заверил, что до 25 декабря 2дома будут сданы, а до 31 марта - еще 2 дома.

Корр.: Кстати, коль мы заговорили на эту тему, Ваше отношение к строительству деревянных домов? Много копий поломано на эту тему: кто-то - «за», кто-то - «против». На сегодня прошло уже достаточно лет эксплуатации, можно делать какие-то выводы?

А.Г.: Вообще я считаю, что идеально было бы все многоквартирные дома строить из кирпича, а малоэтажные - двухквартирные, одноквартирные - из дерева. Спорно то, что двухквартирный деревянный дом стоит дороже, чем квартира в деревянном многоквартирнике. 

У нас нет гибкой системы обеспечения жильем, чтобы эта система была направлена лицом к человеку, к будущему жильцу. Я бы предложил выбирать людям удобный для них вариант жилья. Допустим, собираемся строить жилье для кого-то, кто стоит на очереди. Говорим, что можем построить коттедж или квартиру и заранее спрашиваем, сколько ему нужно метров. Если больше, чем положено, даем ему возможность сразу пойти в банк, оформить кредит и доплатить стоимость своего будущего жилья. А если ему лишнего не надо и он согласен на квартиру, то строим ему квартиру. Короче, создать какую-то гибкую форму, удобную всем.

Корр.: Почему так не происходит?

А.Г.: Мне сложно сказать. Я насчет этого очень много думал, поскольку работаю уже в четвертомсозыве Думы. Были в Думе такие времена, когда была непонятная конфронтация. Вообще я считаю, что если человек дальше собирается жить, работать, то ему надо объяснить, что он либо не прав, либо принять его правоту. У нас получается, как в армии, прав не тот, кто умнее, а тот, у кого больше прав.

Корр.: Вы уникальный депутат в Думе, поскольку являетесь старожилом представительной власти. Если смотреть на жизнь района в целом, за эти годы, больше 15 лет, какой Вы ее видите? В чем идет развитие района, в чем его недостаточно, а в чем его совсем нет?

А.Г.: Развитие в том, что район и город строится. Но я бы не сказал, что развивается промышленность. Если вспомнить 2000-й год, тогда все было более понятно, и у людей был энтузиазм. В принципе, сейчас предприятия все равно работают, но подъема нет. Я сам всю жизнь занимаюсь лесной промышленностью и вижу, что в последние годы о лесной промышленности идут одни разговоры, а реально ничего не делается.

Корр.: Анатолий Георгиевич, как не сделано? А Лесной кодекс, разве мало он дров наломал во всех смыслах этого слова?

А.Г.: Ну да, это событие очень даже повлияло на лесную отрасль, только, к сожалению, негативно. Для того чтобы что-то менять, надо было собрать специалистов лесной отрасли, каждый должен был высказаться. Собрать совет, который выработал бы стратегию. А такого сделано не было. Сейчас, согласно Лесному кодексу, к нам приходят телеграммы с указаниями. Я читаю их и думаю: раньше в «Крокодиле» была рубрика «Нарочно не придумаешь», вот их туда бы. Такое впечатление, что все делается для того, чтобы отвязаться. Было бы гораздо лучше, если бы ничего не трогали и лесная отрасль жила бы потихоньку сама. А так получается, что ее пытаются наладить люди, которые далеки от этого. Вообще в нашей лесной промышленности мы наделали глобальных ошибок. Я даже думаю, что эти ошибки неисправимы. А все потому, что нет определенной программы. Конечно, есть еще люди, которые пытаются заниматься бизнесом в этой отрасли. Но делают это они не от хорошей жизни, не потому, что хотят возродить лесную промышленность района, просто нужно как-то выживать.

Корр.: Видно, что Вы - человек, болеющий за это дело. Но что Вы сами предпринимаете, чтобы изменить ситуацию? Вы же в курсе, что одним из авторов Лесного кодекса была в то время депутат Государственной Думы, а теперь наш Губернатор Н.В. Комарова. У Вас не было мысли встретиться с ней и высказать накопившееся?

А.Г.: Я об этом слышал много, но сомневаюсь, что Комарова принимала большое участие в его разработке. В группе авторов можно быть и ради материальной выгоды. Я не знаю, от кого это зависит, но понимаю, что округу нужен центр, чтобы выработать программу, которая должна будет пройти фильтрацию на всех уровнях - от начальника до последнего лесника. Это серьезное дело. Проблема еще в том, что никто не знает правдивой информации о расчетной лесосеке. А той, о которой говорят, в реальности нет, и я могу об этом заявить на всех уровнях. Но сегодня нет системы, чтобы повлиять на это.

Корр.: Мы с Вами поговорили о прошедших пятнадцати годах - ничего оптимистического, кроме строительства домов. А давайте, наоборот, заглянем на такой же период вперед. Какова перспектива и у лесной отрасли, и у Таежного, и у Советского?

А.Г.: Сложно сказать. На сегодняшний день мы знаем, что есть нефтяная, газовая промышленность, которые, в общем, работают. Я не знаю, сколько людей они могут трудоустроить. Но если сохранится тенденция - отказываться от вахтовиков и устраивать своих - то не исключено, что все жители района будут трудоустроены. Тогда лесной отрасли не будет.

Корр.: Есть предпосылки к этому?

А.Г.: Есть. По моим прогнозам, частники потихоньку должны загнуться. Я им, конечно, желаю процветания, но тенденция такова, что года 4 еще и все. Специалисты потихоньку уходят, стареют, а молодежь не идет.

Корр.: Вы рисуете неблагополучную перспективу для лесной отрасли. Но почему Вы считаете, что те же нефтяники будут чувствовать себя хорошо? Как известно, объемы добычи нефти в Югре снижаются. Не будет ли у нас так, что через 15 лет Советский станет городом-призраком? У нас уже есть элементы такого ландшафта, когда строят некоторые объекты соцкультбыта в поселениях, которые и содержать не на что и наполнять не кем.

А.Г.: Да, есть такое.У меня создается такое впечатление, что если деньги спущены, правительство должно их использовать, а как использовать - неважно. Но, к сожалению, за деньги ни с кого не спрашивают. Вот опять же о громких делах в Москве. Видно, что обвиняют людей, которые мало имеют к этому отношение. 

Корр.: Кстати, как Вы относитесь к этой антикоррупционной кампании, которая началась в Москве? Некоторые считают, что она должна со временем прийти в регионы. Как Вы считаете, чего у нас можно ожидать?

А.Г.: Я затрудняюсь ответить. Сейчас это больше похоже на показуху. Я склонен к тому, что нужно сначала разобраться, провести следствие, суд, вынести наказание, а потом объявлять на всю страну.

Корр.: У нас же, если на всю страну не объявить и шумиху не поднять, то вероятность, что хоть кто-то получит какое-то наказание, минимальна.

А.Г.:Но и при такой шумихе, если накажут, то не тех, кого следовало.

Корр.: Учитывая, что сейчас конец года, чего Вы ждете от следующего? Хоть что-нибудь позитивное скажите?

А.Г.: Позитивное то, что строительство будет продолжаться в районе. Больница будет реконструироваться. Город, естественно, будет строиться, хорошеть.

Корр.: Читатели этого, конечно, не заметят, но Вы как-то грустно об этом говорите.

А.Г.: Жилье возводится, к сожалению, не так, как хотелось бы. Я вообще не понимаю, как организация может так работать: строить до 70 %-ной готовности и только потом начинается поступление денег. При этом никто никаких гарантий не дает. На таких условиях финансирует округ.

Корр.: То есть свет в конце тоннеля по разгребанию завалов ветхого жилья еще не появился?

А.Г.: Еще нет.

Корр.: А Вы, как человек опытный, зная, что, с одной стороны, жилье строится, а, с другой стороны, экономика не процветает, можете посоветовать молодым людям брать ипотеку здесь на 15-20 лет?

А.Г.: Не знаю. Если другого выхода нет. Есть хороший пример жителей наших южных окраин страны. У них там не давали жилья никогда. Они знают, что если ребенок родился - ему нужно строить дом, и там это у каждого в голове. И мы знаем, что люди там живут богато. Конечно, ипотека - это кабала. Но можно потихоньку строить в течение жизни. Правда, следует признать и то, что участки у нас неоправданно дорогие. В Югорске, чтобы купить участок, нужен миллион. Власть должна была сделать по-другому. Отвели 100 участков, провели туда газ, свет, дороги, и люди бы потянулись и стали строиться.

Корр.: Интересная штука получается. Вы – представитель «Единой России», критикуете власть больше, чем представители наших, якобы, оппозиционных партий.

А.Г.: Я считаю, что нет обширной программы по самостоятельному строительству жилья. Удивительно, что участки в поселках вообще еще продаются. Там их надо отдавать бесплатно, только чтобы приезжали и строились. Когда люди будут жить в достатке, будет меньше проблем.

Корр.: Поразительно. С кем ни поговоришь, все говорят дельные вещи, все знают, как должно быть. Почему тогда мы не можем идти к цели прямо, зачем такие кренделя выписываем?

А.Г.: Потому что мы - русские. Когда нас двое - все против, а когда мы в куче - все за.

Корр.: А если серьезно?

А.Г.: Я выступал на совещании по поводу лесного комплекса. Там было наше телевидение, районная газета. Во-первых, мне сказали про совещание за 25 минут до его начала, то есть изначально сделали так, чтобы я не успел. А, во-вторых, когда я выступил, меня и по телевидению не показали, и в газете не написали. Почему? Потому что я критиковал власть. Я встал и попросил назвать конкретные организации лесной отрасли, кроме холдинга, которым была оказана помощь. Ответом мне была тишина.

Корр.: Вы, Анатолий Георгиевич, меня не перестаете удивлять: представитель власти и партии власти жалуется на цензуру.

А.Г.: Возьмем наше предприятие. До сырьевой базы 50 км, дорожные плиты разворованы, мы остались без дорог. Теперь мы вынуждены строить дороги. Вы думаете, нам как-то помогают? Наоборот, палки в колеса ставят. Как только не в том месте сырье оставим, на нас сразу начинают давить комиссии, зато, когда воруют – всем все равно. Вот парадокс в чем. Сложно с этим бороться, проще подстроиться под систему.

Раньше отдел по промышленности занимался конкретно лесной отраслью, попервости я еще верил, что что-то можно изменить. Теперь я понял, что нужно просто выживать. Никакой помощи ни от кого не дождешься.

Корр.: Ну что ж, разговор получился интересный, но пора его завершать.

А.Г.: Скоро Новый год, а это хороший повод для радости, так что поздравляю всех с наступающим праздником.

Корр.: Спасибо, и Вас тоже с наступающим.

С. Петренко

697

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки