Тема дня

04.02.2011 - 05:00

ПРО ДОПРОСЫ, СОБЯНИНА И «МАЛЕНЬКУЮ ФИНЛЯНДИЮ»

Героя этого интервью, наверное, без преувеличения можно назвать одной из самых ярких личностей среди наших земляков. Несмотря на то, что прошло почти 10 лет, как он покинул Советский район,

многие до сих пор ощущают его незримое присутствие. Ведь даже краткосрочный его приезд становится поводом для различных слухов, событий и даже провокаций. Итак, задавшись целью «достать» нашего героя во чтобы то ни стало, корреспондент «СВ» отправился в путь. Результат этой работы перед вами — интервью с Павлом Петровичем Митрофановым.

Корр.: Павел Петрович, когда Вы в последний раз были в Советском?

П.П.: Когда брат избирался на пост главы города.

Корр.: Какие впечатления остались от той поездки?

П.П.: (длительная пауза) Плохие.

Корр.: Почему?

П.П.: Оклеветали меня в моем родном городе. И я так и не добился того, чтобы клеветники публично извинились за это. Помните, наверное, сюжет: мою машину остановили сотрудники ГИБДД, тут же, как по заказу, появились следователь РОВД и районное телевидение. Сотрудники милиции там же при мне выписали повестку, как будто бы я от кого-то прятался и был в розыске, через полчаса я был на одном допросе, потом — на втором, потом — на третьем… На допросах задавали вопросы по делам, которые ко мне никакого отношения не имеют. Это был явный заказ, на душе до сих пор противно от того, что мои недруги так «спелись» с правоохранительными органами, что докатились до совместных подловатых акций. Потом кто-то плакат сорвал (там, где я улыбаюсь и играю на гармошке), все это похоже на действия мелких и гнилых людей. Видимо, кому-то не давала покоя моя успешная жизнь…  

Авторы всех этих гадостей мне теперь известны. Одно знаю, придет время и всех их Бог накажет. Я молюсь об одном, чтобы они мне не встречались, а то Бог накажет их моими же руками… (смеется). 

Корр.: Как Вы оцениваете нынешнее состояние района? 

П.П.: Район катится не в ту сторону. Складывается ощущение, что у власти сейчас руководители, которые на первое место ставят «свой карман», а уже потом вспоминают о людях.

Раньше были планы поставить один завод, потом — второй, построить завод ДВП, ДСП, реанимировать мебельную фабрику. Были жестко расписаны сроки, эту программу готовили мы, мы же начали ее реализовывать. К сожалению, после меня были потеряны темпы, в этом, наверное, моя вина (я себя корю за то, что в свое время поддержал Расковалова). Каюсь и за то, что когда выдвигался Удинцев — я не был в районе.

Нам удалось создать «Советсклеспром», построить четыре завода, потом уже, когда я уехал в Тюмень, некоторые люди «наложили лапу» на предприятие и забрали под себя. Они же обанкротили «Советсклеспром», а на его базе появились «Югорские лесопильные заводы». Это была мутная история, когда вывели на сторону часть имущества (это делал господин Краев), но никаких уголовных дел не было заведено. Власти же молчали…

Как-то в одной из газет я прочитал, что «Югорский холдинг» нашел покупателя на имущество «Советсклеспрома», купил его и заплатил посреднику за это 30 миллионов рублей. Я рассмеялся… Фактически «головное» предприятие купило имущество у «дочернего». Правда, смеяться-то не над чем, видимо, кто-то из руководства округа (Краев, Бобылев или Морозов) «поднажился» на этом. Знаю, что один из них квартиру «прихватизировал», коттедж за бесценок взял у «Советсклеспрома», а другие за каких «борзых щенков» подыгрывали — неизвестно. Власти же и соответствующие органы — «не видели, не слышали».

Прошло десять лет, это было мое детище, я когда-то по крупицам его собирал, не давал разграбить заводы, дороги, списанное директорами ЛПХ имущество. Потом оказалось, что эти же люди стали уводить потоки, которые шли раньше в Советский район, по своим схемам. Прежнее руководство округа их совершенно не контролировало, потому что у руля сидели крайне непорядочные люди, которым было без разницы, что происходит внутри этого холдинга: почем и куда продается лес, куда деньги расходятся.

В 2001-2002 годах, когда я уехал из Советского района, контроль был потерян, нужно было инвестировать в глубокую переработку, и это была вторая очередь программы, которую мы готовили и утверждали на уровне окружной Думы. У нас должна была восстановиться мебельная фабрика, выпускаться двери и окна, модульные домики, плита ДСП или МДФ. Все шло по-серьезному… Сейчас что? Строят в районе «курятники», которые по теплу и многим другим параметрам экспертизу прошли на грани «фола». Эти щитовые дома — временное жилье, в которое люди идут от безысходности. Ни один нормальный человек, наверное, не купит квартиру в таком доме. Руководство района, строя эти дома через аффилированные им фирмы, пользуется тем, что есть бюджетная программа, по которой квартиры людям раздают почти бесплатно, ведь за свои деньги они никому не нужны.

Корр.: Но и за бесплатно не все с удовольствием идут в эти дома, есть такие, кто судится, кто просто возмущается…

П.П.: Значит, плохо возмущаются. Если бы была какая-то статистика: допустим, в эти дома пытались заселить 100 жильцов, 20 — сумели затолкать, 80 — не смогли, они отказались и обратились к губернатору. Тогда это было бы, может быть, эффективно.

Если бы это было жилье для вахтовиков, для людей, проживающих в районах, где были чрезвычайные ситуации (пожары, затопления и так далее), может быть, эти быстровозводимые щитовые домики, были бы действительно там кстати.   

Еще один вопрос — это стоимость квадратного метра в этих деревянных домах, она, насколько я понимаю, сопоставима со стоимостью капитального кирпичного жилья. Вот вам наглядный пример. Недавно я построил в г. Тюмени офис по евростандарту, его цена — 32 тысячи за квадратный метр, у меня там и современные лифты, и кондиционеры, и кафе, а в Советском столько же стоит 1 квадратный метр в щитовом бараке… Как это может быть??? Округ должен разбираться в стоимости такого жилья, деньги-то окружные. Дело в том, что в Советский, также как и в Тюмень, стройматериалы (цемент, щебень и прочее) завозятся от одних и тех же поставщиков. У меня глубокое убеждение, что квартиры в щитовых домиках должны стоить намного дешевле, но даже и в этом случае это будет нерациональное вложение средств. На первом месте должны быть люди, а на втором — власть. Если чиновники считают иначе, то они не должны эту власть представлять — за державу обидно.

Корр.: Есть ли, на Ваш взгляд, выход из этой ситуации?

П.П.: Есть — надо разделить бизнес и власть. Власти не должны заниматься бизнесом, вообще этот вопрос надо адресовать правоохранительным органам района и округа. Все же на «поверхности» — все на глазах у людей, но люди-то что сделают, есть конкретные представители правоохранительных структур. Они где? Не видят? Боятся? Куплены?

Корр.: Ну, если на то пошло, может, Вам самому снова возглавить район?

П.П.: Нет, потому что это пройденный этап. Это было счастливое время демократии, когда я мог говорить, что думаю. Сейчас времена изменились, мне за правду-матку через месяц «ласты скрутят». Я же начну все критиковать, в том числе и правящую партию. Я очень непростой человек. Даже в те демократические времена я не был в партии, хотя меня туда заставляли вступить «большие люди». Я им отвечал, что в этой партии власти половину выгнать надо, потому что там есть и воры, и подонки, а я рядом с ними быть не могу и не хочу, принципы не позволяют.

Корр.: Вы называете себя принципиальным человеком, а у Вас разве не бывает ошибок?

П.П.: Конечно, бывают, но совесть есть, поэтому есть покаяние. Допустим, если накажу человека несправедливо, то потом обязательно извинюсь. А как по-другому? На мой взгляд, в жизни есть прихлебатели, злопыхатели, отбиратели, наблюдатели и так далее, а есть созидатели, и все держится на них. Их надо беречь.

Вообще я разносторонний человек, от того и проекты у меня такие: завод «Экотранс», выпускающий вездеходы «Петрович», клиника эстетической и лазерной медицины «NEO-Clinic» (недавно мы создали «Криобанк», изучаем стволовые клетки, у нас лучшее оборудование для лечения), более 17 лет успешно работает «Стройлесбанк». Мы открыли телевизионный научно-познавательный канал «RussianTravelGuide», посвященный путешествиям по России. Он транслирует документальные фильмы о природе, культуре, истории и жизни современной России. Мы вещаем в Англии, Европе, Америке, Азии, Китае. Создали канал на английском и русском языках и были признаны лучшими среди каналов в мире. Сейчас мы хотим создать канал «WorldTravelGuide», объединив все лучшие телевизионные проекты: «Discovery», «NationalGeographic», «RussianTravelGuide», сделав на их основе мощную передачу, лучше которой в мире не будет. Вот так! И создаем все на кредитные средства.

Корр.: А нет желания создать бизнес-проект в Советском?

П.П.: В Советском есть проект, я ему отдаю очень много времени. Мы зарегистрировали в г. Советском дочернее предприятие «Советскнефть», выделили ему деньги и с большими препонами местной власти, наконец-то, пробурили первую скважину. К сожалению, промышленного дебета по нефти не получили, сейсмика была сделана неточно. Будем бурить новую скважину. Мне хочется, чтобы в районе были рабочие места, а в бюджет поступали дополнительные налоги. Если бы отношение районной власти было такое же, как в Сургуте, Ханты-Мансийске, Нефтеюганске, где уже пробурено по 5-8 скважин, там началась добыча и создаются новые рабочие места. А в Советском районе у меня конфликт с Удинцевым. Есть люди мелкие, есть люди широкого масштаба. Я, допустим, могу поругаться, но если это касается дела, то для меня эмоции отдельно, дело — отдельно. Здесь выходит иначе: одну бумажку отложили, вторую — не подписали, даже уголовное дело попытались завести. А время-то уходит, сезон просудились — год потеряли. Проект «тормозится», есть офис, есть желание, есть ресурсы, но нет руководителей, по-хозяйски радеющих за район, за людей, за их будущее.

Корр.: Скажите тогда, а что же случилось с «маленькой Финляндией», в которую Вы обещали превратить Советский район?

П.П.: Ничего не случилось, программа, на мой взгляд, загублена, потому что ее надо было двигать дальше. У меня и сейчас четкое понимание того, что в Советском районе можно заготавливать 4 миллиона кубометров леса, занять людей, получать налоги с глубокой переработки. Когда я стал главой района в 1996 году, заготавливалось всего лишь 300 тысяч кубометров леса, когда уходил — почти 1,5 миллиона кубов. Сейчас реально заготовку леса довести до 4 миллионов кубов и, соответственно, делать из этого любые виды продукции, а не «курятники» для людей, отдавших Северу лучшие годы.

К сожалению, в районной власти люди «ушлые» и «пришлые», а временщик только о своих доходах печется: заработал — уехал. Не верите? Проверьте и поймете, что я нисколько не преувеличиваю, у многих из верхушки района семьи уже давно живут в Ханты-Мансийске, Тюмени и Москве.

Совет прост — избирайте из своих, кто жил и продолжает жить рядом с вами, кто лечится в одной больнице с вами, чьи дети ходят в школу с вашими детьми. Пора бы уж советчанам помудреть и не давать «запудривать» свои головы варягам.

Корр.: А вообще, как Вы считаете, есть ли у Советского района перспективы?    

П.П.: Есть. Они связаны с глубокой переработкой древесины. Для этого надо привлекать частных инвесторов, а не надеяться на один госбюджет. Необходимо восстановить систему лесовосстановительных работ, которая была в Советском Союзе. А главное — должны быть честные руководители в районе, которые будут думать о народе.

Надеюсь, когда-нибудь власть поменяется, возобновятся программы, которые были разработаны и защищены на уровне округа. Тогда и появятся еще новые заводы, комбинаты и мебельные фабрики. Ведь когда-то в одном только Советском лесопромышленном комплексе работали более 10 тысяч человек. Советский район заготавливал 6 миллионов кубов леса в год. Сейчас весь округ с югом Тюменской области столько заготовить не могут. Приоритетом должны быть не только нефть и газ, но и лес. Лесная отрасль может приносить каждый второй рубль в бюджет Ханты-Мансийского округа и обеспечить каждое второе рабочее место за счет развития ЛПК. Для справки: Финляндия заготавливает у себя всего 5 миллионов кубов в год.    

Корр.: Хорошо, перейдем к следующему вопросу. Как Вы добились такой популярности, которая была у Вас в те годы?

П.П.: Я честно работал, был открытым, и за эту открытость мне многое прощали, я тоже ведь был далеко не святым. Я общался с людьми, ездил в бригады, ходил в общественную баню, на масленицу лазил на столб, мог выпить с мужиками водку из самовара, долгое время жил в общежитиях, выходил на демонстрации 1 и 9 Мая и не прятался, а смотрел людям в глаза. При мне не было несправедливых решений, люди видели, что я «пахал», ездил в округ, выбивал деньги на строительство дорог, заводов, которые, слава Богу, еще работают…

А сейчас что? Районные депутаты по указке сверху отменили прямые выборы главы района, теперь главу будут избирать из депутатов сами же депутаты. Почему-то они решили, что люди, создавшие их благополучие своим горбом, не достойны выбирать главу самостоятельно. Поэтому цена ошибки при выборе депутата становится намного весомей, это должен понимать каждый избиратель. За кого проголосуете — тот и будет «рулить» ближайшие 5 лет. А за 5 лет можно остатки района перевести в деньги и вывезти на Большую землю.

Корр.: А сегодня насколько популярным Вы считаете себя в Советском районе?

П.П.: Я знаю, что если я дня на три приеду в Советский и мне дадут выступить в прессе и на ТВ, чтобы рассказать людям, чем я 10 лет занимался, уехав из Советского, то мой рейтинг вернется. 20-30 % я потерял из-за Расковалова, он был хорошим моим замом, но, к сожалению, не смог стать хорошим первым руководителем. 10 % рейтинга я теряю сейчас из-за брата, потому что у людей несколько другие ожидания от него. Помнят меня, знают фамилию, а мы разные. Я человек более решительный, он же искренне старается, но у нас разные стили управления.

С одной стороны, зачем мне сейчас популярность? Я не телезвезда… Обратно возвращаться не собираюсь… Но, с другой, я очень дорожу мнением земляков о себе, и меня порой так тянет в Советский, что он снится мне по ночам. Из сердца и памяти Советский не убрать никогда, я также за все переживаю, пытаюсь помогать, чем могу. Вот и сейчас не удержался от встречи с вами, несмотря на то, что долгое время избегаю общения с прессой. Хотя знаю наперед, что многих от этого интервью «покоробит».

Корр.: То есть Вас интересует, что происходит в Советском?

П.П.: Конечно, интересует, у меня остались там старший брат, близкие люди, друзья юности и вообще мне небезразлична судьба земляков. Мне хочется, чтобы у них все было хорошо.

Корр.: Многие считают, что Ваше присутствие в политической жизни района и сейчас велико, а на самом деле?

П.П.: Это не так.Как я могу участвовать? Я там не бываю, у меня катастрофически мало времени. До меня только слухи доходят. Вот, к примеру, слух дошел, что Игумнов «укусил» Кривашеева. Спрашиваю: за что? Мне отвечают: а вот он такой-сякой, когда обсуждали на думе отмену прямых выборов главы, он вышел и сказал: «Что как человек он за выборы народные, а как член партии — против». То есть это что получается, если скажет партия: маму расстреляй — я, как член партии, проголосую за расстрел, а так — я очень люблю маму. Или скажут завтра Пете руку отрезать, несмотря на то, что Петя хороший, если бюро партии проголосует — отрублю, не задумываясь. Такой подход дает некоторым легко прикрывать свои ошибки, двуличие, трусость и так далее. В 37-ом году также вот многие партией прикрывались, делая страшные деяния. 

Корр.: Как Вы оцениваете работу брата, помогаете ему?

П.П.: Помогаю советом. Чем же еще помогу? Главное — как он прислушивается к моим советам! Что касается оценки, то я ему сказал, что приеду к нему в гости за год до выборов главы города, потому что первые полгода-год — это время для того, чтобы понять, куда ты попал, а во второй год человек должен уже нарисовать себе четкий план, куда двигаться, и увидеть главное. Я ему по мере возможности подсказываю: и про честные тендеры, и про благоустройство города, и про ЖКХ, и про чрезвычайные ситуации (если у человека нет три дня воды или холодно, то он никогда тебя не полюбит, а если возненавидит, то это навсегда, и это очень тяжело изменить), и про деревянные дома в центре города, и про бюджет…

Ведь попав во власть, можно и успокоиться. А что? Зарплата хорошая, санаторий раз в год и секретарша есть — все замечательно. Я брату говорю: ты борись за правду. В моем брате много хороших черт, но мне бы очень хотелось, чтобы он был «позубастей» и потверже. Если принял какое-то решение — иди до победы. Команда ему нужна хорошая. Свита делает короля, но король свиту выбирает. Можно взять космонавта, героя России, посадить его в колхоз и через год он колхоз развалит, при этом это не его вина, просто это было не его место. Я когда-то хотел быть избранным губернатором и быть хорошим губернатором. Отменили выборы, я сказал: все — я ухожу, не буду первым замом, дал интервью на всю страну на тему: «Какого хрена отменили выборы», стал критиковать это решение. Ушел с очень большого поста красиво с гордо поднятой головой, получив грамоты и самую лучшую характеристику от Сергея Семеновича Собянина (губернатора Тюменской области в 2001-2005 годах). Я принял такое решение, хотя расставаться с властью очень трудно, ведь там можно решить любую проблему по телефонному звонку. К этому привыкаешь, к отношению многих людей, которые «прогибаются» перед властью. Некоторые на это покупаются, и душу дьяволу продают.

Мой брат к ним не относится, поэтому я уверен, либо результаты его работы будут видны, либо он уйдет с поста сам. Потому что мы с братом не Удинцев с Губенко, мы из другого теста замешаны.

Корр.: Ваш бывший патрон Сергей Семенович Собянин недавно был назначен мэром Москвы. Вы рады этому событию?

П.П.: Сложно сказать. То, что Лужкова убрали — сделали очень правильно, потому что человек натворил много нехороших вещей, в том числе связанных с проблемой пробок и уничтожением многих исторических мест. Он сильно уплотнил центр Москвы, и сегодня город парализован. В Москве жуткая коррупция в плане строительства. Если в Тюмени я могу строить по одной сумме, то там это надо умножать на два, на три, чтобы тут отдать, там отдать — это система, которую создал Лужков. В столице не стало никакой гласности, попробуй, скажи что-нибудь не так — все, нет газеты. Только Лужков мог высудить миллион рублей морального вреда, больше в России никто это не сделал. Почему его жена стала миллиардером? Всем понятно, потому что она жена мэра. Может ли Сергей Семенович изменить ситуацию? Я не знаю, ему будет очень трудно, он с характером, но, во-первых, в Москве устаканились диаспоры, срослись кланы чиновников с преступным миром. Во-вторых, ему будет трудно, потому что у него нет сибирской команды, а московская власть «прогнила» сверху до низу — выбор невелик. И третье, Москва — это столица, начальников там много. Вот если бы столицу перенести из Москвы в Тюмень!

Корр.: А Вы бы пошли в его команду?

П.П.: Я — нет, хотя другие, наверное, деньги бы понесли, только бы работать с ним... Я не хочу больше работать ни в политике, ни в администрации. И у меня свое видение будущего Сергея Семеновича. Я думаю, он на полпути, чтобы стать Премьером Правительства России, а у меня другая дорога, мне ближе участь известных предпринимателей уровня Саввы Морозова и Саввы Мамонтова. 

Корр.: То есть у Вас совершенно нет политических планов?

П.П.: Нет, я же сказал, да и страна идет по пути жесткого авторитарного режима. У меня есть четкое понимание, что это путь в никуда. Авторитарный режим хорош для страны только тогда, когда хорош царь, соответственно, с плохим царем это приведет к последствиям того же сталинизма, поэтому идти в политику я не хочу. Посмотрите уже сейчас: если ты покритиковал власть, тебя можно подвести под свержение строя. А я могу что-нибудь брякнуть сгоряча, я другой человек и не вписываюсь в эту систему. У меня деда в 37-ом году тоже партия власти в ГУЛаге погубила.

Корр.: Как Вы считаете, объединение области и округа неизбежно, и когда это произойдет?

П.П.: Я думаю, что объединение области и округа целесообразно. Когда это произойдет, трудно сейчас сказать… но когда-нибудь произойдет. Чисто экономически надо объединить территории, которые географически связаны путевыми сообщениями и промышленностью. Во всем мире давно ушли от национального признака территории, а экономически они должны быть более или менее равными. Пусть не серчают руководители ХМАО и ЯНАО, я за Тобольскую губернию — от границы с Казахстаном до Северного полюса.  

Корр.: Ну и напоследок, скажите, что Вы думаете о будущем Советского района?

П.П.: Жители района должны понять, что выборы делает не кучка людей (иногда не самых лучших), а те, кто берет бюллетень, читает его внимательно, ставит галочку и своим голосом определяет будущее. Я не могу сказать о будущем района, потому что, допустим, на последних выборах на каком-то избирательном участке пришло 11 %, из них только 3 % проголосовало за человека, и он стал депутатом районной Думы, набрав большинство. Нужно, чтобы в следующей Думе собрались 15 толковых человек, которые честно будут распределять бюджет, поставят контролеров и создадут условия для промышленного развития района, а для этого надо ходить на выборы и делать самим «Выбор будущего». И крайне желательно, чтобы люди голосовали не «пальцем в небо», а хоть чуть-чуть анализировали, кто есть кто. Нужно просто отличить тех, кто тут жил, живет и собирается здесь растить своих детей и внуков, от залетных варягов, готовых променять судьбу района на свою безбедную старость.

Н. Петренко

356

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки