Тема дня

31.10.2005 - 05:00

«РАБОТЫ ВПЕРЕДИ ОЧЕНЬ МНОГО»

В преддверии 75-летнего юбилея Ханты-Мансийского автономного округа в Мос­кве в РИА «Новости» состоялась пресс-конференция губернатора Югры Алексан­дра Филипенко. Сегодня мы предлагаем его ответы на вопросы журналистов цент­ральных и региональных изданий. Главная тема пресс-конференции — улучшение качества жизни в автономном округе. В начале разговора Александр Филипенко охарактеризовал социально-экономичес­кое положение в регионе.

— Темпы роста промыш­ленной продукции в окру­ге в последние годы со­ставляют 8-11 процентов. В нынешнем году мы про­изведем промышленной продукции на сумму более триллиона рублей. Для сравнения, это производ­ство промышленной про­дукции таких лидеров в экономике, как Москва, Санкт-Петербург и не­множко можно взять Свердловскую область. Только прямые поступле­ния в бюджетную систему страны в этом году пре­высили 630 миллиардов рублей. Думается, к кон­цу года эта сумма также приблизится к триллиону. Можно сказать, что каж­дый из занятых в эконо­мике жителей Ханты-Ман­сийского автономного ок­руга трудится за десяток-полтора россиян.

Экономика округа преж­де всего базируется на топливных отраслях. Если в прошлом году мы добы­ли 255 миллионов тонн не­фти, и это было 57 про­центов общероссийской добычи, то в этом году добудем 268-270 милли­онов тонн нефти. Это око­ло 60 процентов российс­кой нефти и 7,2-7,3 процен­та мировой добычи. По­этому Югра — это реги­он, который определяет энергетические позиции в России, существенно вли­яет на российские позиции на мировом рынке энер­горесурсов.

Наша главная забота и задача в экономическом развитии заключается в том, чтобы при активной поддержке базовых от­раслей экономики фор­мировать и иные подходы. Я бы не называл это ди­версификацией, потому что она означает суще­ственные результаты в ко­роткое время, когда от превалирующих отраслей экономики структура пе­реходит к более ровным, дисперсным показателям. Сегодня это нереально. Нефтяная промышлен­ность составляет 80 про­центов экономики округа, а если добавить весь ТЭК, это будет 97 процентов. И мы намечаем усложне­ние экономики. Например, добываем нефть и постав­ляем ее и внутри России, и около 40 процентов на мировой рынок. Это наш главный продукт, но мы понимаем, что это невер­но. Сегодня это нас вы­ручает. Нас — я имею в виду Россию. Для Ханты-Мансийского округа столько нефти не надо. Нам необходимо укреп­лять экономику за счет высокотехнологического энергоемкого производ­ства, которое даст совер­шенно другие финансово-экономические результа­ты. Например, газонефте­-химия, а не просто пере­работка нефти на мотор­ное топливо. Это не очень перспективно, мы должны заглядывать как минимум на 10 лет вперед, чтобы успеть все сделать. Рос­сии нужны прорывные проекты, нужна продук­ция, востребованная на международном  рынке.

Или взять наш огромный лесной комплекс. По лес­ным запасам мы четвертые в Российской Федерации. Расчетная лесосека со­ставляет 30 миллионов ку­бометров в год. Мы дол­жны заготавливать, пото­му что спелая древесина просто гибнет, нанося ущерб, в том числе эко­логический. К сожалению, мы готовим десятую часть от расчетной лесосеки. А раньше готовили 15 мил­лионов, но в советской экономике все определял Госплан. В рыночных ус­ловиях оказалось, что за­готавливать лес — это не бизнес. Он неэффективен по ряду причин, в том чис­ле из-за высокой транс­портной составляющей. Надо древесину использо­вать примерно на 80 про­центов, перерабатывая ее на месте. Мы сейчас зани­маемся формированием программы по переработ­ке, а значит, получим вы­сокую стоимость продук­ции и таким образом со­здадим эффективное про­изводство.

Сегодня в Ханты-Мансий­ском автономном округе есть новые для России перспективные направле­ния. Например, проекты создания особо чистых материалов, информаци­онные технологии. Недав­но по итогам  исследований после Москвы и Санкт-Петербурга Ханты-Ман­сийский автономный округ оказался третьим по раз­витию информационных технологий. Мы создали соответствующие структу­ры, в том числе научно-исследовательский инсти­тут, и пытаемся развивать новые технологии. Рабо­тать с недрами, добывать нефть — очень сложная задача. Нужны современ­ное информационное со­провождение и высочай­шая технология.

Позитивные результаты в экономике, получение до­ходов — это инструмен­тарий, механизм создания достойных условий для людей, которые живут в Ханты-Мансийском авто­номном округе и произво­дят продукцию и для Югры, и для всей России. Только в социальной сфе­ре у нас действует более 40 целевых окружных про­грамм. На прошедшей Думе автономного округа принято несколько зако­нов, подготовленных пра­вительством: об образо­вании, о культуре, здраво­охранении, программе улучшения жилищных ус­ловий. Это не работа с нуля, это существенное переосмысление, с учетом инициатив и поручений, которые дал Президент Российской Федерации на совещании 5 сентября, в том числе и по жилищно­му строительству. Про­грамма предполагает очень серьезные затраты, рост строительства жилья, в том числе жилья доступ­ного, это главная пробле­ма. Более 92 тысяч семей нуждаются в улучшении жилищных условий, это не залеченные болезни ро­ста, ведь за последние 40 лет население округа уве­личилось в 12 раз. Слож­ной задачей было и раз­витие инфраструктуры: и производственной, и соци­альной.

Позитивные результаты отражают суть взаимодей­ствия между властью всех уровней и бизнес-сооб­ществом. Интересным по­казателем нашей работы является... продолжитель­ность жизни в Ханты-Ман­сийском округе, которая на 2-2,5 года выше, чем по России. Это результат на­стойчивой работы по ут­верждению здорового образа жизни, создания материально-технической базы здравоохранения и поддержания высокого качества оказания меди­цинских услуг. Например, существенного сокраще­ния младенческой и мате­ринской смертности. В ок­руге одни из лучших по­казателей в стране, а ког­да-то мы  были лидерами наоборот. Это и система мер социальной поддерж­ки, которая распространя­ется на постоянно расту­щее пожилое население округа. Но есть и не ра­дующие нас тенденции. К нам постоянно приезжа­ют люди пожилого воз­раста. Мы любим пожи­лых людей, считаем, что Север не лучшее место для проживания пожилых людей. Тем не менее в Ханты-Мансийском окру­ге уже более 250 тысяч пенсионеров.

Другой показатель — это высокий уровень есте­ственного прироста насе­ления, который базирует­ся прежде всего на высо­ком уровне рождаемости. Если в год рождается при­близительно 21 тысяча юных югорчан, то теряем порядка 10 тысяч. Для территории, которая не имеет ни этнических, ни конфессиональных пово­дов иметь большую се­мью, это хорошие резуль­таты. Это признак соци­ального оптимизма — когда молодые люди заво­дят семью, когда не боят­ся родить одного, второ­го ребенка. Социальный оптимизм стимулируется еще и мощной системой мер поддержки молодой семьи, ребенка. Это доро­гая система бюджетной поддержки, но, как пока­зывает результат, она до­статочно эффективная.

Александр Василье­вич, на одном из недав­них заседаний Госсовета вы поставили вопрос об энергетической безопасности России. Какие на­правления вы считаете главными и поддержит ли это правительство?

— Руководство страны часто обращается к этой теме. Почему я считаю, что этого недостаточно? Необходимо формиро­вать законодательство. Мы должны сбалансиро­вать потребление и произ­водство энергоресурсов. Это касается нефти, газа, угля и иных альтернатив­ных видов. Мы чрезвычай­но богаты   всеми   видами энергетических ресурсов, и это нас расслабляет, на мой взгляд. Есть обратная сторона процесса. Мы должны стимулировать энергосбережение. Энер­гозатраты в России в 7-8 раз больше, чем на про­изводство аналогичной продукции в иных странах. И это огромнейший ре­зерв. Да, мы очень бога­ты, но одновременно мы чрезвычайно неудовлет­ворительно последние годы занимаемся восста­новлением минерально-сырьевой базы, то есть приростом запасов и по­становкой их на баланс. Мы должны найти меха­низм финансирования этих работ, чтобы обеспечить энергетическую безопас­ность, чтобы не оказать­ся в парадоксальном по­ложении. И ресурсов вро­де много, и мы знаем, что их много, а вот взять не сможем, потому что про­сто не знаем, где их взять. Да, мы очень богаты не­фтью и газом, но углеводороды надо использо­вать прежде всего как сырье для химии, побе­речь их для этого. А 8 ка­честве моторного, печно­го топлива искать иные варианты. Первый из них лежит на поверхности, в прямом и переносном смысле. Это уголь. Надо разрабатывать техноло­гии, связанные с разра­боткой угля, обогащением и постепенно переходить на эту базу. Конечно, и у нас в России углеводоро­ды будут дорожать, коль все дороже обходится их добыча.

Необходимо также, чтобы мы прогнозы строили, ос­новываясь на мировой конъюнктуре, которая по­зволит сделать рентабель­ными отдельные виды де­ятельности в том же топ­ливном секторе. А если они не будут рентабельны­ми, тогда что мы будем делать? Сегодня энергети­ческие  ресурсы  позволя­ют нам неплохо баланси­ровать доходы в государ­стве. И поэтому необхо­димо подсчитать средства для реализации соци­альных и иных программ, которые планирует прави­тельство.

—  Что делается в округе по разработке программ утилизации   попутного газа?

—  Утилизация попутного нефтяного газа предпола­гает его рациональное ис­пользование в газохимии и  так  далее.   Мы   второй год   работаем   вместе   с Мировым банком. Прави­тельство автономного ок­руга заключило соглаше­ния  по формированию и стимулированию   проек­тов   для   решения   этой проблемы.   Мы   работаем и с компаниями, которые занимаются  добычей   не­фти,   попутно   получают нефтяной   газ.   Проекты, которые позволят сокра­тить выбросы и  погасить факелы, существуют. Они реализуются,  хотя очень не  просты и по техноло­гии, и по затратам. Пона­добится     полтора-два года,   чтобы   сократить долю сжигаемого в факе­лах попутного нефтяного газа.  Такие  проекты    ре­ализует   «Юганскнефте­газ».   «Сургутнефтегаз» также   нашел   очень  эф­фективное   решение.   Он использует  газ  для   про­изводства  электроэнер­гии для собственных нужд на отдаленных месторож­дениях. Этим же занима­ется «ТНК-ВР». Но этого недостаточно. Здесь надо объединить усилия нефтя­ников с переработчиками газа. И для этого надо создать систему стимули­рования этих процессов. Недавно в Ханты-Мансий­ске закончил работу крупный форум высших должностных лиц Аркти­ческого совета. В ходе дискуссий эту тему мы заложили в программу деятельности Арктичес­кого совета, потому что похожие проблемы есть не только в России.

—  Александр Василье­вич, для того, чтобы на­селение перешло на 100-процентную оплату эко­номически  обоснован­ных тарифов жилищно-коммунальных услуг, не­обходимо провести  ог­ромнейшую работу. Что делается  в округе?  На­верняка есть льготные категории, которые нуж­даются   в  социальной поддержке. И как гото­вы предприятия ЖКХ к зиме?

—  Мы прошли очень труд­ный и длительный путь ста­новления жилищно-комму­нального комплекса. Были годы, когда у нас возни­кали  серьезные   зимние проблемы. Это далось ог­ромным трудом,  формированием надежных сис­тем жизнеобеспечения. Порядка 2-3 миллиардов рублей в год мы ежегод­но вкладывали только из регионального бюджета для создания надежной системы источников тепла. И сейчас крупных про­блем не существует. Зима у нас, по сути, началась, а готовы мы к ней были 1 сентября. 1 сентября в абсолютном большинстве территорий было подано тепло. Это прежде всего касалось детских и дош­кольных учреждений, больниц. Программы, ко­торые приняты в автоном­ном округе, предполагают вложить в ближайшие годы в жилищно-комму­нальный комплекс более 40 миллиардов рублей. Но это деньги бюджета, инве­сторов, это другие источ­ники, которые позволят нам сформировать совер­шенно рентабельное хо­зяйство. То есть экономи­ку выстроить таким обра­зом, чтобы этот сектор не был пасынком, а имел на­дежную финансово-эко­номическую основу, что­бы занимался не просто обслуживанием, но и расширенным воспроизвод­ством. В автономном ок­руге только около трети предприятий, оказываю­щих жилищно-коммуналь­ные услуги, принадлежит муниципальным образова­ниям либо государствен­ным учреждениям, а ос­тальные — это независи­мые производители, кото­рые, конечно, получают поддержку на основании заказа.

Что касается перехода на 100-процентную оплату, это расхожее мнение. В эти тарифы не добавлены те миллиарды, которые идут на модернизацию производства. Если эту инвестиционную часть уб­рать, то тарифы сегодня работают, и уже с октяб­ря нынешнего года это 100 процентов в округе. А для того, чтобы мягче сде­лать переход, мы повыси­ли заработную плату бюд­жетникам с сентября, до­бавили пенсионерам. Сей­час в Думе округа обсуж­дается бюджет будущего года и мы решаем вопрос о налоговых льготах для предприятий, занимаю­щихся   жилищно-коммунальными услугами. Это касается, в частности, уп­латы вновь введенного налога на имущество. Предполагаем введение льгот, чтобы это не ска­залось на росте тарифов. А с другой стороны, что­бы был стимул и у пред­приятий избавляться от непрофильного имуще­ства, то есть держать здо­ровую экономику.

—  Александр Василье­вич, а каковы прожиточ­ный минимум и средне­месячная  зарплата  по округу?

—  Прожиточный минимум сегодня для работающего населения  порядка 4 ты­сяч  430  рублей.  Средняя зарплата обеспечивает 4,5 прожиточного минимума.

—   Среди  четырех  при­оритетных национальных проектов,  которые  не­давно были приняты, как всегда, не нашлось мес­та культуре...

—   Когда 5 сентября об­суждались  эти   проекты, Президент говорил о  по­вышении качества жизни. А качество жизни предполагает, что человек дол­жен получить необходи­мые услуги и в сфере культуры, без чего высо­кого качества жизни про­сто не обеспечишь. Мы реализуем социальные программы исходя из этих позиций. Культура со все­ми составляющими в чис­ле приоритетов. Мы плани­руем до конца года при­нять региональный закон о качестве жизни в Хан­ты-Мансийском автоном­ном округе. Пройдемся по всем позициям, которые обозначат и спектр услуг: их перечень, качество, стандарты.

—  Александр Василье­вич, вы сказали, что ок­руг занимает третье мес­то  в  информационном рейтинге. Как вы оцени­ваете использование ин­формационных техноло­гий в социальных проек­тах здравоохранения  и образования?

—  Мы активно двинулись в этом направлении, а го­ворить   о   сложившейся практике по ряду направ­лений пока не могу. У нас неплохой опыт работы телемедицины. Она уже доб­ралась до глубинки, мож­но обеспечивать участие специалистов окружных специализированных цент­ров, привлекать предста­вителей других республи­канских и международных центров.

Если говорить об инфор­мационных технологиях в образовании, то эту про­грамму мы не закончили. Еще не все школы подсо­единены к Интернету. Мы формируем новые виды связи. Договорились и подписали все документы о создании на территории автономного округа циф­рового телевидения. Но­вая технология, не суще­ствующая пока в России, — это телевидение высо­кой точности. И это не просто бытовая услуга, а новая технология средств связи. Она позволит ре­шать коммуникационные проблемы. Поэтому я бы так подытожил наш разго­вор: сделано немало, что-то начато, но работы впе­реди очень много.

Владимир СТРАШНОВ — из Ханты-Мансийска

451

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки