Тема дня

20.12.2004 - 05:00

ПРО КАЗАКОВ, «МЕРСЕДЕС» И ВОРОВ В ЗАКОНЕ

Приезжие занимают руководящие должности в нашем крае нечасто, у нас и свои-то руководители редко меняют посты. Поэтому, мы просто не могли не пригласить в редакцию на вечерний кофе нового начальника Советского ГРОВД Николая Калинича Невенкина. Он любезно согласились прийти в редакцию на чашечку кофе, ответить на наши вопросы и поделиться впечатлениями от нового места работы.

 

Досье:

Дата рождения: 23 марта 1964 года.

Место рождения: город Шумиха, Курганская область.

Знак зодиака: овен.

Семейное положение: женат, имеет двух дочерей и сына.

Любимые праздники: дни рождения жены и детей, 9 Мая и Новый год.

Любимый фильм: старые фильмы о войне, например, «Они сражались за родину», российские комедии, собственные документальные съемки о Чечне.

Любимая музыка: попса, шансон, бардовские песни. Из исполнителей: Тальков, «Любэ».

Любимое блюдо: жареные грибы.

Вредные привычки: тяжело встаёт утром, курит.

Личный автомобиль: «ВАЗ-2111».

 

О преступности

«СВ»: Все знают, что наш северный регион очень сильно отличается от остальных в России по уровню жизни. А по уровню преступности?

Н.К.: Конечно, Север и центральная Россия сильно отличаются по благосостоянию: здесь у многих есть автомобили, люди прилично одеты, имеют хорошую работу, а там, в небольших городах, люди живут намного скромнее, зарплаты маленькие, многие не работают. Поэтому и преступления разные: если здесь преобладают кражи сотовых телефонов, норковых шапок, угоны автомобилей (особенно, в Сургуте и Нижневартовске), то там — кражи сельхозпродукции, домашних животных и даже банных принадлежностей.

А в целом Тюменская область, в том числе и ХМАО, отличается большим удельным весом преступлений.

 

«СВ»: А условия, в которых работает милиция, отличаются в зависимости от региона?

Н.К.: Условия отличаются очень сильно! Если здесь все отделы практически полностью компьютеризированы, то там техническое оснащение на низком уровне, поддержки от властей нет. Постоянно возникают вопросы: где взять бензин, запчасти… В Кургане, например, следственная группа очень часто выезжает на преступление на… общественном транспорте. Попутно ребята заезжают в магазинчик и зачастую на свои средства приобретают канцелярские принадлежности, так как даже с этим у отделов часто возникают трудности. Здесь всё-таки администрация и округ помогают ОВД.

 

«СВ»: Какое место наш район занимает по уровню преступности в округе?

Н.К.: Наш район не занимает лидирующее положение, но и на последних строчках  мы не находимся. Можно сказать — золотая середина. Удельный вес раскрытых и расследованных преступлений по итогам 9 месяцев составил 62%, но это абсолютные цифры, без расшифровки по видам преступлений, т.е. сюда входят и малозначительные, включая лесные пожары, бытовые преступления. А у преступлений, которые имеют большой общественный резонанс — тяжкие имущественные, преступления против личности — раскрываемость порядка 97-98%.

 

 

«СВ»: А как вы относитесь к судам присяжных?

Н.К.: В нашем регионе суда присяжных нет, но, имея представление об опыте работы подобных судов в других регионах России, могу сказать, что неоднозначно отношусь к этому нововведению. Часто многое, что приемлемо в других странах при их развитии, культуре, менталитете, традициях, абсолютно неприемлемо для нас.

 

«СВ»: И ещё один вопрос о преступности. В Советском  есть организованные преступные группировки (ОПГ)?

 Н.К.: Ярко выраженных преступных группировок, со всеми присущими им атрибутами, на территории Советского района нет. У нас не проживает даже ни одного «вора в законе», а вот «жулики всякого пошиба» имеются.

 

«Местные» вопросы

«СВ»: Особенность нашей территории — 2 города-спутника, Югорск и Советский. И у каждого — своя милиция. Такое разделение мешает вам эффективно работать?

Н.К.: Я бы так не сказал. Мы ничего не делим, никто не перетягивает одеяло на себя. Мы работаем вместе, но каждый на своей территории — постоянно обмениваемся информацией, проводим совместные мероприятия. Вряд ли объединение наших отделов было бы кстати: чем крупнее подразделение, тем сложнее им управлять. По крайней мере, мобильность от этого не улучшится.

 

«СВ»: Говорят, что с открытием дороги на Ханты-Мансийск увеличится число угонов автомобилей…

Н.К.: Думаю, это мнение обосновано. В Советском районе на каждую семью в среднем приходится не по одному автомобилю. Количество личных автомобилей в Югорске, Советском и районе давно перевалило за 35000, а платных охраняемых автомобильных стоянок и гаражных кооперативов явно недостаточно. Много личного транспорта в ночное время находится во дворах, в жилых кварталах. Если раньше, по крайней мере, в летний период не было автомобильного сообщения с большой землей, и угон транспорта с целью его хищения был практически невозможен, то сейчас такая реальная возможность будет круглый год. Мы выходили в округ с предложением создать пост милиции на автодороге Советский – Ханты-Мансийск, но пока поддержки не получили. Хочется посоветовать владельцам личных автомобилей быть более ответственными, не лениться ставить авто в гараж (если он имеется), устанавливать сигнализации. 

 

«СВ»: Многим набил оскомину вопрос с очередями в ГИБДД…

Н.К.: Да, такая проблема существует. Причина в том, что ранее регистрацией транспорта жителей Советского и Югорска занималось подразделение РЭО ГИБДД г. Советского. Недавно данное подразделение было разделено: одно дислоцируется в Югорске, другое — в Советском, но база данных по зарегистрированному транспорту г. Югорска еще не передана. В связи с этим объем работы Советского ГИБДД значительно больше, чем в Югорске. Данная проблема нами обозначена в управлении ГИБДД ХМАО. Округ пошел нам навстречу. В середине ноября и то и другое РЭО приостановит свою деятельность на 5 дней, чтобы разделить эту базу данных, и уже в конце ноября каждый будет заниматься только своим делом.

 

«СВ»: Помнится, года 2 назад бывший начальник милиции Мелинг говорил, что на местном «Бродвее» будут установлены камеры видеонаблюдения. Эта идея будет реализована?

Н.К.: Конечно, установка видеонаблюдения в общественных местах — идея хорошая, но дорогостоящая. Это вопрос не сегодняшнего дня, но он, безусловно, будет решаться. В основном, видеонаблюдение используется в больших городах: в нашем регионе это Сургут, Нижневартовск. Я был в Казани, там видеокамеры с выводом на дежурную часть МВД республики Татарстан установлены практически во всех местах массового скопления людей: театры, стадионы, пешеходная улица Баумана…

 

«СВ»: Раньше в нашем городе было несколько опорных пунктов милиции, сейчас остался только у фонтана. Почему?

Н.К.: На мой взгляд, опорные пункты малоэффективны. Особой необходимости в них я не вижу. Нужно патрулировать город, а не сидеть на одном месте. А вот ввести несколько участковых пунктов милиции было бы очень неплохо. Сейчас жители Советского совершенно не знают своих участковых, надо «вывести» их в народ. Участковые пункты должны быть расположены в общественных зданиях по всей территории города и работать до 2-3 часов ночи, чтобы в них в любой момент могли обратиться граждане. О возможности создания таких пунктов я сейчас веду диалог с главой города Григорьевым. В настоящее время уже решен вопрос об открытии такого пункта милиции рядом с парком культуры и отдыха.

 

«СВ»: Лет пять назад в одном из  интервью бывший министр внутренних дел России сказал, что у каждого жителя есть визитная карточка своего участкового. Журналисты посмеялись. Как дела обстоят сейчас?

Н.К.: Но вы же знаете, как у нас часто бывает: министру докладывают одно, а на местах происходит совершенно другое. На настоящий момент у нас в Советском районе приходится по 5000-6000 жителей на одного участкового. И это, учитывая, что штат полностью укомплектован. Просто некоторые сотрудники в отпуске, кто-то на больничном, кто-то в командировке в Чечне. В связи с этим постоянно происходит перегруппировка участковых (территория участка то убавляется, то расширяется). Поэтому говорить о том, что каждый в курсе, кто у него участковый, не приходится.

Было бы неплохо, если бы вы помогли нам: напечатали в газете фотографии и имена всех участковых.

 «СВ»: Хорошая идея. Думаем, это будет полезная для читателей информация!

 

«СВ»: Вы как-то говорили  в интервью нашей газете, что продадите «Мерседес», принадлежащий Советскому ГРОВД, и купите на эти деньги 2-3 российские машины…

Н.К.: К сожалению, на тот момент я не владел полной информацией. Весь парк машин Советского ГРОВД, кроме двух, стоит на балансе администрации и находится в ГРОВД в оперативном подчинении. Я разговаривал на эту тему с Андреем Николаевичем Расковаловым, он сказал, что возможности продать этот автомобиль пока нет. Сейчас «Мерседес» используется, в основном, для командировок в Ханты-Мансийск, а моя рабочая машина  — «Нива».

 

«СВ»: Сейчас идёт слияние телефонов всех спецслужб в единый телефон службы спасения 01. Расскажите, как всё это происходит?

Н.К.: Честно говоря, на нашей территории пока никак. По крайней мере, телефон милиции все тот же — 02.

 

Милицейские кадры

«СВ»: Вы занимаете свой пост недавно, уже со всеми успели познакомиться?

Н.К.: Визуально я знаком со всеми, но чтобы узнать каждого — нужно время, всё-таки в ОВД, включая аттестованных и не аттестованных сотрудников, около 400 человек.

 

«СВ»: Женщин в милиции сейчас много?

Н.К.: Да, женская половина коллектива сильно увеличилась за 20 лет. Если в 1985 году, когда я пришёл на службу, женщин было единицы, то сейчас они составляют добрую половину подразделений: следственного отдела, службы дознания, по делам несовершеннолетних и т.д.

«СВ»: Женщины «захватывают»  силовые структуры?

Н.К.: Получается, что так (смеется).

 

«СВ»: Раньше обучение ваших сотрудников в местных филиалах вузов не приветствовалось. Им даже не оплачивали студенческие отпуска... Ситуация изменилась?

Н.К.: Такая политика УВД и ОВД существовала где-то до 1998 года. Тогда были недоборы в учебные заведения в системе МВД, поэтому сотрудникам запрещалось обучаться в других учебных заведениях. В настоящее время ситуация изменилась: сотрудникам милиции разрешается обучаться в любых вузах, и тем, кто учится в местных филиалах, студенческий отпуск полностью оплачивается. Лично я не против того, чтобы сотрудники повышали свой образовательный уровень, и не чиню препятствий тем, кто хочется учиться.

 

О коррупции

«СВ»: В Казани есть такой опыт борьбы с коррупционерами: человек, которому предложили взятку, а он от неё отказался и «сдал» взяточника соответствующим органам, получает премию в размере этой самой взятки. Как вы относитесь к такому нестандартному подходу?

Н.К.: Я, конечно, был бы не против получить такую премию. Единственное, что мне взятки за 20 лет службы в милиции никто никогда не предлагал. Я вообще считаю, что для того, чтобы человеку в милицейских погонах предложили взятку, кто-то должен знать, что этот человек взятки берёт. Традиционно сложилось мнение, что такому пороку подвержена служба ГИББД, так как в их обязанности входит регистрация автомобилей, протоколирование административных правонарушений и т.д. Не думаю, чтобы кто-нибудь предложил взятку участковому, сотруднику ППС или уголовного розыска. Последние  вообще работают с такой категорией людей, которые сами думают, где бы что стянуть…

 

«СВ»: В связи с этим вспоминается история об «оборотне в погонах» из Советского ГИБДД…

Н.К.: Это пятно ещё долго будет лежать на отделе. Хотя совсем не значит, что если был один такой сотрудник, то вся служба «гнилая». Дело на данный момент уже закончено и отправлено в суд, сотрудник, привлеченный  к ответственности, находится под стражей. Но факт действительно был, с этим не поспоришь.

Люди и милиция

«СВ»: Сейчас в наши школы не пускают посетителей. Как вы считаете, такие меры обеспечивают безопасность учебных заведений?

Н.К.: На мой взгляд, эти меры малоэффективны. Но на данном этапе улучшить охрану учебных заведений невозможно: мы не можем в каждую школу посадить милиционера. Данный вопрос должен быть решен на федеральном или окружном уровне. Все зависит только от финансирования.

 

«СВ»: Увеличение зарплаты  может существенно повлиять на эффективность  работы милиции?

Н.К.: Конечно, это немаловажный стимул, но далеко не определяющий. По большому счёту, все, кто сейчас работает в милиции, - люди идейные. На службе они находятся по 12-15 часов в день. Переработка бешеная! Государство в состоянии оплачивать только 120 лишних часов в год, а у наших сотрудников выходит по 500-600!  Вот и работают за «спасибо»…

 

«СВ»: Сколько обходится государству содержание одного милиционера?

Н.К.:. Только на зарплату, командировки, оплату санаторно-курортного лечения уходит около 400 тысяч в год, а ведь милиционеру нужно ещё обмундирование, рация, автомобиль… Если подсчитать все расходы, получится, я думаю, приблизительно миллион рублей в год.

 

«СВ»: А отсутствие милиционера? 

Н.К.: Думаю, налогоплательщикам это обойдётся гораздо дороже!

 

«СВ»: В США, чтобы увеличить популярность милиции, внедрили такую систему: раз в месяц они проводят в участках день открытых дверей. Если бы люди пришли на экскурсию к вам, чтобы они увидели?

Н.К.: Думаю, ничего страшного они бы не увидели. У нас сейчас практически все службы в полном порядке: технически обеспечены, укомплектованы…А идея, кстати, очень даже неплохая.

 

«СВ»: На ваш взгляд,  сейчас популярность милиции среди населения возрождается?

Н.К.: Окружное ОВД проводило недавно социологическое исследование, которое выявляло рейтинг популярности милиции. Итоги ещё не подведены и не опубликованы. По неофициальным данным общий настрой по отношению к милиции в г. Советский положительный. Население относится к нам достаточно лояльно. Почему-то только в больнице города Советский врачи были недовольны нашей работой.

 

«СВ»: «Телефонный терроризм» у нас частое явление?

Н.К.: У нас пока с этим спокойно. Но прецеденты были. А в округе ложные вызовы случаются достаточно часто. За такие «шутки», кстати, грозит очень серьезное наказание. Звонившим (или их родителям) приходится выплачивать огромные штрафы за выезд всех спецслужб: скорой, пожарных, МЧС, взрывотехников, кинологов и т.д. Это, как правило, несколько десятков тысяч рублей…

 

 «СВ»: В советские времена милиции помогали народные дружины, сейчас функции этих дружин хотят взять на себя казаки. На ваш взгляд, это возможно?

Н.К.: Я обеими руками за, но сейчас очень сложно реанимировать те общественные формирования, которые раньше помогали милиции. Во-первых, никто бесплатно работать не будет, а во-вторых, какой официальный статус будут иметь такие помощники?

Сотрудник милиции, выходя на дежурство с оружием, газовым баллончиком, другими спецсредствами, может ими воспользоваться вполне правомерно. А казак не может применять свою нагайку для наведения общественного порядка: это просто не предусмотрено законом.  А если в ходе задержания «дружинник» еще и ранение получит? Кто будет выплачивать ему компенсацию? Начальник милиции? Я на жёстком государственном обеспечении, и лишних денег у меня нет. То есть весь вопрос в юридическом статусе таких дружин. Пока его никто не определил, принять их помощь мы не можем. Вот, например, в Ставропольском крае субъект Федерации принял закон о казачьих общинах, и они имеют право носить оружие, помогать в охране общественного порядка.

 

О горячих точках

«СВ»: Ходят слухи, что в некоторых организациях есть негласное распоряжение не брать на работу тех, кто служил в горячих точках и тех, кто служил в милиции…

Н.К.: Я тоже достаточно настороженно отношусь к сотрудникам милиции, которые прошли горячие точки, хотя и сам не раз бывал в Чечне. Ещё настороженнее я отношусь к тем, кто служил в горячих точках по контракту. Это сотрудники группы риска, и не понятно, как они поведут себя в экстренной ситуации, когда необходимо применение оружия. Если обычные милиционеры стараются не использовать огнестрельное оружие на поражение, то те, кто был в горячих точках, зачастую применяют его там, где этого и не требуется. Они могут вести себя неадекватно и агрессивно. Все понимают, что их надо реабилитировать, но специализированных центров у нас пока очень мало.

 

«СВ»: Сколько ребят из Советского уже побывали в Чечне?

Н.К.: Через горнило Чечни прошло более 60 сотрудников милиции, а всего, я думаю, побывало порядка 200 советчан. Погибло три сотрудника милиции. В данный момент там находятся 4 наших сотрудника. Шесть месяцев они будут в командировке, а потом ещё шесть — в отпуске, получается, что на целый год человек выпадает из коллектива.

 

Об оружии

«СВ»: Сейчас много говорят об упрощении разрешения на ношение оружия. Ваше мнение на этот счёт…

Н.К.: Я категорически против того, чтобы у населения было оружие! Есть такая народная примета: много оружия у людей — к войне. У нас ещё далеко не все граждане добропорядочны, многие могут взять в руки ружьё, чтобы показать «кузькину мать». Просто непонятно, как русский человек поведёт себя в критической ситуации, тем более, когда выпьет. Больше оружия — больше и преступлений с его применением. И это не интуиция, а опыт работы.

 

«СВ»: Но ведь у нас много охотников… Разве преступлений, связанных с оружием, от этого больше?

Н.К.: Конечно! В этом году более чем в 2 раза увеличилось количество преступлений, связанных с применением оружия! И половина преступников те, кто владеет оружием легально. Взять хотя бы разборку между охотниками, которая случилась в районе Урая весной этого года, только в ней погибло 5 человек. Если бы оружия у них не было, я думаю, дело бы ограничилось мордобоем.

 

О смертной  казни

«СВ»: Как вы относитесь к смертной казни?

Н.К.: Не боюсь сказать: я — «за». Есть целый ряд преступлений: серийные убийства, изнасилования и т.д., по которым стоит возобновить применение смертной казни, а не кормить этих преступников по 25 лет. Лично я бы их расстреливал! И эффективность от  этого будет. В Узбекистане, например, существует смертная казнь за угон автомобиля, и люди оставляют машины на улице незакрытыми. Хотя, если мы стремимся попасть в Евросоюз, то вряд ли отмена моратория на смертную казнь будет уместна…

 

О матерщине

«СВ»: В некоторых регионах России повышено внимание к проблеме нецензурной брани в общественных местах. Часто ли у нас применяется наказание за такое правонарушение?

Н.К.: Нецензурная брань в общественном месте — это состав мелкого хулиганства, и влечёт административную ответственность. Прецеденты у нас были. Штрафовали даже родителей за брань их детей. Но одно дело, когда у человека случайно вылетело матерное слово, и совершенно другое, когда целый поток ругательств звучит, например, на остановке общественного транспорта или в другом многолюдном месте, тем более в присутствии детей…

 

«СВ»: А сами можете применить «крепкое словцо»?

Н.К.: Ненормативную лексику использую, но не часто.

 

О стереотипах

«СВ»: Существует мнение, что наркотиками, в основном, занимаются «наши друзья» из союзных республик…

Н.К.: Мнение оправдано. Очень часто, те, кто приезжает сюда подработать, заодно привозят и наркотики, как правило, растительного происхождения. Это выходцы из Средней Азии и Кавказа. Но наркокурьеров немало и среди наших соотечественников. Что поделать, наркотики — бизнес прибыльный.

 

Немного неформально…

«СВ»: Как Вы отмечаете День Милиции?

Н.К.: По-всякому. Я и Новый год встречаю далеко не всегда в кругу семьи: два года встречал в поезде по пути в Чечню, один раз был срочно вызван на работу. В День Милиции, по мере возможности, стараюсь собраться с коллегами, друзьями, поздравить ветеранов…

 

«СВ»: «Мент» — это оскорбление?

Н.К.: Я к этому всегда спокойно относился, хотя мне и не нравится, когда меня называют ментом. Если это кто-то из числа друзей, то могу и «шею намылить».

 

«СВ»: Как относитесь к анекдотам про милиционеров и  гаишников?

Н.К.: Нормально. У меня их целая коллекция.

 

«СВ»: А к критике?

Н.К.: Критику я не очень люблю, но в состоянии её оценить, сделать правильные выводы.

 

«СВ»: Кому на Руси жить хорошо?

Н.К.: Олигархам точно. Хорошо сейчас живётся адвокатам. С новым уголовно-процессуальным кодексом ребята просто «рубят бабки». Хорошо живут нефтяники, даже работяги. Может быть, хорошо живётся и коммерсантам, но я их деньгам не завидую — очень хлопотная работа. Всем остальным, я думаю, живется — кому менее, кому более — проблематично.

 

 «Полчасика», которые выделил для разговора с нами из своего плотного графика Николай Калинич, превратились в трёхчасовой разговор «по душам». И несмотря на то, что разговор закончился ближе к 9 часам вечера, наш собеседник совсем не собирался заканчивать свой рабочий день, а поехал в ГРОВД на службу.

P.S.: А ездит начальник милиции действительно на «Ниве». Видели сами!

Подготовила Шаньгина Е.

 

532

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки