Тема дня

08.06.2009 - 06:00

«…ПРОИЗВОДИТЕЛИ РОДНОМУ ГОСУДАРСТВУ НЕ НУЖНЫ…»

Сегодня героем нашей рубрики «Разговор не для газеты» стал местный предприниматель, назовем его Евгений. Евгений рассказал о том, как начинал заниматься собственным делом и почему многое из того, что он сделал на поприще предпринимательства, в конце концов, оказалось ошибочным.

Корр.: Чем занимался до того, как стал предпринимателем?

Е.: Я был обычным работягой в леспромхозе. Это было самое начало 90-х.

Корр.: Что заставило сменить мирную профессию на тяготы предпринимательства?

Е.: Все просто, хотелось есть, в то время зарплату не платили.

Корр.: Где взял деньги на раскрутку?

Е.: Для того, чтобы начать свое дело, взял в долг по тем деньгам 10 миллионов рублей под десять процентов в месяц, купил кое-какое имущество, отремонтировал его и приспособил под нужды производства. Половину денег отдал чиновникам, чтобы утрясти вопросы с местом расположения.

Корр.: Первые трудности, с которыми столкнулся на новом поприще?

Е.: Помню, через несколько дней после начала работы пришел налоговый инспектор и выписал штраф на 19 миллионов 600 тысяч рублей неденоминированными деньгами.

Корр.: За что?

Е.: За то, что не дали чек покупателю. Так что, еще ничего не заработав, я оказался должен государству.

Корр.: Когда удалось заработать первые большие деньги?

Е.: Больших денег до сих пор не видел. Подержать впервые полмиллиона рублей мне удалось, когда я взял кредит, решил начать торговать пивом. Закупил пиво в Екатеринбурге, арендовал  помещение у знакомого и стал его продавать. Это приносило хороший доход, пока черт не дернул меня заняться производством, и тут я понял, что производители родному государству не нужны, ему нужны торговцы импортным товаром. Государство щедро готово оплачивать нефтедолларами иностранных производителей и плевать оно хотело на своих производственников.

Корр.: Почему ушел из торговли, если это выгоднее?

Е.: Воспитали меня так, что надо работать, делать что-то самому, а не только перепродавать.

Корр.: Решение заняться производством было ошибочным, по твоему мнению?

Е.: Да, хотя, конечно, печально это осознавать, но это самая большая ошибка в моей жизни, по крайней мере, при существующей на сегодняшний день политике в стране.

Корр.: Как пережил кризис 1998 года?

Е.: Я удачно его проскочил, потому что к тому времени у меня были хорошие наставники. Тогда я запускал новый вид деятельности, он уже практически был готов к открытию, мне не хватало буквально ста тысяч для того, чтобы купить оборудование, хотел взять кредит, но мой товарищ отговорил, а через пару месяцев бахнул кризис. 

Корр.: Можно ли назвать период после того кризиса до нынешнего золотым периодом для бизнеса?

Е.: Золотого периода для бизнеса у нас в стране никогда не было. Но, пожалуй, с тем, что это было хорошее время, можно согласиться. Только не нужно было все заработанное вкладывать обратно в производство, а лучше жить на него или складывать в чулок. Ведь из нас, предпринимателей, страдают больше всего те, кто пытаются что-то создавать, строить, производить. Например, последние изменения в земельном кадастре увеличили стоимость аренды и налог на землю в десятки и даже сотни раз.

Корр.: Сейчас в каком жизненном тонусе твой бизнес?

Е.: Пока банки не «съели», поставщики по судам не затаскали, кредиторы не «заказали», можно считать, что все относительно благополучно, потому что все может обернуться в худшую сторону, учитывая, что вокруг полно банкротов.

Корр.: Я обратил внимание на то, что предприниматели постоянно жалуются на жизнь. Но кому тогда вольготно живется на Руси?

Е.: Чиновникам. Прав тот, у кого больше прав, а больше их у чиновников, хотя и их тоже контролируют вышестоящие чиновники. Они и бизнесом занимаются как предприниматели и пользуются социальной поддержкой государства как ветераны, согласитесь, что может быть лучше?!

Корр.: Все же, когда видишь дорогие иномарки и многоэтажные особняки предпринимателей, не складывается впечатление, что все у них так уж плохо.

Е.: Например?

Корр.: Приходилось мне сталкиваться с такими коммерсантами, которые сначала жалуются на жизнь, потом садятся в новенькие «Ленд Крузеры» за пару миллионов и уезжают.

Е.: Я не считаю, что наличие «Ленд Крузера» - показатель богатства. Автомобиль для предпринимателя не роскошь, а рабочий инструмент, как лопата. В машине приходится проводить до 90% времени, ездить на деловые встречи, переговоры, на лесные деляны и так далее.

Корр.: Некоторые обыватели так не считают, если они видят коммерсанта на джипе, значит, все - барыга, который сделал себе состояние, спекулируя за счет населения. С чем связано такое отношение, как думаешь?  

Е.: Я думаю, что все из-за зависти. Далеко не каждый человек способен рискнуть заняться собственным делом, а вот когда он видит результаты этой работы, появляется зависть.

Корр.: Хорошо. Вернемся к жалобам наших предпринимателей, большинство из них жалуются на кадровые проблемы, недоступность кредитов, чиновников, бюрократию… Разделяешь ли ты чаянья своих коллег?

Е.: Да, кадровый вопрос справедливо занимает первое место. Если у тебя работает два-три человека, то они друг друга подхлестывают, потому что их мало, а работы много. Если же ты нанимаешь десять человек, то получается интересная картина - два-три работают, а остальные пинают балду. В торговле, например, постоянные недостачи. Короче говоря, очень трудно подобрать идеальный коллектив, потому что никогда наемный работник не будет переживать за предприятие так, как его хозяин, работнику всегда будет не хватать зарплаты и ему все равно, что такое экономическая целесообразность тех или иных затрат. Еще одна проблема - это низкий уровень образования и культуры наемных работников, также нельзя обойти стороной такой вопрос как алкоголизм и наркомания. 

Корр.: Наверное, стоит упомянуть и проблему конкуренции, которая существует между работодателями из частного сектора и госструктур?

Е.: Да, конечно. Предприниматели не в состоянии платить такие зарплаты, как получают газовики, нефтяники и даже бюджетники. Ведь там если мало денег, можно выпросить у государства, а бизнесмен даже кредит под нормальные условия не может взять.

Корр.: А почему бы не платить больше своим работникам и не обеспечить их соцпакетом?

Е.: Потому что средств на это не хватает, хотя, конечно, у кого-то суп жидкий, а у кого-то бриллианты мелкие, но, в общем, в силу целого ряда причин бизнес находится на грани выживания, и для того, чтобы выжить, он вынужден оптимизировать свои расходы, чтобы находиться хотя бы на грани рентабельности. Я гарантирую, что если завтра предприниматели начнут расходовать деньги так, как от них требуют, то до послезавтра 90% не доживут и пойдут дружно на биржу труда.

Корр.: Ясно, сейчас сложнее получать кредиты?

Е.: Сейчас кредит получить очень сложно, даже имя положительную кредитную историю, банки, выдавая деньги, стараются не упустить свою выгоду. Я не говорю уже про высокие проценты, взять хотя бы тот факт, что перед получением ссуды нередко приходится выплачивать до 5% комиссионных от ее размера. Принимая во внимание то, что приходится рассчитываться по уже имеющимся кредитам, которые существенно подорожали, вся кредитная политика банков ставит производственников на колени.

Корр.: Кому сложнее получить кредит предпринимателю или обывателю?

Е.: На сегодняшний день и предпринимателю, и обывателю сложно получить кредит.

Корр.: Это сейчас, а раньше? Предприниматели утверждают, что проще взять миллион и купить машину, чем станок за полмиллиона, потому что в последнем случае так замордуют в кредитном отделе, что мама не горюй, ты согласен?

Е.: Согласен. Предприниматели входят в группу риска, поэтому банки перестраховываются, бывает такая ситуация, когда по справке, выданной мной, мой работник легко берет кредит за неделю, а мне приходится убивать на это целый месяц. Мне самому были не понятны мотивы банкиров, которые раздавали населению кредиты налево и направо, в то же самое время на предпринимательские цели выдавали деньги с меньшей охотой. Думаю, кризис все исправит.

Корр.: Ты видишь позитивное в кризисе?

Е.: Да, прекратилось бесконтрольное кредитование, которое стимулировало инфляцию и рост цен.   

Корр.: Твое отношение к российскому законодательству.

Е.: Создается впечатление, что законы пишут те, кто не заинтересованы в существовании бизнеса, как отдельного вида деятельности. Возьмем, к примеру, поправки в Лесной кодекс, которые предусматривают аренду лесных угодий для лесозаготовителей. Так вот, воспользоваться этим правом смогут только два предприятия, угадайте какие… они станут монополистами, а все прочие разорятся.

Корр.: А как обстоят дела с контролирующими органами? Перечисли структуры, проверяющие бизнес.

Е.: Роспотребнадзор, СЭС, пожнадзор, милиция, отдел по правам потребителей, налоговая инспекция, инспекция по труду… проще говоря, проверяют все существующие контролирующие ведомства.

Корр.: Коррупция у нас есть?

Е.: Коррупции у нас нет (смеется).

Корр.: Как ты можешь объяснить такой парадокс: предприниматели заинтересованы в своем бизнесе, их деятельность постоянно контролируется большим количеством организаций, но в то же самое время, например, в торговле, можно встретить хамство, полную некомпетентность продавцов, торговлю просроченным товаром. С учетом того, что существует серьезная конкуренция на рынке труда, рыночные отношения, как таковые, все эти явления давно должны были бы себя изжить. Так в чем же дело?

Е.: Я уже говорил об этом - низкая квалификация персонала. Что касается просроченного товара, не берусь судить о других, но я никогда не торговал просроченным товаром. Думаю, если такие случаи происходят, то это из-за невнимательности, халатности, потому что большую выгоду торгуя просроченными товарами получить нельзя, а риск для репутации огромный. Скорее всего, где-то хозяин недоглядел, где-то работник не сообразил. В крупном магазине огромный ассортимент, за ним нужно постоянно следить, а бывают работники, относящиеся к своей работе спустя рукава.

Корр.: А что нельзя недобросовестного работника взять да и уволить?

Е.: Уволить можно, у меня были такие случаи, но кем его заменить?

Корр.: Сейчас безработица, с биржи труда должны очереди выстраиваться из желающих трудоустроиться.

Е.: Да, приходят только, чтобы отметку поставить. А зачем им работать, если они, не работая, могут по восемь тысяч получать, при этом еще нелегально где-то на стороне подрабатывая?

Корр.: Очень часто приходится слышать от Президента, Председателя Правительства о необходимости оказания помощи малому бизнесу со стороны государства. Как ты оцениваешь эту помощь?

Е.: Один раз я получил кредит через Фонд Поддержки Предпринимательства под меньший процент, чем дают банки. У меня большой опыт по части кредитования, поэтому я знал, что это будет очень тяжело и сложно, но я набрался терпения и получил. И все, ни о чем другом я рассказать не могу. Мне кажется, что это все говорится лишь для того, чтобы у граждан сложилось впечатление, что государство бизнесу действительно помогает.

Корр.: А местным властям есть за что сказать спасибо?

Е.: Не за что. Мы им нужны для галочки, так сказать. Сверху им предписывают провести такое-то количество совещаний с предпринимателями и написать отчет, вот они и стараются, в остальное время их не интересуют проблемы бизнеса. Да, вспомнил, раньше еще к нам частенько обращались в канун праздников с предложением скинуться на различные общественные мероприятия и торжества.

А так ничего не делается, встречались мы и с первым заместителем главы района Толстогузовым, и с другими чиновниками, а толку-то? Никто из них никогда не поймет предпринимателя и даже стремиться к этому не будет.

Корр.: А последние намерения Толстогузова всех собрать и поговорить тоже для галочки?

Е.: Более чем, я побывал уже на многих советах и собраниях по проблемам предпринимательства и могу со знанием дела заявить, что все это болтовня. В нашем районе есть только один предприниматель, которому оказывается всестороннее содействие, и вы знаете кто это.

Корр.: Получается, власть пытается с вами, предпринимателями, диалог как-то выстроить, пусть неумело, но все же.

Е.: Я еще ни разу не встречался с объективным отношением чиновников или районной власти в целом к людям бизнеса. СМИ тоже очень редко показывают бизнес с позитивной стороны.

Корр.: В свою защиту скажу, что СМИ не редко сталкиваются с подобным отношением власти.  В частности, не так давно мы попытались организовать интервью с господином В. Толстогузовым, на что получили следующий ответ, дословно: «Я не испытываю потребности в общении с вами». Видимо, это было сказано не только в адрес редакции, но и читателям, и жителям города…

Е.: Меня это не удивляет, думаю, чиновники испытывают потребность в общении только друг с другом или с вышестоящим руководством, поэтому их вряд ли интересует то, что происходит за порогом администрации до тех пор, пока происходящее не начинает касаться их, вот тогда они шевелятся.  

Корр.: Предприниматели во власти благо или зло для общества? Многие считают, что люди бизнеса идут во власть корысти ради…

Е.: Предприниматель предпринимателю - рознь. Я допускаю, что человек, который 10-15 лет делал бизнес, занимая муниципальную должность, продолжает мыслить теми же категориями. С другой стороны, никто другой, не обладает таким же чутьем экономической выгоды и не имеет таких же навыков оперативного управления в критической ситуации как предприниматель. Так что, вопрос упирается больше в нравственные категории, в понятия корысти и бескорыстия человека во власти. Люди непорядочные встречаются в любой среде.

Корр.: «Криминал и бизнес» - тема актуальная сейчас?

Е.: Насколько я понимаю, да, и власть сделать ничего не может или не хочет.

Корр.: Хотел бы, чтобы твой ребенок стал предпринимателем?

Е.: Нет.

Корр.: А кем, чиновником?

Е.: Скорее, хорошим наемным работником. Я постараюсь сделать все возможное для того, чтобы оставить своему ребенку хороший задел на будущее для того, чтобы у него было право выбора.

Корр.: В ходе нашего разговора ты сказал, что предприниматели - это те из немногих людей, которые привыкли заглядывать в будущее. Ну и что ты там видишь?

Е.: Я вижу перспективы для дальнейшего существования, поскольку я производитель, а без производства, как ни крути, город обойтись не может. Сейчас самое главное - выжить.

Корр.: И это после всего, что ты сказал выше? Ты оптимист?

Е.: Я разумный оптимист, пессимистам трудно приходится, особенно в бизнесе.

В. Турин

268

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки