Тема дня

31.01.2005 - 05:00

В БУДУЩЕЕ МОЖНО СМОТРЕТЬ С ОПТИМИЗМОМ

ЮГОРСКАЯ ЗЕМЛЯ В ТЕЧЕНИЕ 30 ЛЕТ СМОЖЕТ ЕЖЕГОДНО ДАВАТЬ СТРАНЕ НЕ МЕНЕЕ 200 МЛН. Т. НЕФТИ

ЗА 40 ЛЕТ ОСВОЕНИЯ НЕФТЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКОМ АВТОНОМНОМ ОКРУГЕ ДОБЫТО БОЛЕЕ 8 МЛРД. Т. НЕФТИ. В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ДОБЫЧА НЕУКЛОННО РАСТЕТ. В ЭТОМ ГОДУ ИЗ НЕДР ЮГОРСКОЙ ЗЕМЛИ БУДЕТ ИЗВЛЕЧЕНО 250 МЛН. Т. НЕФТИ. В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДУЮЩИХ 30 ЛЕТ ДОБЫЧА НЕФТИ В ЭТОМ РЕГИОНЕ СОСТАВИТ НЕ МЕНЕЕ 200 МЛН. Т. В ГОД. О ТОМ, КАК СЕЙЧАС РАЗВИВАЕТСЯ НЕФТЯНАЯ ОТРАСЛЬ ОКРУГА, И О ЕЕ ПЕРСПЕКТИВАХ НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ РУСЛАНУ ГАЙСИНУ РАССКАЗАЛ ЧЛЕН СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ПЕТР ВОЛОСТРИГОВ.

-  Петр Станиславович, в  1993 г. Ханты-Мансийский автономный ок­руг - Югра стал самостоятельным субъектом федерации. В какой мере это повлияло на его социально-эко­номическое развитие?

-  Кардинально повлияло, был осуще­ствлен прорыв во всех сферах жизнеде­ятельности. Сейчас, оглядываясь назад и подводя итоги большой и кропотливой работы,  которую пришлось проделать окружной Думе,  правительству округа, промышленным предприятиям за про­шедшие годы, я могу сказать: нам есть чем гордиться. Округ с получением са­мостоятельности, статуса равноправного субъекта федерации начал стремитель­но развиваться и решать копившиеся годами  проблемы. Промышленные предприятия в кратчайшие сроки акци­онировались и стали набирать силу как представители самого передового биз­нес-сообщества России.

Органам государственной власти ре­гиона, местного самоуправления нужно было не просто соответствовать проис­ходящим в округе переменам, но и в определенной степени работать на опе­режение. Мы должны были отслеживать, ставить в законодательные рамки и сти­мулировать процессы, которые происхо­дили на территории автономного окру­га. И с этой задачей справились успеш­но: наши законы являлись уникальными и эксклюзивными даже для федераль­ного законодательства. Некоторые из них стали основой при разработке нор­мативных актов Российской Федерации.

Окружная Дума приняла законы, сти­мулирующие инвестиции в разработку новых месторождений, предоставляющие налоговые льготы, которые касались не только нефтедобывающих компаний, но и предпринимательского сообщества в целом. То есть эти законы позволяли создать основу для расширения налого­облагаемой базы и социально-экономи­ческого развития округа.

При этом мы всегда работали строго в рамках своих конституционных полно­мочий. Не секрет, что многие регионы в то время не избежали соблазна само­стоятельно решать вопросы, которые на­ходятся в ведении Российской Федера­ции. Мы первыми в России начали ра­боту по приведению нашего законода­тельства в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством - задолго до того, как эта кампания раз­вернулась по всей стране.

Главным итогом работы исполнитель­ной и законодательной властей Югры явилось то, что удалось не только выст­роить эффективную систему взаимоотно­шений с бизнесом, но и установить жес­ткий экологический и налоговый конт­роль. На территории округа успешно ра­ботают и активно сотрудничают с его властями по реализации социальных программ крупнейшие нефтяные и га­зовые компании страны: "ЛУКОЙЛ", "ЮКОС", "Сургутнефтегаз", ТНК-ВР, "Сиб­нефть", "Тюментрансгаз", "Сургутгазп-ром". Годовой объем промышленного производства ХМАО составляет около 900 млрд. рублей: он сопоставим с показа­телями некоторых федеральных округов, а зачастую даже их превосходит. Авто­номный округ занимает первое место в России по выработке электроэнергии и нефтедобыче, находится в числе лиде­ров по добыче газа и производству лесопромышленной продукции. В 2004 г. в федеральный бюджет было перечис­лено более 500 млрд.. рублей. Рост ва­лового регионального продукта в про­шлом году составил 12%.

Все это, конечно, напрямую влияет на повышение уровня жизни жителей на­шего региона. С 1998 по 2003 гг. зара­ботная плата выросла в 5,4 раза, сред­ний размер пенсий - в 4,1. По естествен­ному приросту населения Югра сейчас занимает третье место в стране.

Еще несколько лет назад никто всерьез не предполагал, что в России начнется укрупнение регионов.  На­сколько реально, что Ханты-Мансий­ский и Ямало-Ненецкий автономные округа в ближайшее время вновь вер­нутся в "лоно" Тюменской области?

-  Ни в коей мере не принижая зна­чения выстраивания вертикали власти, хотел бы сказать: все действия, которые предпринимаются для ее усиления, дол­жны тщательно продумываться и просчи­тываться. В противном случае, можно наломать дров и потерять уважение к ин­ститутам власти и доверие сограждан. Проведение каких-либо реформ не дол­жно стать самоцелью: как минимум, они должны быть выгодны народу. В случае же с идеей укрупнения регионов, очень трудно понять: кому это выгодно и в чем, собственно, состоит эта выгода? В том, чтобы сделать все субъекты федерации самодостаточными в финансово-эконо­мическом отношении? Но можно ли это осуществлять именно таким образом? Выравнивание уровней социально-эко­номического развития регионов - это об­щефедеральная задача, почему же тогда ее нужно перекладывать на плечи от­дельных регионов? Для этого ежегодно в бюджете страны закладываются сред­ства, создаются специальные фонды и разрабатываются федеральные целевые программы. Нужно более эффективно использовать эти возможности и созда­вать в депрессивных регионах нормаль­ный инвестиционный климат для разви­тия производства, привлекать частный капитал, направлять бюджетные деньги на крупные инвестиционные проекты.

Другой аргумент в пользу укрупне­ния регионов - повысить управляемость страной - и вовсе не выдерживает ника­кой критики. Получается, что раз "неукрупненными" регионами не научились управлять, нужно попробовать это осу­ществить на "укрупненных"...

В Сибири, скорее всего, нужно разук­рупнять те регионы, где для этого уже созрели социально-экономические предпосылки. Когда-то вся ее террито­рия была одним огромным генерал-гу­бернаторством. Затем, по мере ее засе­ления русскими крестьянами, развития экономики, возникновения городов, сис­тема административного управления ста­ла становиться слишком громоздкой и неэффективной. Сибирь начали делить на отдельные губернии. Этот процесс продолжался и в первой половине XX века, уже при советской власти. Но окон­чательно он так и не завершился.

Сегодня намечаются обратные тен­денции. Однако вопрос это тонкий, и, принимая то или иное решение, нужно учитывать абсолютно все факторы. Глав­ное - в его основе должны лежать не политические мотивы, а экономические. Что касается укрупнения Тюменской области, то здесь в большей степени подразумевается ликвидация автономных округов как субъектов федерации. Но подвергать какому-либо риску два реги­она, два автономных округа, обеспечива­ющие столь значительные поступления в бюджет страны, ни с экономической, ни и с финансовой стороны, мягко гово­ря, - неоправданно. Ведь, в конечном счете, экономика страны базируется на тех средствах, которые поступают в фе­деральный бюджет, и затем распреде­ляются по всей территории России. 40% доходов государственной казны обеспе­чивают именно северные регионы. И если есть угроза того, что этих денег ста­нет в какой-то момент меньше из-за чьих-то непродуманных действий, то в первую очередь нужно думать как раз об этом. Я уже не говорю о тех катастрофи­ческих последствиях, которые могут про­изойти в социальной сфере после тако­го "укрупнения".

Однако с учетом мнения всех заин­тересованных сторон органы государ­ственной власти трех субъектов феде­рации заключили договор, который по­зволяет значительно углубить интегра­ционные процессы в регионе и являет­ся гарантией политической и социаль­ной стабильности.

- Для эффективного развития ТЭК нужно создать соответствующую за­конодательную базу.  Почему же в этом случае Федеральное собрание в течение многих лет так и не может принять законы "О недрах", "О тру­бопроводном транспорте", "О малых и средних предприятиях в нефтега­зовом комплексе" и т.д.?

-  Причин тому немало: это и актив­ное сопротивление лоббистов в пре­жнем составе Государственной Думы, и затянувшаяся административная рефор­ма, и низкий профессиональный уровень тех, кто берется за разработку законо­проектов. И может быть даже хорошо, что законы, о которых вы говорите, не были приняты в ставшем уже привычном авральном порядке.

Посмотрите, какого качества законо­проекты поступают в Совет Федерации из Государственной Думы: зачастую они противоречат друг другу или Конститу­ции РФ. Иногда и вовсе доходит до аб­сурда, когда два абзаца одной статьи за­кона являются взаимоисключающими. В ответ на наши замечания приводятся сле­дующие аргументы: законопроект жиз­ненно важный, его нужно срочно принять, а уж потом можно будет вносить соот­ветствующие поправки. Ну и какая же польза будет от такого "бракопроизводства"? Нужно разрабатывать и принимать грамотные и внятные законы, в том чис­ле регулирующие вопросы недрополь­зования и способствующие развитию малого и среднего бизнеса. Они край­не необходимы. Но если эти норматив­ные акты будут "скороспелыми", они при­несут больше вреда, чем пользы.

Приведу конкретный пример. Одна из концепций нового законопроекта о недропользовании предполагает возмож­ность гражданского оборота прав на недропользование. Однако, учитывая все сложности,  которые возникают при пользовании недрами, необходимость принятия на себя груза ответственнос­ти при ненадлежащем выполнении взя­тых на себя обязательств, отсутствие дол­жного контроля со стороны государ­ственных органов, стоит ли принимать эти законы? Не наплодим ли таким образом бесчисленное множество безответствен­ных посредников, не заинтересованных в реальной эксплуатации недр, являю­щихся основой экономики страны? Не лучше ли точечно приводить к нуждам экономики действующую и реально работающую систему недропользова­ния? В одном из своих выступлений пре­зидент страны Владимир Путин сказал: "Не хватит ли нам революций..."

Теперь, что касается Закона "О тру­бопроводном транспорте". Здесь тоже возникает немало вопросов. Надо ли уз­котехнологические отношения между добывающими и транспортирующими компаниями, регулируемые ныне на ос­нове договоров и локальных норматив­ных правовых актов, предполагающих сво­боду выбора экономических решений всеми участниками этих отношений, рег­ламентировать на уровне федерального закона? Целесообразно ли государству вмешиваться в рыночные отношения, не имеющие социальной направленности? Не принижает ли это статус самого фе­дерального закона?

В течение двух, лет по поручению пре­зидента Владимира Путина рабочая группа президиума Госсовета РФ, воз­главляемая губернатором Ханты-Мансий­ского автономного округа Александром Филипенко, разрабатывала "Основы го­сударственной политики в области ис­пользования минерального сырья и не­дропользования". В апреле 2003 г. этот документ был рассмотрен правитель­ством Российской Федерации. И теперь, когда разработаны основы государствен­ной политики в области минерального сырья и недропользования, можно со­здавать конкретные положения, на кото­рых будет базироваться новый Закон "О недрах". На рассмотрение в Государ­ственную Думу он должен поступить в конце этого года.

- Законодательные органы реги­онов, в том числе и Дума Ханты-Ман­сийского автономного округа, разра­ботали и приняли немало законов в области ТЭК и недропользования. Но в связи с изменениями федерально­го законодательства многие из них пришлось отменить. Может быть, ре­гиональные депутаты недостаточно настойчиво отстаивают свои позиции или разрабатываемые ими законы совсем уж плохи?

- Я вижу две причины этого. Первая - нежелание депутатов Госдумы доско­нально анализировать, насколько эффек­тивно работают принимаемые в регио­нах законы. Порой снобизм и неприк­рытый цинизм московских политиков просто обескураживают: им нет дела до субъектов федерации. Они искренне убеждены, что регионы - это что-то вро­де далеких колоний: где же их законо­дателям ума набраться, чтобы грамотные законы писать. Субъектам федерации оставляют лишь одно право - налоги платить. А ведь многие из тех законов, что пришлось отменить, принесли и мог­ли бы еще принести немалую пользу государству. Скажем, у нас в округе дей­ствовал закон, стимулирующий ввод в эк­сплуатацию новых месторождений. По сути, он активизировал инвестиционную деятельность нефтяных компаний и да­вал возможность увеличивать налогооб­лагаемую базу. Такой закон существует во многих странах мира. Вполне есте­ственно - на первоначальном этапе реа­лизации какого-либо проекта законода­тель создает благоприятный налоговый режим для того, чтобы в будущем собрать больше налогов. Но сейчас в нашем округе этот закон не действует. Многие законотворцы в Государственной Думе да и чиновники в правительстве о нало­гооблагаемой базе не задумываются, для них самое важное - установить налого­вую ставку. Они, как говорится, живут лишь одним днем, нисколько не задумы­ваясь о будущем.

Вторая причина носит объективный характер: меняются обстоятельства и ус­ловия, в которых развивается государство, поэтому какие-то законы, выполнив свою миссию, просто отмирают. Это естествен­ный процесс.

Что же касается настойчивости наших депутатов в отстаивании своих позиций, то в этом вопросе они действуют доста­точно активно. Только в текущем году Дума Югры восемь раз выходила с за­конодательными инициативами в Госу­дарственную Думу.

- Весной этого года были внесены поправки в Закон "О таможенном та­рифе", а также во вторую часть На­логового кодекса РФ, которые увели­чили экспортную пошлину на нефть и ставки налога на добычу полезных ископаемых. Насколько они оправда­ны?

- Один из знакомых "нефтяных гене­ралов" по этому поводу сказал следую­щее: "Как гражданин - я за то, чтобы вво­дить большие налоги и пошлины, как руководитель предприятия - против".

Государство не может не использо­вать благоприятную конъюнктуру цен на нефть на мировом рынке в интересах сво­их граждан. Это его долг. Недра принад­лежат всем людям - это общее достоя­ние. Насколько оправданы сами ставки пошлин, судить не берусь. Вопрос зак­лючается в другом: насколько грамотно государство распорядится довольно со­лидными поступлениями в бюджет стра­ны, которые обеспечиваются за счет вы­соких цен на нефть. Если эти доходы будут целенаправленно вкладываться в развитие экономики, науку, образование, высокие технологии, тогда это действи­тельно пойдет на благо всех граждан и со временем зависимость России от эк­спорта энергоносителей уменьшится. Если же деньги будут просто отклады­ваться для того, чтобы их "проесть", то никаких позитивных перемен в нашей стране не произойдет. Как сидели на "нефтяной игле", так и будем сидеть.

При нынешнем высоком уровне на­логообложения государству, прежде все­го, следует позаботиться о создании ус­ловий для сохранения предприятиями ТЭК их основных фондов. Не секрет, что из-за невозможности уменьшать нало­говую базу по налогу на прибыль на сум­мы амортизации, начисленные на реаль­ную стоимость основных фондов (это положение установлено в июле 2002 г., после принятия поправок в Налоговый кодекс), у предприятий окажется недо­статочно средств  для сохранения основ­ных фондов. Правительство в течение уже скольких лет обещает внести изме­нения в законодательство, позволяющие ускорить возмещение сумм налога на добавленную стоимость, выплачиваемых поставщиками при осуществлении про­мышленными предприятиями капиталь­ных вложений производственного харак­тера. Однако воз и ныне там.

Таким образом, увеличение налого­вого бремени на предприятия ТЭК дол­жно сопровождаться стимулированием развития их производственной базы, так как от этого будет зависеть эффектив­ная работа машиностроения, строитель­ной индустрии, создание новых рабочих мест и т.д. Это в итоге приведет к уве­личению доходной части бюджетной системы по всему спектру налогов, а не только от НДПИ и таможенных плате­жей.

Многие руководители нефтега­зовых регионов и компаний считают, что плоская шкала НДПИ себя изжи­ла. Вы с этим согласны?

-  Об этом неслучайно сейчас столько много пишут и говорят - эта проблема действительно очень острая и требует своего разрешения. Одинаковый для всех месторождений принцип налогообложе­ния явно не срабатывает и является неэффективным, и он должен быть заме­нен дифференцированной ставкой, увя­занной с качественными характеристи­ками ресурсов. В справедливости тако­го подхода убеждает опыт США и Кана­ды, где система налогообложения созда­ет условия для рентабельной эксплуа­тации низкодебитных скважин и разра­ботки трудноизвлекаемых запасов не­фти.

У нас же опасаются, что принцип диф­ференциации таит в себе опасность субъективного подхода. Действительно, дифференцированная ставка налогооб­ложения, если она будет устанавливать­ся чиновниками, но при этом не иметь четких параметров, ни к чему хорошему не приведет. Как это часто бывает в Рос­сии, эта система просто не будет рабо­тать. Значит, нужно создавать общие пра­вила игры. И при этом определять в приложениях к лицензии все параметры конкретного месторождения и эффек­тивность его эксплуатации. Создать чет­кую и прозрачную систему дифферен­циации НДПИ, конечно, непросто, но до­биться этого можно и нужно.

-  В первом полугодии 2004 г. в Хан­ты-Мансийском автономном округе на аукцион должны были выставить 20 ли­цензионных участков, предназначенных для поиска и добычи углеводородного сырья. Но из-за того, что началась ре­форма правительства России, в том чис­ле и Министерства природных ресурсов, их проведение пришлось перенести. Когда они состоятся?

- Если бы речь шла только об этих аукционах! У нас в стране уже более двух лет не проводятся конкурсы и аукционы не только на право добы­чи, но и на поисковые и разведочные работы. И при этом все почему-то сокрушаются по поводу того, что не происходит прироста запасов нефти. А как и где недропользователь дол­жен их приращивать - на Луне?

По-моему, мы уже затянули с рефор­мами, которые происходят в правитель­стве страны. Ведь и прежний состав чи­новников Министерства природных ре­сурсов также все что-то постоянно ре­формировал, а нынешний - уже более полугода делит и разграничивает пол­номочия. В результате предприятия си­дят и ждут, когда же им, наконец-то, ска­жут, в какие двери стучаться для реше­ния тех или иных вопросов. Сейчас опять проведение всех конкурсов и аукционов приостановлено, но когда наступит хоть какая-то ясность - неизвестно.

Я убежден, что реформы подобного рода должны проводиться для того, что­бы после этого все вопросы решались четко и оперативно. А главное - чтобы была ясность и прозрачность в действи­ях чиновников. Но когда для сдачи на­рушенных и рекультивированных земель предлагают создать комиссию из пред­ставителей 10-12 различных органов всех уровней власти, начиная от муниципаль­ной и кончая федеральной, то понима­ешь, что никакой реформы правительства не происходит. Чиновники как ставили различные препоны бизнесу, так и про­должают ставить.

В этом году в Ханты-Мансийс­ком автономном округе будет добы­то около 250 млн. т.   нефти. Цифра - впечатляющая. По Вашему мнению, в дальнейшем динамика роста объе­мов добычи нефти в автономном ок­руге сохранится или нет?

-  По оценкам специалистов, с начала разработки углеводородных месторож­дений до настоящего времени из югор­ских недр извлечено только 18% нефти. Ее запасы составляют более 15 млрд. т. Так что, в будущее можно смотреть с оп­тимизмом. Кроме того, именно у нас в округе наиболее активно применяются самые передовые технологии повыше­ния нефтеотдачи пластов - это и гидро­разрыв пластов, и зарезка боковых ство­лов скважин,  и строительство много­ствольных скважин. Компании наращи­вают добычу нефти не только на новых, но и на старых, достаточно выработан­ных месторождениях. Поэтому я считаю, что прогнозы специалистов Югры о том, что в ближайшие 30 лет в автономном округе добыча нефти составит не менее 200 млн. т.   в год, вполне реальны.

Может быть, все дело в ценах на нефть? Насколько они влияют на уро­вень добычи нефти?

-  Я думаю, что на этот вопрос сегод­ня четкого ответа никто не даст. Да, цены выросли, но из-за увеличения экспорт­ных пошлин и ставки НДПИ доходы не­фтяных компаний почти не прибавятся. Поэтому рассчитывать на то, что нефтя­ники станут получать огромные прибы­ли и начнут вкладывать деньги в реализацию крупномасштабных проектов, ска­жем, в Восточной Сибири или на шель­фе Ледовитого океана, и за счет этого увеличатся объемы добычи, вряд ли сто­ит. Кроме того, высокие нефтяные цены автоматически повышают стоимость обо­рудования, техники, материалов и т.д., что ведет к удорожанию нефтегазовых про­ектов.

Да, нынешние 40 и более долларов за баррель - это не 8, не 10 и даже не 12 долларов, компании смогут, конечно, что-то заработать и направить средства на реализацию новых проектов. Но я не склонен думать, что это приведет к ин­вестиционному буму в нефтяной отрас­ли. Для этого нужно создавать привле­кательный инвестиционный климат за счет гибкой системы налогообложения, о чем мы говорим уже не первый год.

А если ваш вопрос предполагает об­суждение того, что некоторые компании в период низких цен закрывали нерен­табельные скважины, а теперь их запус­кают, за счет чего у них растет добыча, то любой специалист вам в ответ скажет: скважина - не велосипед, который мож­но остановить, отставить в сторонку, а потом сесть на него и снова крутить пе­дали. С недрами такие вещи даром не проходят - часть запасов можно потерять безвозвратно. А оставшуюся нефть мож­но будет извлечь, лишь применяя новые технологии. С фондом скважин нужно работать постоянно, только в этом слу­чае мы вправе рассчитывать на какой-то прирост добычи нефти или хотя бы на сохранение ее на прежнем уровне.

И мне лично непонятно, почему го­сударственные органы, которые обязаны по долгу своей службы контролировать состояние разработки месторождений, не выполняют своих функций. Добыча на многих месторождениях ведется либо без учета соответствующих проектных документов, либо - даже в противоре­чии с ними. При таком положении дел мы в итоге получим еще не один деся­ток загубленных месторождений.

Как складываются взаимоотно­шения между властными структура­ми округа и нефтегазовыми компа­ниями? В Думе Югры более полови­ны депутатов - это руководители предприятий ТЭК автономного окру­га. Это усиливает ее позиции или ослабляет?

-  Отношения складываются нормаль­ные - партнерские. Я считаю - это хоро­шо, что у нас в Думе немало депутатов, которые являются руководителями пред­приятий ТЭК. Во-первых, это грамотные, сильные специалисты и в силу своих слу­жебных обязанностей они хорошо раз­бираются в законодательстве. Во-вторых, это люди, для которых Югра - не дале­кая провинция, из которой нужно день­ги выкачать, а там хоть трава не расти: она для большинства из них - родина, неважно, первая или - вторая. Здесь ра­ботают возглавляемые ими коллективы, смежные предприятия,  поэтому они очень взвешенно подходят к решению как экономических, так и социальных проблем округа.

Пресс-служба Думы округа

362

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки