Тема дня

03.03.2005 - 05:00

ПРО БИБЛИЮ, «ДОМ-2» И ЭКСКЛЮЗИВНОСТЬ ДУШИ

Досье

Любимое блюдо: всевозможные растительные салаты, блюда из овощей.

Любимая книга: Наставления Преподобного Паисия Величковского под названием «Крины Сельные» («Цветы прекрасные»), из светских: «Обломов» И.А.Гончарова и «Преступление и наказание» Ф.М. Достовеского.

Любимый город: Тобольск и Томск.

Любимый фильм: «Зелёная миля».

Где бы хотели побывать? Планы отпуска этого года – посещение Серафимодиеевский монастырь, в Нижегородской области.

Кому на Руси жить хорошо? Тому, кто дружит с голосом своей совести, кто не теряет возможности анализировать свои действия справедливо, мудро и законно.

Представьте себе — простая рабочая семья, мирно живущая  в небольшом городке в Томской области. Мама — медсестра, папа — служащий на заводе, спортсмен, который с детства старается привить своим сыновьям любовь к спорту. Средний сын Алеша собирается после 9 класса  пойти учится на кулинара. Правда, лет с двенадцати Алексей начинает посещать церковь, участвовать в богослужениях. И вот уже к окончанию 10 класса средний сын, а вместе с ним и старший, начинают менять свое мировоззрение и готовить себя к службе Господу. Не правда ли, повод для удивления  родителей? Но верующие, хотя и не церковные люди, поняли и приняли выбор сыновей.  После окончания школы в 1995 году Алексей поступает в Тобольскую семинарию. До 3 курса он желает стать монахом. Но, как говориться, человек полагает, а Бог располагает.  Встреча с Екатериной — дочкой священника — заставляет Алексея выбрать путь белого духовенства, т.е. путь женатого человека.

СПРАВКА: считается, что идеальный  путь  священника — монашеский. Но тот, кто к нему не готов, может избрать путь белого духовенства, т.е. семейного человека. Этот путь благословлен Богом еще со времен Адама. Господь сказал: «Нехорошо быть человеку одному», и сотворил ему помощника — Еву.

Первым приходом  священника Алексия в 2001 стал Новый Уренгой (одновременно Ямбург и Карачаево). Через год его переводят в Ноябрьск  в должность благочинного по Ямало-Ненецкому округу, который включает в себя 21 общину. А в декабре 2004 года иерей Алексий Туров получает назначение в небольшой, но уютный северный городок под названием Югорск.  Конечно, вы уже поняли, сегодня на чашечку кофе мы пригласили настоятеля югорского Храма Преподобного Сергия Радонежского — батюшку Алексия.

О СЕМЬЕ И ДОСУГЕ

СВ: Начнем с вопроса о первых впечатлениях от нового места служения, от людей. Есть ли контраст с Ноябрьском?

— Первые впечатления о Югорске у меня были 4 года назад, когда я месяц отбывал здесь священническую практику. Контраст, конечно, есть. Город гораздо меньше по размеру, и люди новые.

СВ: С чем связан ваш перевод к нам в Югорск из Ноябрьска, это понижение?

— Врачи, военные и священники не могут выбирать себе место служения. Где начальство видит лучшее применение их сил, туда и направляет. Это рядовое перемещение. Я не расцениваю это как понижение, скорее, как возможность повысить свою квалификацию.

СВ: Получается, вы живете как кочевники. А где бы вы сами хотели жить и служить?

— Я очень люблю труд, мечтаю служить в деревне. Завести хозяйство, огород, чтобы и бицепс, и трицепс, и дельтовидные, как говориться, не отставали, и что бы я мог в полной мере исполнять Заповеди Божьи. Адаму после изгнания из рая заповедовано было в поте лица своего добывать хлеб насущный, а Еве в муках рожать чад своих. Матушка справляется, у нас четверо детей. Священнослужение — это тоже труд. Господь помогает.

СВ: Свободное время бывает?

— Свободное время должно быть у каждого по Закону Божьему: шесть дней работай, а один день посвяти Господу Богу своему.  Священники всю жизнь посвящают Господу, а один день в неделе нам благословлено иметь выходной. Правда, он не всегда удается, в силу календарных особенностей иногда служба выпадает на выходной. Бывает и какие-то административные обязанности, которые нужно исполнить, тогда, конечно же, жертвуешь выходным. Матушка это понимает.

СВ: У священника Глеба Коляды есть такая фраза: «крест жены священника тяжелей монашеского»… Насколько тяжело быть женой священника? Это накладывает на женщину какие-то особые обязанности?

— Конечно. Моя супруга живет обособленной, если можно так выразиться, жизнью. Матушка считается хранительницей очага, и часто остается в доме одна с нашими детьми. Воспитание детей, обустройства дома — вот её стихия.

СВ: Своих детей Вы воспитываете строго?

Мы не ограничиваем их ни в пище, ни в увеселениях. Ограничиваем только в одном — не грешить. Стараемся бороться с нравственными негативами, пытаемся воспитать в наших детях борцов, которые не нарушат  свободу личности, которая зачастую нарушается выбором греха и порока, когда человек порабощает себя страстями.

СВ: Вы хотите, чтобы дети пошли по вашим стопам?

— Конечно, я желал бы, чтобы мой сын стал тружеником алтаря Божьего, а мои дочери трудились в направлении, чтобы стать матушкой или управительницей церковного хора. Но если они выберут  светскую профессию, мы ни в коем случае не станем препятствовать. Потому что обществу нужны и педагоги, и врачи, и летчики. Главное, чтобы веру не потеряли.

СВ: Ваши методы воспитания детей? Вы допускаете физическое наказание?

— Методы различны, и кнутом и пряником, как говориться. Физическое наказание тоже применимо, но без перебарщивания, без гнева. Как написано в Библии: «Гневайтесь, но не согрешайте». То есть гнев может быть элементом жестокости, а может быть и элементом справедливости. Господь выгнал плеткой торгующих из храма, не являясь бьющим. Плетка использовалась как элемент устрашения. Он их хлестал, но он их без злости хлестал. Чтобы показать насколько низко они пали. Физическое наказание даже было в стандартах образования нашего дореволюционного прошлого. Помните, существовал уголок с горохом, на который ставили провинившегося, и розги существовали. Мы тоже пытаемся использовать все меры воздействия на своих детей, чтобы воспитать их достойными личностями.

О ПРАВОСЛАВНОМ И ГОСУДАРСТВЕННОМ

СВ: Путь православного человека — это путь постоянной борьбы, постоянного контроля и анализа своих действий. Вот вы начали свой путь с 12 лет. Это ведь очень рано и, наверное, не просто. Как сильно вы изменились, от чего вам пришлось отказаться? 

— Конечно, сначала контраст в поведении был виден сильно. Не то, чтобы я был хулиганом, но все-таки бывало, баловался и шалил с друзьями. Пришлось поменять свое мировоззрение, отказаться от некоторых вещей, научиться контролировать свое поведение. И постепенно, через компромиссы, нас с братом стали воспринимать по-новому. Я так же как и все посещал школьные мероприятия, ходил на дискотеки, ездил в лагерь, просто всегда старался вести себя достойно. Я остался тем же самым человеком – Алексеем Туровым, законопослушным гражданином Российской Федерации, только со стремлением убеждённого верующего человека. Нельзя думать, что Православие – это некий монастырь в миру. Православный человек может стать мэром, главой производства, может стать православным гинекологом, не делающим  абортов. Можно даже спиртное употреблять, но не напиваться. Но, даже выбрав путь православного человека, я остался немощным, учащимся правильно поступать. Даже священники остаются такими же людьми, не ангелами, а только приравненными к борющимся с грехом.

СВ: Насколько трудна жизнь православного христианина  в современном обществе? Многие ведь не понимают этого стремления к вере…

— Думаю, православному человеку трудно только тогда, когда он неправильно становится православным, когда он перебарщивает в своём устремлении к Богу. Настоящий православный человек не должен стремиться отгородить себя от общества. По совету нашего Бога —  Иисуса Христа,  мы наоборот, должны уважать и почитать тех, кто нас окружает. Конечно, в современном мире у православного человека очень много соблазнов — мода на порок, псевдокультуру. Иногда государство даже узаконивает какие-то пороки. Поэтому выжить в современных условиях — это наш долг, наша цель. Но времена бывают разные — были и такие, когда церковь вообще считалась недопустимой. Мы рады хотя бы тому, что можем свободно исповедовать свою веру.

СВ: Сейчас много говорят о взаимодействии государства и церкви. Вы считаете, государство и церковь должны быть едины или  между ними должна существовать дистанция?

— Законодательно они существуют отдельно, и я считаю, это правильно. Это оправдано современным строем жизни. Сейчас слияние церкви и государства невозможно. Свобода выбора — это главное свойство человеческой личности, главное достояние наше от Создателя, он ведь нас сотворил свободными. Поэтому каждый вправе выбирать свой путь — с Богом или без. Церковь отделена от государства, но гармония государственно-церковного устроения, симфония наших отношений должна обязательно продолжаться. Взаимосвязь государства и церкви даже обязана существовать в обществе, иначе будет полная неразбериха в нравственных ориентирах. Конечно, государственные мужи не обязаны обращаться за советом к церкви, но, если бы при издании каких-то законодательных актов они прислушивались к голосу церкви, то мы бы низко им поклонились. Ведь, с нравственной стороны, историю нашей страны нужно учитывать, а Православие — это большая часть нашей истории. И мне кажется, современные государственные деятели должны учится на уроках истории.

СВ: Во всем мире есть только несколько религий, которые можно назвать основополагающими. Но очень много различных ответвлений и сект. Как вы к ним относитесь?

— Видя их существование в мире, осознаю, что это очень прискорбно. Секты —  это, как правило, протестантские разветвления, и их постоянное приумножение показывает насколько пагубно верить личным домыслам. Секты появляются потому, что люди вольно трактуют Библию — Святое Писание. Видя какое-то несоответствие со своими убеждениями, тот или иной идеолог, создает свое ответвление. Я, конечно же, противник сектантства.

СВ: У нас в районе есть благотворительный фонд «Вефиль», он занимается лечением и реабилитацией наркозависимых, в том числе с помощью веры. Как вы считаете, можно ли помогать наркоманам таким образом?

— К сожалению, с этой организацией я не знаком. В наши времена подобная организация, я думаю, должна действовать только под контролем государства. Ведь под прикрытием такого центра может идти проповедь той или иной религиозной секты. А это запрещено. Это ошибка и может быть даже упущение государства. В этом направление государство и церковь могут и должны идти в одну ногу.

СВ: Тогда чем объясняется не очень заметные шаги местных церквей в данном направлении?

— В Ноябрьске мы готовились к открытию подобного центра, документально все было готово. Но ни финансовых возможностей, ни кадровой базы церкви пока не достаточно. Это касается, к сожалению, и церквей в Советском и Югорске. Хотя желание создать подобный цент у нас есть. И если появятся добровольные помощники и сотрудники в этом деле, мы будем им очень благодарны.

СВ: Понятно, что денег всегда не хватает. Так может стоило вместо такого шикарного Югорского храма открыть центр помощи тем же наркоманам, или использовать эти деньги ещё на какое-нибудь  благое дело?

Если бы я возглавлял строительство Храма в Югорска я, наверное, сделал бы его скромнее. Но инициаторы строительства и те, кто жертвовал на него деньги, хотели видеть свой Храм величественным. И он действительно великолепен. К тому же, насколько я знаю, в Югорске не перестают помогать социально необеспеченным людям, детям, инвалидам, престарелым.

СВ: На что «живет» церковь: на подаяния прихожан, или есть какое-то финансирование?

— Церковь живет за счет добровольных пожертвований. Они поступают от меценатов, от добрых и просто верующих людей. Часто добрые люди приносят нам одежду, продукты. Мы ни от чего не отказываемся и за все благодарны. Часть денег уходит на коммунальные расходы Храма, на зарплату служащих. Так же мы занимаемся благотворительностью, помогаем сирым и обездоленным.

СВ: А священник или монах может просить подаяния? Ведь бывает, особенно в больших городах, что на улицах стоят люди в рясе и собирают пожертвования…

— Ни священник, ни монах не могут собирать пожертвования без благословения правящего архиерея. Но, насколько я знаю, на территории Тобольско-Тюменской епархии сбор пожертвований для сомнительных лиц запрещен. Это, скорее всего шарлатаны, и с помощью стражей правопорядка мы стараемся решить эти вопросы.

СВ: Понятно, что грех он и есть грех, но какой грех,  на ваш взгляд,  самый тяжкий?

— Мне кается, неверие можно назвать одним из тяжких грехов. Но самым тяжким грехом является убежденность в том, что грех — это не есть грех. То есть, когда золото заменяется позолотой. Подмена ценностей, другими словами.

СВ: В последнее время в церкви наблюдается много формализма: при крещении нужно согласование, при венчании тоже.  Раньше это, кажется,  не требовалось…

— Это требовалось всегда. Если нет, то это было обусловлено укладом жизни. Например, в коммунистические времена не было собеседований с венчающимися, потому что после этого их могли преследовать. Когда церкви вернули законный статус, все эти вещи вернулись. Даже перед отпеванием мы должны побеседовать с родственниками умершего, чтобы знать, какой это был человек.

СВ: Выше Вы упомянули, что Иисус выгнал торгующих из храма. Но ведь сейчас в церкви тоже все платно. Будь то свечи, иконки, крестики или заказ службы, крещение и венчание. За все нужно заплатить…

— В церкви все оплаты вносятся как добровольные пожертвования. Если человек не желает вносить пожертвование, или у него просто нет на это средств, мы обязаны окрестить, повенчать, отпеть, принять записочку совершенно бесплатно. И в моей практике мы это не раз делали. Церковь не заставляет людей вносить пожертвования. Нельзя рассматривать церковь как магазин. Церковь даже не торгует, она занимается распространением религиозного обихода, религиозной утвари. Если человек желает, он это приобретает, если у него нет возможности, он должен попросить.

СВ: Вы хотите сказать, что человеку не должно быть стыдно просить у церкви? Если нет денег, то можно прийти в церковь за той же святой водичкой, и попросить?

— Я думаю, более достойно будет стыдиться греха своего. Человеку стыдно должно быть грешником, а если он попросит помощь от церкви — это не должно быть стыдно. Это, я думаю, даже правильно. Потому что во все времена были нуждающиеся, и церковь им помогала в меру своих сил.

СВ:  Звучит все это, конечно, красиво. А приходишь в церковь, там у входа бабушки сидят, и они зачастую совсем по-другому думают, и более того можно еще и нелицеприятные комментарии услышать. И бесплатно вы от них  точно ничего не получите…

— Это, конечно, наше упущение или даже недоработка. Потому, как очень часто та же бабушка или секретарь — это светский человек. Вот у меня, например, нет возможности весь штат работников обеспечить людьми церковными. Естественно, что люди просятся на работу, а мы нуждаемся в работнике. Приходиться восполнять вакантную должность светскими людьми. Конечно, мы призываем к корректности поведения, но я думаю, что по немощи человеческой это не всегда возможно. И просьба ко всем прихожанам  с пониманием относиться к этому. Я думаю, что постепенно, понимая друг друга, снисходя друг к другу мы достигнем положительных результатов.

СВ: Если вы узнаете такие нелицеприятные сведения о своем работнике, вы  примете какие-то меры?

— Конечно, я поговорю с этим человеком, сделаю выговор. Церковь как, законопослушная организация, пытается оценивать труд своих сотрудников по тем стандартам, которые предполагает государство. В особых случаях мы можем даже уволить, если этот человек оказался совсем недостойным этого места.

О МОЛОДОСТИ, РАЗВЛЕЧЕНИЯХ И КОНЦЕ СВЕТА

СВ: Как вы относитесь к актам популяризации церкви, которые так модны сейчас  на Западе, да и у нас набирают обороты? Например, дьякон Андрей Кураев ездит на роликах, выступает на рок концертах?

— Я думаю, что не каждому человеку, и не каждому священнику полезно посещать подобные мероприятия. Я бы сказал, что это полезно только единицам для того, чтобы увидеть пагубность тех ли иных моментов, для духовной пользы. Вообще западная идеология зарекомендовала себя не с очень хорошей стороны. Будучи похожими на запад мы теряем свою индивидуальность, и эта есть дорога ухода блудного сына. Помните, такую притчу, когда сын взял деньги своего отца, и пошел с ними в далекую страну. Там их изжил, и увидел, что он наг, голоден и ущербен. И вспомнил, что рабы в доме своего отца живут в достатке, у них есть крыша над головой. И он решил: пойду  в дом отца своего, но не буду называться сыном, а хотя бы рабом… Так вот дорога возвращения блудного сына — эта дорога нашего государства. Важно, что бы мы не забывали что мы Государство Российское, со своей историей и со своим культурным богатством. И расточая свои ресурсы на благо прочих идеологий, мы рискуем  потерять свою духовную самобытность.

СВ: То есть вы считаете, что подобные популяризации не допустимы. А как тогда понять такую запись в документах архиерейского собора: надо активнее использовать элементы современной молодежной культуры во внебогослужебных проповедях?

— Вот это и есть, наверное, форма труда дьякона Андрея Кураева. Когда он использует рок-концерты, рок-группы в благих целях, в целях нравственного совершенствования. Нельзя отрицать рок, а нужно отрицать грех в роке.  И в каких-то других направлениях, в других вещах.

СВ: Молодежь сейчас не воспринимает церковь всерьез. В чем, на ваш взгляд, причина?

— Я считаю, что молодежь потеряла свою культуру. И это мнение многих наших богословов. По сути, молодежь, не вся конечно, но большинство потеряла умение жить правильно. А родители потеряли умение правильно быть родителями. Вот это, я считаю, беда нашего времени. То есть исчез институт отцовства и материнства, институт семьи. И это большая проблема, ведь сейчас многие родители заняты добыванием средств к существованию, и забывают о нравственном воспитании своих детей. И поэтому сбываются слова Господа: какая польза человеку, если он весь мир приобретет, а душе своей навредит? Молодежь должна знать, что кроме тела и удовольствий, есть еще и будущее, которое тоже должно быть украшено. Украсить свое будущее и сковать все счастье не возможно без нравственного идеала.

СВ: Ну а как найти слова, которые помогут  молодым  обрести подлинное счастье?

— Взрослый только тогда сможет найти подходящие слова, когда поймёт молодую душу, вспомнит себя как молодого человека. Если батюшка поймет проблемы современного молодого человека, воспримет их как свои личные, может даже как проблемы своего прошлого, тогда он найдет слова и форму общения, что бы эту душу спасти. У подростка должно быть минимум свободного времени, взрослые должны регламентировать всё его свободное время так, что оно уходило на благо его  развития. А если у него много свободного времени — это пагубно и в этом вина нас, взрослых.

СВ: Кто-то из священнослужителей сказал: будь моя воля, я бы запретил все журфаки в стране. А Вы к СМИ как относитесь?

— Как к партнерам, людям, которые могут помочь донести голос Божий до сознания людей. Цель существования церкви — сделать православие нормой жизни, а вот цель человека — выбрать православие как норму своей жизни.

СВ: По телевизору сейчас идет что-нибудь доброе? Вы что посоветуете посмотреть?

— Конечно, средства массовой информации в последнее время часто пропагандируют порок, но и много доброго показывают. Культурные программы можно смотреть в изобилии. Для своей семьи, например, я покупаю кассеты с отечественными мультфильмами и кинофильмами. Мы любим советские фильмы, они не нарушают гармонию души и тела, а наоборот, показывают, что есть хорошо и что есть плохо.

СВ: А что есть плохо?

— Плохо все, что приводит ко греху. Если  я, смотря программу, заражаюсь грехом, то эта программа идет во вред. Например: «Окна» — отвратительная программа и даже недопустимая, «Дом-2» — порочная программа, культивирующая грех в молодом обществе. Смотря такую программу, только очень одаренная личность может проследить грань между добром и злом, просветиться, а не заразиться грехом. Но чаще случается, что человек, в силу своей слабости, воспримет это порочное как руководство к действию.

СВ: Вся проблема в том, что зрение у всех притуплено и кому полезно, а кому нет, люди не знают. Те же самые телепрограммы, грешим мы, смотря их, или получаем урок? Зачастую мы просто потребляем. Подавляющее большинство подростков, например, считает что «Дом-2», «Окна» —  это и есть доброе

— Потому что у них не воспитано чувство анализа. Человек с раннего возраста должен знать, что есть грех, порок, и есть добродетель. И зная это, он должен выбирать: либо ему идти в бездну и достигать адского мучения, либо идти вперед, украшать свою жизнь и делать себя подлинно свободным человеком. Именно такому выбору мы пытаемся научить людей: в магазинах си церквях сейчас очень много книг, которые адаптированы к современным подросткам, родителям. У нас есть литература под названием: что нужно знать каждому мальчику, девочке, молодой семье, матери и отцу…

СВ: С учетом множества заимствования католических празднеств можно ли коротко объяснить разницу между католической и православной церковью?

— Католическая  церковь берет свое начало в 1054 году, в момент отпадения от единой церкви. Православная же исчисляет свое начало от пришествия Христа. И уже от дробления церквей пошли все протестантские дробления в 16 веке. И сейчас они по-прежнему разрастаются. Католическая церковь исказила многое, это церковь крестового похода, а православная — это церковь мира, любви и взаимопонимания в обществе. До сих пор крестовый поход католиков идет на Русь, пытаясь подчинить себе идеологию православного русского человека, сделать Россию своей  епархией. Поэтому мы и против визита Папы Римского в Россию. Есть много обрядовых различий, например, католики  используют пресный хлеб, а по святому писаю должен использоваться кислый квасной хлеб… Но есть и много сходств. Все-таки, католическая вера — часть той культуры, которая раньше была единой.

СВ: Сейчас много говорят и пишут о конце света. Признаки антихриста проявляются в современном мире?

— О конце света писал апостол Павел две тысячи лет назад, говоря, что антихрист уже в мире. Антихрист — это дух, который явно противоположен Богу. Пришествие антихриста ускорится нашими  пороками, но мы имеем возможность еще долго радоваться жизни, если будем бороться с грехами. В священном писании сказано: «По причине умножения беззакония во многих охладеет любовь». Это мы и наблюдаем — любовь охладевает в семьях, в обществе, в государстве и во всём мире. А ведь любовь — это главное свойство человеческой личности, главное украшение нашего бытия. Именно этой любовью богат наш Бог, потому как Бог есть любовь. А если мы будем грешить и не каяться, не исправляться, тогда, конечно, ускорим пришествие антихриста — конец существования этого мира.

О СТРАДАНИЯХ И ИСКУПЛЕНИИ ГРЕХОВ

СВ: Есть мнение, что страдания человеку даются, если его родители грешили. Дети отвечают за грехи родителей?

— Касательно проклятия до четвертого или седьмого колена здесь есть элемент православного мировоззрения, потому что грех остается на генетическом уровне. Человек с рождения заражен грехом. Потому как согрешили наши предки - Адам и Ева. Если родители, грешили и не исправили свои оплошности, то зачастую страдают их дети. Поэтому страдания являются элементом вразумления, чтобы человек понял, что он не прав в своих действиях. С помощью страдания он имеет возможность самосовершенствования. Но в том или ином случае Господь благословил страдания в этой жизни как очистительный момент, что бы закалить дух человека.

СВ: А душа человека один раз в мир приходит?

—Я вам скажу так: православное учение констатирует факт, что душа — это  личностное, сугубо эксклюзивное достояние каждого человека. Она не может никуда переселиться. Она рождается один раз в жизни вместе с человеком и не умирает.

СВ: Одни мучаются всю жизнь, страдают, а у других все как по маслу. Отчего такая несправедливость?

— Может, мы просто не замечаем страдания других людей? Может, просто формы этих страданий различны? Ведь обеспеченные люди тоже плачут. Нет человека, который бы не страдал в этом мире. Страдание это часть нашего бытия после греха Адама и Евы.

Мы закаляемся в этих страданиях и приобретаем искусство, навык правильно выходить из этих страданий. Ведь не даром проповедь в церкви сравнивается с посевом урожая. Если урожай посеять в гнилую почву, заросшую сорняком, бурьяном, не вспаханную то урожай будет ограниченным. А если вспахать эту землю, вырвать сорняки сделать земле больно тогда получишь урожай. То есть земля вроде бы пострадает, мы нарушим ее покой. Так и здесь: если мы победим в себе порок, эгоизм как нравственную негативность, очистимся - тогда мы закалимся как сталь. Золото очищается в огне. Хотя огонь вроде бы больно, но зато мы очищаемся, наша личность формируется во время этих страданий.

СВ: Но ведь это могут понять только истинно верующие. Когда у нас умирают близкие, родные или любимые мысль о том, что мы должны стать от этого сильнее — слабое утешение. Многие начинают роптать на Бога. Подобные страдания тоже посылаются Всевышним?

— Бог либо посылает страдания, либо попускает их. Это две стороны миропорядка. Господь не может дать страдания, которые направлены на смерть человека. Другими словами, страдание не дается выше наших сил. Если Господь его дал, то мы имеем силы его перенести. И тогда действует закон Библии: претерпевший до конца — спасется.

СВ: Вы хотите сказать, что выживает сильнейший?

— Совершенно верно. Выживает сильнейший духом, сильнейший душой. Тот, кто не выжил, тот поддался действию страдания. То есть тот, кто в этих страданиях погиб, тот неправильно понял эти страдания.  Вот приведем пример алкоголизма.  Почему страдает алкоголик, потому что он пропивает свою душу, он ее губит. На лице алкоголика отражается вся его беда, боль его страдания. Задача церкви, общества, государства помочь человеку правильно отнестись к создавшейся жизненной ситуации, правильно  оценить ее, переосмыслить последствия. Чтобы она не привела, в конце концов, к таким печальным моментам, когда человек «заливает» свое горе. А горе невозможно залить его возможно только решить.

СВ: Исповедь это просто разговор с духовником или покаяние в грехах?

— Разговор с духовником — это анонимный разговор, другими словами аудиенция.  А исповедь — это акт примирения, покаяния. Это решимость завязать со грехом, прекратить грешить. Поэтому можно  к исповеди готовиться с помощью духовных аудиенций. А уже сама исповедь, само покаяние перед Крестом и Евангелием — это есть акт примирения, что отныне человек — борец за свою нравственность.

СВ: А можно обойтись без исповеди? Если человек понял, что согрешил и мысленно раскаивается? Что, пока не исповедуешься, не проститься? 

— Господь сказал: создам Церковь мою, и врата ада ее не одолеют. И когда он возносился на небо, покидая свое земное пребывание, он дунул на своих учеников и сказал: примите Духа Святого, кого простите — тому проститься, на ком оставите грех — на том останется. Это и есть Заповедь Христа о священническом служении.  Это означает что священник — пастырь, он берет на свои плечи паству, заблудшую овцу. И исповедь каждого человека — это тайна священнической души, это тайна возрождения этого человека.

СВ: Получается можно убить кого-нибудь, прийти исповедаться, покаяться, и грех с твоей души снимется? Разве это правильно?

— Нет, не все так просто. Грех не снимется, он входит в историю жизни человека, записывается на его совести. Но когда согрешивший исправится: перестанет убивать и полностью, в четверо, искупит свой грех, тогда, как написано в Евангелие, с него снимется этот грех. Но судиться за этот грех на страшном суде он все равно будет.

СВ: И все-таки, какова необходимость во внешних проявлениях веры? Может быть человек верующим без посещения храма?

— Я думаю, что нет. Потому что без посещения храма я делаю веру неким своим хобби. Человек, не посещая храма, не исполняя Заповеди Божьим, не читая религиозную литературу, приспосабливает веру к себе. А уже количество посещений храма человек сам выбирает. Для кого-то это каждое воскресенье, другому достаточно раз в месяц, в квартал, раз в полгода. Но любой верующий человек, будь то губернатор или простой рабочий, должен вырваться из мирской суеты и посетить храм хотя бы один раз в год.

ПРО СЕКС,  ЖЕНЩИН И ПРАЗДНИКИ 

СВ: Секс —  это грех?

— Если в сексе видеть только удовольствие, то грех. Ведь, что есть любовь? Любовь есть плотская и есть духовная. Плотская — поспать, поесть, повеселиться, и не более. Любовь духовная — она божественна. Она покрывает весь мир. Это свойство, к которому мы все должны стремиться. Вы помните, по причине  размножения беззакония во многих умирает любовь. То есть люди любящие друг друга должны любить и духовно и телесно. Просто телесно нельзя — это грех, это эгоистично, это самоудовлетворительно.

СВ: Для священнослужителей секс — это вынужденная мера,  чтобы продолжить свой род?

—  Поймите, что половые отношения — это естественное стремление естества. Но они должны быть на законном обосновании. Церковь считает грехом неправильное использование половых отношений. Отношения до брака, с позиции церкви, не допустимы. Отношения должны быть узаконены, хотя бы загсовой регистрацией, а ещё лучше после венчания. Вы поймите, ведь любовь и секс порой не приводят к рождению детей,  родители порой двадцать лет имеют полноту супружеских отношений и не имеют или не могут иметь детей. Это и есть ответ на вопрос — можно ли пользоваться половыми отношениями, не преследуя цели зачать ребенка. Да можно, если эти отношения узаконены, в браке.

СВ: Известно, что в православных канонах нет женского священничества. Но есть множество всего,  что говорит о том, что женщина — это второй номер после мужчины. Получается, что по церковному закону женщина всегда была немного ниже мужчины?

— Нет. Христос, придя на землю, даровал миру понятие равенства полов. Но при этом равенстве есть некоторые особенности. Женщина равное с мужчинами существо, но немного другое. Женское священничество в трактовке православной церкви не допустимо чисто с физиологической точки зрения. Если у женщины, простите, критические дни, она не вправе даже прикоснуться к святыне. Это является неким элементом осквернения. У женщины после родов идет 40 дней очищения, в это время она не может к святыне подойти. Кто-то из прихожан умрет без напутствия. Это недопустимо. Церковь просто справедливо смотрит на вещи, мудро.

СВ: В священном писании сказано: мужчина — посредник между женой и Богом. Женщины по рождению более грешны. Как к этому относится?

— Все это не ущемляет права женщины. Женщина является немощным сосудом, который обязан оберегать мужчина. Цель брака — сберечь этот сосуд. Считается, что женщина легче поддается греху. Но в то же время женщина может быть намного мужественнее мужчины.

СВ: Среди множества трактовок Библии есть и такая, можно сказать феминистическая: так как женщина создана из ребра Адама, то, соответственно, мужчина становиться полуфабрикатом, т.е. промежуточным звеном. И венцом творения становиться женщина… 

— Если не учитывать другие стороны феминисткой идеологии, то элемент правды в этом есть. Женщину действительно можно считать венцом творения. Даже природа имеет женское начало. Женское проявление можно найти в любой прекрасной области нашей жизни. Лучшие качества человеческой души имеют женские корни. Душа человека должна быть прекрасна, т.е. здесь тоже есть аналогия с женским началом.

СВ: Детей принято крестить в младенчестве. Насколько это оправдано с точки зрения логики, свободы выбора?

— Ребёнок ведь не выбирал, рождаться ему или нет, за него это решили родители. Ребёнку не нравиться, что его пеленают, но и это не ему решать. Пелёнки способствуют его бытию. Так же и с крещением. Быть ему с Богом или не быть, этот выбор он сделает в совершеннолетии. А до этого возраста  ребёнок должен подчиняться регламенту семьи. Если родители сделали выбор крестить ребёнка, то они умницы!

СВ: А если в совершеннолетии ребёнок не принял или разубедился в вере?

— Жалко, что так иногда происходит, и это имеет место в нашем обществе. Человек разубеждается или даже принципиально не поступает по тому воспитанию, которое дали, должны были дать ему родители и крестные. Ну что ж, Иуда — предатель — тоже имеет место в истории.

СВ: Как вы относитесь к светским праздникам? Новый год, 8 марта, 23 февраля, день Святого Валентина? Вы их отмечаете?

— Видите ли, церковь является частью светского государства. Православные люди такие же граждане нашего государства, и эти дни для нас тоже выходные.  Есть, конечно, праздники, которые церковь не поощряет и считает невозможным участие наших прихожан в них. Например — Хэллоуин. Новый год мы считаем днем благословенным, несмотря на то, что Петр Первый перенес новый год  с 1 сентября на 1 января.  23 февраля мы, конечно, тоже отмечаем, молясь за защитников Отечества. В праздник 8 Марта мы желаем всем женщинам здравия, стойкости и терпения, но это светский день. У православных есть свой женский день — день Жён мироносиц. Это третье воскресенье от Пасхи.

СВ: Дни рождения вы тоже отмечаете?

— Конечно. Это день благословенный, и даже священный. Это день радости, что человек пришел в мир, а Господь благословил его рождение. Церковь в идеале считает рождением человека момент зачатия, именно в этот момент рождается душа.  Поэтому церковь противится абортам. Но день рождения не мене благословлен, ведь его могло и не случиться. День своего рождения нужно праздновать и благодарить Бога.

СВ: Мы тут вспомнили про 23 февраля. Сейчас  появился метод уклонения от службы по поцифистким настроениям, вроде как вера не позволяет. Православие позволяет служить в армии?

— Не служить в армии — это грех нашей молодежи, мы не имеем права уклоняться от воинской службы. Это наш священный гражданский долг. Церковь благословляет своих чад на службу в армии.

СВ: А как согласуется миролюбие, которое церковь возводит в канон, и служба в армии, где бывают горячие точки, где приходиться убивать?

— Церковь считает убийство грехом, а защиту Отечества — священным долгом. Господь сказал нет выше той любви, кто душу свою положит за друзей своих. А наше отчество это наш друг, наша родина, наша мать. И мы обязаны защищать свою родину.

СВ: Как следует относиться верующему православному человеку к святым других религий?

— Они должны нами почитаться в силу своих поступков, независимо от веры. Например, мать Тереза — великая сестра милосердия, великий миссионер. Уважение — есть часть наших убеждений.

Корр.: А можно ли молиться за животных?

— Можно. Животные тоже имеют свою душу, но не такую, как у человека. Собаку, например, нельзя, по нашим убеждениям, сделать членом семьи, потому что это служебная тварь, помогающая обустроить быт человека. Но молитвы о животных в православной церкви есть.

СВ: В некоторых регионах нашей страны, в том числе у нас на Севере, строгое соблюдение поста затруднено климатическими условиями. В это время организм человека и без того истощен. Дает ли это право православному человеку на послабление в строгости поста?

— Пост — это не шаблон, это элемент убеждения. И поэтому действительно церковь, и я это поддерживаю, относится более лояльно к соблюдению постов. Форма поста у каждого своя. Церковь благословляет некоторое послабление в посте и в пище, и в поведении, и в молитве.

Корр.: В ходе нашего разговора, обращаешь внимание на вашу либеральность. Вы не настаиваете, не утверждаете свою правоту — вы предлагаете.  Но чаще всего священнослужители ведут себя ровно противоположно.

— Хочу напомнить, что я воспитан в светской семье и духовное становление получил самостоятельно. То есть я пытаюсь к каждому приходящему отнестись так, как ко мне относились прежде. Я помню своего духовника, старушек в церкви, которые меня наставляли. Помню всех людей, которые формировали меня как личность. Они говорили мне, что вера православная — это не обязательство и не должность, это выбор, свободный выбор человека. Поэтому свой вклад в душу человека я пытаюсь сделать тоже свободно. Пытаюсь предложить человеку выбрать этот путь, и если он его не выберет, я не обижусь, а наоборот, возблагодарю Создателя за то, что человек свободно поступает в своих действиях без насилия, без ограничения.

Я просто помню, как у меня вначале был конфликт с родителями. Я начал очень сильно перебарщивать в своих действиях по отношению к вере. Я начал болеть, духовно болеть. Это в нашем учении это называется болезнь прелести. Я был прельщен верой. И родители употребили дисциплинарный маневр. Они поставили меня пред выбором: либо семья, либо мои заблуждения. Потому как прелесть является элементом заблуждения. И я тогда понял, что нарушение мира в семье является тягчайшим грехом. Тогда я попытался с помощью своего духовника найти компромисс  во взаимоотношениях с родителями, и в своих личных религиозных убеждениях. И я его достиг. Например, пост. Родители мои были не церковные, не постились. Как мен было поступить в этой ситуации? И по благословению духовника, я вкушал мясную пищу, но в ограниченном количестве. И маму не обижал, и Бога не гневил.  Или поездка семьи на дачу. В семье рабочих этому,  конечно же, отдано воскресенье. А по православным обычаям воскресенье отдано Богу. И как же я поеду на дачу, если я до 12 дня на службе? И я стал выбирать раннее утро, что бы побыть на молитве. К завтраку возвращался из церкви и уже вместе с родителями отправлялся на дачу. Также с семьей солил капусту, обустраивали быт свой. И таким образом я понял, что вера православная это счастье. Это возможность не порушить какие-то отношения с другими, а наоборот, завязать и укрепить эти отношения. И теперь я могу не только друзей своих Богом обогащать, но и любую социальную, незащищенную группу.

Материал подготовила Елена Прохорова.

670

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки