Тема дня

29.01.2014 - 06:00

ТРАГИЧЕСКОЕ ДЕЖАВЮ

3 января - снова пожар, снова в Советском, снова погибли мать и ребенок. Чувство дежавю, то есть уже однажды пережитого, не покидает жителей города. Снова встает вопрос «Что происходит?». После первых трагедий районная и городская власти не очень внятно ответили на него. Весь пар ораторского мастерства местных глав, как обычно, ушел в свисток препирательств друг с другом. На этот раз мы решили узнать, что и как у самих погорельцев. На просьбу откликнулись Татьяна Викторовна Кощеева, Александр Ильдусович Хабибуллин и Денис Михайлович Мелешко.

Корр.: Давайте начнем чуть-чуть издалека. К сожалению, трагедия, случившаяся с вами, является одной из ряда подобных. Дом, в котором произошел первый пожар 10 мая, находился совсем рядом от вашего. Можете вспомнить, как это было?

Т.В.: Я об этом узнала только утром, когда отключили свет. Позвонила в «Совэнерго», чтоб выяснить, в чем дело. Там мне и сказали, что сгорело общежитие на ул. Губкина, 8.

Д.М.: В два часа ночи возвращался с дачи, общежитие еще стояло. А уже утром сообщили, что оно сгорело.

А.И.: Я тоже практически весь пожар проспал. Сквозь сон слышал, как под окном жужжали машины, думал, что молодежь тусуется. Выглянул в окно, а там пожарные машины, люди и руины дома.

Корр.: На ваш взгляд, вероятность того, что огонь может перекинуться на ваш дом, была?

Т.В.: Конечно,была. Тем более, стояла сушь. Поэтому-то и странно, что нас даже не разбудили.

Корр.: Какая последовала реакция от властей после того первого пожара, учитывая, что вы жили точно в таком же доме?

Т.В.: Установили пожарную сигнализацию в виде коробочки с кнопкой, не объяснив даже, как ей пользоваться. После пожара-то мы это узнали: нужно было открыть крышку и нажать кнопку, тогда приедет пожарная машина. Почти каждый месяц приходили пожарные, проводили инструктаж: «Будьте внимательны, пожары участились».

Д.М.: Эта сигнализация, которую установили, находилась в коридоре. Во время пожара просто не хватило бы времени добежать до нее: либо задохнешься, либо сгоришь. Надо было хотя бы датчики пожарной сигнализации установить, которые дым улавливают.

Корр.: Каково было жить после этой трагедии, дежурство никакое не организовали?

Т.В.: Первое время было дежурство. Мы вообще плохо спали. Сразу все документы положили в одно место.

Д.М.: А мы после этого вообще возили их в машине. Имущество свое застраховали.

А.И.: Детям постоянно с работы звонили, чтобы узнать, все ли в порядке.

Корр.: Теперь давайте перейдем к тому, как все происходило 3 января. Татьяна Викторовна…

Т.В.: 3 января с утра я поездила по магазинам и с 12 часов дня со своей семьей: мужем, восьмилетним сыном и годовалой дочкой находилась в комнате. Мы практически не выходили. Несмотря на то, что были праздники, в доме было тихо и спокойно. Вечером, примерно в полдевятого, я вышла в коридор, ничего подозрительного не было: ни запаха, ни дыма, ни посторонних. Была версия, что бегали дети и поджигали петарды – такого не было. Потом зашла домой, мы смотрели телевизор, дочь играла на диване. Затем услышали хлопок, как будто лампочка перегорела. У нас такое постоянно бывало. Обычно мы об этом сообщали в «ГУК», электрики приезжали, меняли лампочки, но проводку не трогали.

Корр.: То есть информация о том, что после первого пожара в домах подобного типа была заменена проводка, неправда?

Т.В.: Неправда.

Корр.: Что было дальше?

Т.В.: После хлопка услышали крик соседа: «Быстро собирайтесь! Все в окно!». Мы подумали, что у него что-то случилось. Решили сходить и проверить. Открыли дверь, а там уже весь коридор в черном дыму. Дверь закрыли, открыли окно, я взяла детей в охапку, и в чем были, выпрыгнули. Муж немного задержался – документы забирал, потом тоже выпрыгнул.

Корр.: Александр Ильдусович, как Вас застала эта трагедия?

А.И.: В восемь часов вечера я забрал жену с работы. Дома мы были уже минут через 10. Покушали все вместе. Затем я решил посмотреть фильм на ноутбуке, надел наушники, сел в кресло и начал смотреть. Жена туда-сюда ходила. Потом она решила выйти в коридор. Дверь открыла и меня сразу толкнула, в коридоре было облако черно-желто-белого дыма. Мы начали эвакуацию. На одном окне у нас была москитная сетка, поэтому я побежал к другому. Жена завернула младшего сына-первоклассника в мою рабочую куртку и выкинула его в сугроб. Ребенок был в одних носках, футболке и трико. Я из другой комнаты прибежал, а они уже были на улице. У нас еще есть старший сын-десятиклассник, мы его сначала потеряли, подумали, что он мог дыма надышаться и упасть в коридоре. Я взял меховую шапку, как респиратор, набрал больше воздуха и, согнувшись, шарил по коридору. На полу его не было. Меня всего затрясло. Как позднее оказалось, он как сидел за компьютером в одних трусах и корректирующих зрение очках,  так и выбежал через коридор, затем по железной лестнице в соседнее общежитие. Я успел еще схватить семейные фотоальбомы, но главное - вся семья жива.

Корр.: Денис Михайлович, Ваша история?

Д.М.: Вообще в это время меня не было, мыс семьей были в Красноуфимске. Татьяна позвонила уже после эвакуации. Конечно, мы ничего не спасли, но зато семья не пострадала, и документы были при себе.

Корр.: С момента, как вы обнаружили опасность, до момента, когда спасаться уже было поздно, сколько времени прошло?

А.И.: Как и говорят пожарные, минут 7, не больше.

Корр.: Вы же, наверняка, слышали от пожарных, что подобные дома очень быстро сгорают, но ожидали ли, что настолько быстро?

Т.В.: Не ожидали. Я сначала думала, что, может, все-таки потушат. Но когда крыша загорелась, поняла, что это нереально.

Корр.: С семьей погибших были знакомы?

Т.В.: Знали, конечно, их, но не очень близко. Мы-то все долго живем вместе. А они всего около года как вселились.

А.И.: В этой комнате жил мужчина с девушкой и ребенком. У него год назад дом сгорел здесь, в Советском. И ему было выделено это жилье. Он во время пожара на работе был. Прибежал, пытался найти девушку с ребенком, а в дом уже нельзя было зайти. Там кого-то на «Скорой» увезли, он надеялся, что это они. Их комната находилась как раз напротив щитка на расстоянии в 1,2 метра. То есть в самом эпицентре пожара. Я проработал в «Советском УТТ» 12 лет, и мне рассказывали, как устанавливались такие общежития. Земля играет, комнаты ходуном ходят. Кабель в землю закопан, выходит в подвале, а там все течет. Он из лужи выходит и в щитовую идет.

Корр.: То есть вы, наверняка, знаете причину пожара?

Т.В.: Мы вообще исключаем поджог. Я не верила, не верю и не буду верить в то, что нас подожгли. Ну, кому мы там нужны?! Это электропроводка.

Корр.: А что, есть слухи?

Т.В.: Их полно. У нас уже уши заворачиваются.

А.И.: Семью Мелешко похоронили, потому что их не было во время пожара.

Д.М.: Нам до четырех утра спать не давали - звонили.

Корр.: Как быстро приехали пожарные?

Т.В.: Очень быстро. Они молодцы – быстро сработали.

Корр.: А неизвестно, кто их вызвал?

Д.М.: Вроде как, таксист.

Корр.: Сколько семей жило в общежитии? Что за люди?

Т.В.: 8 семей. Ни алкашей, ни гастарбайтеров.

А.И.: Все порядочные, приличные люди.

Корр.: А как в такое жилье вы попали?

А.И.: Я приехал из Кировской области. Здесь мне предоставили временное жилье – комнату в этом общежитии. Так 13 лет жили.

Т.В.: Я местная. Но выезжала в Екатеринбург на учебу. Вернулась, написала заявление на получение жилья по двум программам: «Молодой специалист» и «Молодая семья». По какой-то из них и была выделена эта комната.

Д.М.: У меня жена в больнице работает. От работы ей дали эту комнату. У нас есть одна девушка, ей лет 25, она вообще родилась в этом общежитии.

Корр.: На сегодняшний день, где вы находитесь?

Т.В.: В гостинице «Кемпинг». Условия ужасные.

А.И.: Извините, но мне нужно срочно ехать.

Корр.: Всего доброго, Александр Ильдусович. А мы продолжаем – опишите условия, в которых вы живете.

Т.В.: Холодно. Отключают свет. Постоянно ходят посторонние люди, моются в душе, стирают вещи.

Д.М.: Ладно бы они проживали в гостинице, но это вообще непонятно кто.

Т.В.: Мне рассказывали, что когда нам привезли вещи в гостиницу, зашла какая-то женщина, по виду цыганка, схватила пакет со сладостями, вещами и убежала.

Д.М.: Очень холодно. А практически у всех маленькие дети.

Корр.: Вам говорят, как долго вы будете проживать в этом месте?

Д.М.: Мы постоянно обращаемся в городскую администрацию с этим вопросом, на что нам отвечают, что по этому поводу будут общаться с каждой семьей отдельно. Но пока никто ни с кем не общается.

Корр.: Кстати говоря, в какой момент трагедии власть обнаружила свое существование?

Т.В.: На момент пожара приезжали А.Н. Марушкин и О.И. Сдобникова. Они нас пытались по автобусам рассадить, чтоб в гостиницу отвезти. Но никто не поехал. Кто-то до двух часов ночи стоял и смотрел, как горит все его имущество, кто-то к родственникам или к знакомым поехал.

Корр.: Вы сказали, что кто-то на пожаре до двух часов стоял. Но ведь из комнат повыпрыгивали, кто в чем был, а на улице-то как раз подморозило…

Т.В.: Люди из соседних домов, из соседних микрорайонов сразу приносили одежду. Отовсюду шли, ехали, давали необходимое. К нам подошел незнакомый мужчина, увидел, что у нас маленький ребенок, и стал уговаривать идти жить к ним в дом. Отказались. Детей к родственникам отправили, а сами стояли и смотрели на пожар.

Корр.: Какие еще были действия со стороны власти?

Т.В.: На следующий день нас пригласили к девяти часам утра в городскую администрацию, где выдали сухие пайки. Мы там же написали заявление в соцзащиту на материальную помощь. 5-6 января нам выдали по 40 тысяч на семью. Материальную помощь по потере имущества из администрации мы еще не видели и неизвестно когда увидим. Раньше всего зашевелилась районная администрация. Что нас удивляет. Мы без проблем можем подойти к Марушкину и поговорить, а вот к Савинцеву не попасть. Он в интервью говорил, что для погорельцев двери его кабинета всегда открыты. Но это не так, с нами общаются только его заместители и другие специалисты. Правда, городская администрация выделила микроавтобус для школьников, который увозит в школу и привозит домой ребят и в первую, и во вторую смену. Но судя по всему, за нас больше район переживает.

Корр.: Переживают-то за вас все, но главное - в чем это выражается. Человеческое отношение, конечно, тоже дорогого стоит, но что конкретно район сделал для вас?

Т.В.: Марушкин сказал, что у них есть 4-5 квартир, которые они могут нам дать хоть завтра. Но по закону их должна запросить городская власть, а та не шевелится.

Корр.: У вас есть какое-то объяснение этому?

Т.В.: Мы даже не догадываемся.

Корр.: А что вас не устраивает в том, что вы общаетесь с замами главы города?

Д.М.: Мы бы хотели услышать от Савинцева, как от главы города, что у нас есть жилье, что про нас не забыли, что мы можем обращаться к нему. Хотим услышать его реакцию на предложение района.

Т.В.: Чего нам ждать? В жилотделе говорят, что в гостинице мы ненадолго. Но «ненадолго» - понятие растяжимое.

Корр.: У нас вообще есть три главы: С.В. Удинцев – глава района, В.В. Толстогузов – глава администрации района и А.В. Савинцев – глава города. Вопрос: с момента трагедии и по сей день, кого из них и сколько раз вы видели?

Т.В.: Только Савинцева один раз, и то мы к нему сами пробивались. А Толстогузова и Удинцева не видели вообще.

Д.М.: Просто нам погорельцы с ул. Губкина, 8 сказали, что к ним каждые выходные приезжал глава города, а к нам никто не едет. Только вот Александр Николаевич с Ольгой Ивановной были.

Корр.: Выходит, у трех нянек дитя без глазу, аж три главы и все невидимки... А как происходит распределение помощи от населения?

Т.В.: На пунктах сбора помощи есть девушка, которая нам звонит и сообщает, какие вещи принесли, какого размера. Мы собираемся, приезжаем, и каждый выбирает, что ему нужно. Люди сами в «Кемпинг» привозят вещи.

Корр.: И насколько закрывается нужда в этой части?

Т.В.: Одежды у нас уже достаточно. Мою дочь вообще лет до трех одели. Сейчас мы нуждаемся в бытовой технике, посуде, мебели. Бывает такое, что у человека есть вещи, но он их вывезти не может. Тогда можно оставить номер телефона на пунктах приема помощи, мы позвоним, приедем и посмотрим.

Д.М.: Из Югорска люди собираются уезжать насовсем, сказали, что мы можем все забрать у них: кровать двуспальную, шифоньер, телевизор. Если, конечно, успеем обзавестись хоть каким-то жильем до их отъезда. Специалисты «Ресурс-Мебель» сказали, что для семей погорельцев сделают шкафы, куда можно будет сложить все необходимое.

Корр.: Насколько я понимаю, вы не ожидали такого отклика людей?

Д.М.: Не ожидали. Даже предположить не могли.

Т.В.: Нам из Югорска звонили на сотовый, когда мы еще в больнице лежали. Спрашивали, что нам нужно, и привезли необходимое для ребенка. Прислали помощь из Нягани, из Приобья.

Корр.: Несмотря на такой отклик людей, у вас много еще чего из необходимого не хватает. Вы можете назвать номер телефона, по которому с вами можно связаться?

Д.М.: 8-902-825-4728 (Александр), 8-950-539-3114 (Денис), 8-904-478-5580 (Татьяна).

Корр.: Как обстоят дела с психическим состоянием детей?

Д.М.: Конечно, у них шок. Нам не было выделено ни одного психолога. Вообще мне кажется, что нужно детей отправить куда-то отдохнуть, чтоб они забыли про это. Представляете, ребенок лет пяти-шести видел пожар, прыгал из огня в окно. Не только у ребенка, но и у взрослого не все в порядке с нервами будет.

Т.В.: Волонтеры устроили праздник для ребят, тем самым пытаясь переключить их с этой трагедии. Но все равно, собирая ребенка в школу, слышу такие фразы: «Этот портфель не мой, ручка не моя, у меня все сгорело». После этого слезы. Младший ребенок плачет все время.

Корр.: А вы не знаете, как живут прежние погорельцы?

Д.М.: Моим знакомым предоставили временное жилье – одну двухкомнатную квартиру для двух семей. Коммуналка получается.

Т.В.: Тем, у кого четыре человека в семье, дали однокомнатную квартиру. Обещают, что во второй половине 2014-го года им предоставят капитальное жилье.

Корр.: То есть те квартиры, которые есть у района, могут также использовать, как коммуналки.

Т.В.: Этот вариант тоже рассматривался.

Корр.: У вас какие-то определенные критерии по жилью есть?

Д.М.: Нам уже было сказано, что, возможно, предоставят квартиры в домах на улице Советская и Калинина, где строится комплекс многоэтажек. Этот вариант нас устраивает. Также говорилось и о домах на улице Октябрьская, где расположены всем известные новые деревяшки. Но мы туда не хотим. После того, что произошло, просто страшно жить в таком жилье.

Т.В.: Это ведь то же самое, что и наше общежитие.

Корр.: Какой вы дадите совет тем, кто может оказаться в подобной ситуации?

Т.В.: Храните документы в одном месте и узнайте, как пользоваться тревожной кнопкой.

Д.М.: Следите за тем, чтобы в доме своевременно проводился ремонт.

Т.В.: У нас, кстати, осталась целой вся переписка с «ГУКом» и чиновниками городской администрации по поводу ремонта крыши и проводки. Документы не сгорели, потому что Денис после первого пожара хранил их в машине.

Корр.: Вам что-нибудь говорят о ходе следствия?

Д.М.: Да, нам сообщили, что дело уже закрыли. В настоящее время причина пожара, как сообщила ПЧ-48, установлена. Версия же жильцов, причина возгорания - неисправность электропроводки.

Т.В.: А также отказались заводить уголовное дело.

Корр.: А что, за такую проводку никто отвечать не должен? Ведь люди погибли! А тут уже точка поставлена. Запрашивало ли следствие ваши документы, о которых вы говорили?

Т.М.: Нет, никто ничего не запрашивал.

Корр.: Однако! И напоследок, кого бы вы хотели поблагодарить?

Т.В.: А.Н. Марушкина за его человечность. Всех людей, которые помогали на пожаре и после. Пожарным спасибо, что приехали. Жильцам дома № 2 на улице Губкина за то, что они помогли пожарным. Холодно же было, перемерзала вода в рукавах. Пожарные кинули их в подъезд соседнего общежития, жильцы топтались на них и разбивали лед. Отозвалось много предпринимателей: интернет-магазин «Светлана», магазин «Амбар», «Катюша», «Моя семья», «Атлант», магазины г. Югорска: спортивной одежды на ул. 40 лет Победы и мужской одежды «GALLA». Хотим поблагодарить волонтеров, а также жителей Нягани, Приобья, Малиновского. Мы обратились к А.Ю. Жукову с вопросом о медикаментах, он связался с В.В. Антоновым и нам подготовили так называемый «тревожный чемоданчик». Им тоже спасибо. Конечно, всех не перечислить. Но мы никогда не забудем о той помощи, которую нам оказали.

Д.М.: Спасибо всем, кто откликнулся, мы, правда, такого даже представить не могли.

P.S.: На момент согласования материала стало известно, что двум семьям было предложено временное жилье. Одна семья переехала в квартиру с подселением. Помимо этого, 20 января городская администрация начала выплату материальной помощи.

Беседовал В. Турин

470

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки