Тема дня

04.05.2011 - 06:00

ПРО ДОТАЦИИ, БЕТХОВЕНА И ПАРНОЕ МЯСО

Откуда берется мясо в наших магазинах? Почему и аргентинское, и югорское стоит одинаково? Является ли надпись «ГОСТ» на колбасе гарантией качества? Какой смысл тратить бюджетные деньги на развитие сельского хозяйства на Севере? На эти и другие вопросы мы попросили ответить фермера из города Югорска Александра Викторовича Беккера.

Корр.: Александр Викторович, что представляет собой Ваше хозяйство, сколько лет оно уже существует?

А.В.: Хозяйство мы основали в 2006 году, начинали с мелкого рогатого скота. У нас более 100 коров, 150 овец, козы, 2500 свиней. Молочное производство только начинаем. До этого у нас было 15 голов, сейчас мы начали их увеличивать, докупать. Закупили 47 нетелей (нетельных коров) в городе Урае, договорились купить еще 5 голов у них же.

Основной вид деятельности нашего хозяйства — это свиноводство. Мы считаемся вторым в округе хозяйством по количеству голов. Свиней у нас 3 породы: крупная белая и недавно были завезены племенные ландрасы и дюрки (красные свиньи). Ландрасы и дюрки — мясные породы, у них меньше толщина шпика, а крупная белая —комбинированная, у нее толщина шпика чуть побольше, доходит до 7 сантиметров (но это зависит от кормления). Хочу завести еще помесь F1 — это очень нежная порода, от любого крика, визга сразу порок сердца, так как слабая нервная система, но вес они набирают быстро, многоплодны. Если эту породу скрестить с другой, то она становится еще лучше. Именно этим я и хочу заняться. Мы уже заказали сто голов, будем их разводить.

Корр.: Не боитесь, что если кто-то чихнет, то они поумирают от разрыва сердца?

А.В.: Нет, у меня в комплексе в каждом цеху играет музыка. Постоянно звучит Бетховен и Бах. Им нравятся нежные мелодии, они сразу же успокаиваются, после еды ложатся отдыхать. А чем больше свинья лежит, тем больше набирает вес.

Корр.: А кормовая база откуда, все завозите с большой земли?

А.В.: Да, и корма дорожают с каждым днем, а требуется их очень много. Если мы брали комбикорм по 6700 рублей за тонну, то сейчас самый дешевый стоит 12500 рублей, для малышей корм по 37000 рублей, и то он считается не очень качественным, хороший стоит 43000 рублей за тонну.

Корр.: Насколько рентабельно заниматься сельским хозяйством в наших условиях? Ведь согласитесь, сельское хозяйство и Крайний Север — парадоксальное сочетание.

А.В.: В общем-то да, они плохо сочетаются. Дело в том, что все завозное, лето короткое. Вырастить какую-то кормовую культуру очень сложно, да и практически невозможно, все корма и удобрения с большой земли. Поэтому приходится считать себестоимость, рентабельность. Мы живем и развиваемся только благодаря дотациям округа. Были опасения, что новый губернатор что-то отменит, но нет, Наталья Владимировна все это продолжает развивать. Нас, фермеров, не обижают.

Корр.:А какой объем дотаций на молочную, мясную продукцию?

А.В.: На литр молока без переработки — 12 рублей, на яйцо — 1 рубль 5 копеек, на мясо птицы, мелкорогатого и крупнорогатого скота — 28 рублей за килограмм, на свинину — 40 рублей за килограмм.

Корр.: Какую часть из всех затрат эти деньги перекрывают?

А.В.: Большую, по крайней мере, корма, а уже все остальное — это зарплата, налоги и энергоносители. С такими дотациями можно работать.

Корр.: Если на мгновение представить, что эти дотации отменят или снизят, что делать будете?

А.В.: Мы сейчас 4 месяца их не получали, но меня, допустим, спасали магазины, потому что постоянно забиваем свиней. Мясо у нас идет потоком, поэтому я как-то не очень почувствовал это. Единственное, тянет стройка, вот в этом плане тяжело. У меня цель — построить комплекс, и я его построю. В данный момент мы можем заселить более 6 тысяч свиней, а планируем — до 15 тысяч, но даже этого поголовья не хватает, чтобы закрыть спрос Советского района и города Югорска.

Корр.: Округ около 2,5 миллиардов в год вкладывает в развитие сельского хозяйства и поддержку фермерства. Если подходить к дотациям по государственному, насколько рационально вкладывать в нашей местности такие средства? Не лучше ли делать это все хотя бы в той же Свердловской области, где и кормовая база лучше, и рабочая сила дешевле. Может, рациональнее было бы там поднимать агропромышленный комплекс?

А.В.: Это на усмотрение субъекта, губернатора и правительства того региона, где дотируется сельское хозяйство. У нас самые высокие дотации в России. А из других регионов, где поддерживают сельское хозяйство, я могу назвать Тюменскую и Белгородскую области, но там они намного меньше. Тюменская область — это вообще пример для подражания. Там, как Собянин начал поддерживать фермеров, так дальше все и продолжается. В принципе, дотации — это хорошо и здорово, это продовольственная безопасность. Я недавно общался с представителем ОАО «Росагролизинг», так вот они завезли большую партию, порядка 2 тысяч крупного рогатого скота мясного направления, на Чукотку. Казалось бы: зачем? Но спрос и туда пошел. Поэтому чувствуется, что к сельскому хозяйству, как к приоритетному направлению, стали лучше относиться.

Корр.: Если Вас в качестве эксперимента направить, допустим, в ту же Свердловскую область и сделать директором хозяйства либо руководителем какого-нибудь профильного управления, только без таких больших дотаций, смогли бы там поднять сельское хозяйство?

А.В.: Думаю, нет, трудно было бы. Есть предприятия без дотаций, у них работа поставлена на поток, и то они концы с концами сводят. А у нас, тем более, это и погода другая, и все остальное. Я посчитал, поголовье должно быть тысяч 20-30, на постоянном подвозе корма и сдаче мяса. Мы выживем только в том случае, если люди откажутся от привозного мяса и будут покупать только у нас. В округе тоже не все гладко, взять хотя бы Кондинский район. Там МУП «Карагаево» — самое большое предприятие: 4 тысячи гектаров земли, 400 голов дойного стада, свиньи и еще звери, а долги у них постоянно — за год по 20 миллионов рублей набирается. Положение тяжелое. В настоящее время часть земли у них один фермер взял, часть — другой. Сменился директор предприятия, может, лучше станет.

Корр.: По независимым оценкам, Россия занимает 120 место в рейтинге экономических свобод. Вы являетесь активным членом этой экономической жизни, как оцениваете эти свободы и условия?

А.В.: Нормально, у нас заниматься бизнесом можно без особых сложностей. Многое, конечно, зависит от руководства субъекта, будь то правительство или администрация. Правда, я говорю именно о своем бизнесе. С другими общаюсь, но судить не берусь.

Корр.: Вы считаете себя полноценным предпринимателем?

А.В.: Фермер и предприниматель — это немного разные вещи. Да, у меня есть магазины, но ими занимается жена. Не мое это, а вот фермерство — мое. У меня душа болит, не могу без этого. Хотя мне, как и любому предпринимателю, нужно идти на риски — не без этого. Но фермер есть фермер. Я по образованию зоотехник и мне приходится постоянно учиться чему-то новому. Вот, например, недавно был на комплексе ОАО «Восточное» — это один из крупнейших в России селекционно-гибридных центров, там даже свою породу вывели. Постоянно общаюсь с их руководством и понимаю, что мои знания сильно устарели (я окончил институт в 1993 году), уже не соответствуют времени. Каждый день появляется что-то новое, с каждым разом становится все интереснее.

Корр.: Представьте себе такую ситуацию. К вам подходит 18-летний подросток и спрашивает: скажите, куда мне пойти: в бизнес или в чиновники, какой бы Вы совет дали?

А.В.: Я бы посоветовал начать работу в моем направлении. Нам очень тяжело найти специалиста по нашему профилю, мне пришлось ветврача выписывать аж из Кургана.

Корр.: Сколько у Вас человек работает?

А.В.: Числится 46, по договору — еще человек 20, 70 % работников из Малиновского и Пионерского, там их легче найти. У них зарплата 20-25 тысяч рублей, такой в поселках нет, плюс транспорт им оплачивается. Югорчан у меня работает мало, потому что «Газпром» сильно разбаловал людей в плане зарплат. Я не могу платить 50 тысяч, поэтому мы с Советским районом и дружим. Вообще району обязан многим. Во-первых, я работаю только с Советским Ханты-Мансийским банком. Во-вторых, взять, к примеру, комитет по промышленности администрации Советского района, Вишнякова, Довгаль. Кстати, надо написать письмо, чтобы им объявили благодарность. Вот кто действительно работает, так это они, а больше в администрации Советского района работающих я не вижу. Меня всегда убивало то, что в районе трудно даже подписать бумагу — крайнего не найдешь. И сейчас я не уверен, что изменилось что-то. Тем более, что состав думы и исполнительной власти, по сути, прежний. Пришли новые люди, но их мало. Я сталкивался по работе с Ю.Ю. Лихушиным, мне он нравится, но что он может один? Вообще интересно, что в Советском районе выборы прошли как по сценарию. Я удивлен, это надо быть сильным режиссером. По-моему, в Югорске все было не так, многие не прошли, кто должен был. Я ничего против Сергея Васильевича не имею, но мне небезразлична жизнь района, ведь я живу здесь.

Корр.: Подозреваю, что у читателя может сложиться впечатление, что Вы какой-то мажорный предприниматель. Все у Вас легко и просто получается. Это так и есть?

А.В.: Думаю, да. Я обязан трем женщинам. Когда я начинал работать, мне помогла Людмила Александровна Колпакова — это бывший директор СП «Югорское», Таисия Николаевна Коваленко дала мне помещение, Наталья Анатольевна Мышенкова поверила мне как фермеру. Вот эти люди, можно сказать, и вывели меня в свет большого бизнеса. Мне повезло, что я живу в этом округе. Сложности хоть и бывают, но они быстро проходимые. В работе всегда бывает трудно, но в процессе все решается. Со стороны руководства округа, «Газпром трансгаз Югорска», администрации города Югорска никогда не было препятствий, большое спасибо Р.З. Салахову за помощь.

Корр.: Вы выкупили колбасный цех у СП «Югорское». Каковы успехи в этом направлении?

А.В.: Делаем колбасу, сейчас будем сертифицироваться, начали дополнительно производить новые сорта. Наша колбаса натуральная, без всяких добавок, сои, наполнителей.

Корр.: Если на прилавке будет лежать продукция других больших мясокомбинатов и ваша, то разница в цене будет?

А.В.: Цена примерно такая же, потому что у нас свое мясо, а у них 70 % — соя, кроме сервелата и сырокопченой. Все вареные колбасы — это 99 % соевый белок.

Корр.: Получается, ГОСТы не соблюдаются, даже если написано?

А.В.: Конечно, нет. Для сертификации везут какую положено, а к потребителю идет другая. Так всегда было, есть и будет.

Корр.: А у вас так не будет?

А.В.: Нет, когда мы купили цех, в старых запасах лежала соя, я заставил ее выкинуть. Вообще я к этому отношусь не очень хорошо.

Корр.: Даже соблазна нет хоть чуть-чуть добавить и сэкономить на этом?

А.В.: Нет, колбаса должна пахнуть колбасой, так, как она пахла в детстве. Я добился того, чтобы колбаса, выпускаемая в моем цехе, именно так и пахла. На этот год мы планируем строиться дальше, не знаю, поддержит ли нас губернатор или нет, но нам надо строить коровник и птичник. Думаю, что скоро на прилавках появится и своя птица.

Корр.: Как-то отличается количество потребления мяса в зависимости от сезона?

А.В.: Да, во время поста плохо берут. Если обычно мы забиваем 15-20 голов каждый день, то в это время — 8, и мясо еще остается. Но если в этот день мясо не продается, то и на прилавке оно не остается, все идет на переработку, в колбасу.

Корр.: Вы торгуете завозным мясом?

А.В.: У нас сейчас договор с Ураем, они мне дают говядину, а забирают колбасой. Плюс у меня своих 40 быков на откорме. Планирую забить их ближе к лету. Для ассортимента я беру и аргентинскую говядину.

Корр.: Меня как потребителя интересует вопрос: как Россия до такого дошла, что с другого конца света мясо завозит? Как это явление Вы оцениваете?

А.В.: Благодаря климату у аргентинского мяса очень низкая себестоимость. Это касается и российских производителей южной и средней полосы. Но наше мясо свежее, тем более мы не добавляем никаких добавок. Да, импортное мясо красивее, но вкусовые качества отличаются. Наше мясо без добавок гормона роста. Гормон убивает все вкусовые качества. Все крупные предприятия, где больше 25-30 тысяч свиней, используют гормоны роста, потому что им нужны промышленные объемы производства мяса. 

Корр.: Тогда почему вы не используете эти гормоны?

А.В.: Нас устраивает то, как есть на данный момент. Свиньи до 6 месяцев итак набирают вес, пусть не 120 килограммов, а 95, это вполне нормально. К тому же, это очень дорого.

Корр.: Впереди время пикников и шашлыков. Интересно, как выглядит это блюдо в исполнении человека, у которого мясо — профессия?

А.В.: Лично я люблю ребрышко, а если кто предпочитает мякоть, то лучше брать шейную часть или окорок. Не советовал бы брать для шашлыка замороженное мясо, надо охлажденное или парное. Его следует только посолить, поперчить и жарить — вкус будет отменный. Я никогда не пользуюсь уксусом или майонезом, не добавляю никаких приправ. Уксус используется для замороженного мяса или для устранения неприятного запаха. Мой рецепт: свиные ребрышки, соль, перец и лук, его можно много, 15 минут — и все готово.

Корр.: Думаю, что читатели воспользуются Вашим рецептом, теперь только главное — успеть мясо парное купить.

А.В.: На этот период будем забивать больше.

Корр.: Какие у Вас перспективы, что ожидать потребителям?

А.В.: Если все будет нормально, хочу купить молочное оборудование, немецкую сыроварню, потому что молоко надо перерабатывать. Так что в перспективе производство твердых и мягких сыров.

Корр.: Ну и последний вопрос: Вы, наверное, считаете вегетарианцев личными врагами?

А.В.: (Смеется) Именно так, они не покупают и не едят мяса.

 

Беседовал В. Турин.

493

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки