Тема дня

14.08.2007 - 06:00

«В ТАКСИСТЫ ОТ ХОРОШЕЙ ЖИЗНИ НЕ ИДУТ»

На этот раз в качестве героя нашей постоянной рубрики «Разговор не для газеты» мы выбрали местного городского таксиста. Что интересного в профессии частного перевозчика из небольшого провинциального городка? А в том-то и вся изюминка, что собеседник наш не просто таксист, а таксист-первопроходец, один из тех, кто помнит, как все начиналось. К тому же профессия таксиста является одной из самых опасных и малоизвестных в представлении обывателей, оттого она обросла мифами и домыслами. Развеять или подтвердить эти мифы мы попросили нашего сегодняшнего собеседника, назовем его Сергей.    

Корр.: Расскажи, Сергей, о том, как ты стал таксистом?

С.: Было начало перестройки.  Время, кто помнит, было непростое в стране, людям предоставилась возможность самостоятельно зарабатывать, так сказать, независимо от производства. Появились всякие кооператоры, торговцы, бывшие фарцовщики встали за прилавки. Тогда же, в конце 80-х годов, у нас на вокзале появились первые таксисты. Поначалу я все вертелся возле них, выспрашивал – что да почему? Работа у меня была, и бездумно менять ее на что-то непонятное  не хотелось, а заработать хотелось. Поэтому начал размышлять.

Сами посудите, городок у нас маленький, тогда был еще меньше, все друг друга знают. Как тут брать деньги за провоз там с Иваныча или Петровича, когда на днях вместе пили? Раньше их бесплатно подвозил, а тут вдруг за деньги. Да и как дикость, такси воспринималось – мол, кто поедет, какой дурак?  

Корр.: Жена, наверное, не разделяла твои намерения?

С.: Само собой! Принимай во внимание совковый образ мышления тех лет. Ведь машина тогда была роскошью, люди полжизни на нее гробили в лесу, чтобы заработать. Те, кто скопил, вставали в очередь на покупку, автомобиль был страшным дефицитом.

Резину было достать еще сложнее, чем машину. Я на своей первой «шестерке» семь лет таксовал, сейчас такое сложно представить.

И вот теперь подумай: каково обречь свою машину на разбивание. Чтобы решиться на это в то время, нужна была смелость, можно даже сказать, авантюризм.

Корр.: Но ты все-таки решился?

С.: Решился. Смотрю, одно такси появилось, потом второе, третье…  Значит, зарабатывают люди, думаю, чем черт не шутит. И я начал совмещать свою основную профессию  с частным извозом. Людей начал возить – рубль по городу, три до соседнего. А в то время здесь вахтовики со всего Союза собирались, ну и пошло-поехало. Порой я за два дня начал свою месячную зарплату крановщика поднимать. Там в месяц 400 рублей, а тут в день - 100-150.

Корр.: Свой первый крупный заработок помнишь?

С.:  Да, как сейчас помню – 56 рублей. Лицензию на извоз сделал на месяц, шестьдесят рублей отдал. Все очень просто происходило: приносишь фотографию, расписываешься, где надо, что не на ворованном бензине ездишь, и все - месяц свободен. Триста шестьдесят рублей заплатил – полгода свободен.

А работу основную я не бросал, так и работал до тех пор, пока предприятие мое не развалилось. Потом устроился на вахту – 15 дней вахта, 15 дней такси.

Корр.: Если ты так неплохо в такси зарабатывал, зачем нужно было совмещать? Чтобы больше заработать?

С.: Не в этом дело. Просто официальное место работы гарантировало стабильность, социальные гарантии – больничные, отпускные. А такси! Что такси?! Сегодня ты таксист, а завтра ты никто. Попал в аварию, заболел – твои проблемы.

Корр.: Как быстро цены на такси поднимались?

С.:  Я уже говорил, что сначала по городу  – рубль, а до соседнего – три рубля. Но такой расклад существовал недолго, цены, естественно, стали расти, когда спрос на услуги таксистов определился. Два рубля и шесть рублей, три и восемь, соответственно. Но мы тогда только на вокзале стояли, диспетчеров не было, связи тоже. И было нас тогда машин восемь лицензированных. Это конец восьмидесятых, начало синдикатов. Затаривались водярой по самое не хочу и вперед.

Корр.: В этом, наверное, и было основное предназначение таксистов поначалу?

С.: Пойми, времена были такие – все торговали: одни осторожно, другие внаглую. В 1992-93 гг. вообще начали выдавать лицензию на торговлю алкоголем из автомобилей, и тогда начали торговать все, кому не лень.

 Корр.: Только алкоголем торговали?

С.: Почему только алкоголем? Например, бижутерией.

Корр.: Бижутерией? Интересно, в первый раз об этом слышу…

С.:  Садится, например, к тебе в машину какая-нибудь симпатичная дамочка, ну и, пользуясь случаем, спрашиваешь, между прочим: «Не интересуетесь ли бижутерией?» И покупали, охотно покупали. Коллега мой, помню, шоколадом приторговывал.

Корр.: По каким дорогам вы, таксисты, тогда ездили?

С.: Дороги у нас плохие, но раньше они были хуже. Дорога за поселком представляла собой две бетонные плиты. В поселке не лучше. Шаровых хватало на два месяца.

Корр.: Когда ты окончательно перешел  в таксисты и уже больше ничем не занимался?

С.: Где-то в середине 90-х годов после того, как поменял несколько мест работы.  В это время как раз развалился местный леспромхоз, работать людям стало негде, и многие подались в таксисты. В таксисты от хорошей жизни не идут. А я тогда уже, по-моему, с вокзала перебрался таксовать в другое место, поспокойней.

Корр.: Почему? Вокзал ведь самое хлебное место в городе для таксистов?

С.: Так-то оно так. Только надоели мне эти сумки, чемоданы. Иной клиент впихнет сумку в багажник, а из нее железяка торчит, а он хлоп багажник — и крышка штырем выпячивается. Короче говоря, чувствовал я себя тогда уже уверенно, поэтому решил перебраться на место поспокойней.

Корр.: Сам признаешься - работать было негде, платили  мало. Но как раз на это же время пришелся пик развития частных перевозок? Как это объяснить? Кого вы возили тогда?

С.: Да людей я тогда и возил, только люди тогда были нервными, хамили, грубили, ручки вертели, магнитофон дергали. Начинаешь делать замечание, в ответ: «За что я тебе плачу?» Да за то, что я тебя везу. И сейчас такие попадаются, но реже. Современные пассажиры понимают, что такое такси и для чего оно нужно. В такси садятся в случае крайней необходимости – если времени нет или если по-другому никак.

Времена были действительно сложные, как тогда такси не умерло, до сих пор не понимаю. Позднее вообще люди свои машины брать стали. Казалось бы, если есть своя машина, зачем тебе такси? Не знаю, может дело в пьянстве и лени. Выпил, за руль не сядешь, а по пьянке денег не жалко, опаздываешь куда-нибудь, понтануться хочешь перед девушкой – да мало ли мотивов было и есть для того, чтобы такси вызвать. Несколько раз в месяц это может позволить себе каждый.

Корр.: И много было  таких, которые ездили просто для понтов?

С.: Хватало и сейчас есть. Таксисту какая разница, кого и куда везти, лишь бы деньги платили. Но, бывает, оригинальные кадры попадаются. Заказал он такси, чтобы на девушку впечатление произвести, привожу в пункт назначения, и тут он начинает торговаться: «А че так дорого? Может не шестьдесят, а пятьдесят?» В итоге платит шестьдесят, надувает губки и уходит. Ну, раз решил ты понтануться, то понтуйся   до конца, будь мужиком-то в присутствии дамы.

Корр.: Молодежи раньше  меньше ездило?

С.: Раньше не было, так называемой, ночной жизни на улицах города. После одиннадцати часов вечера улицы пустели, потому что люди были приучены – утром или на работу, или на учебу. А сейчас всю ночь гульбанят малолетки.

Корр.: Ладно, давай  поговорим о самом дорогом, что есть у таксиста – о его машине. В самом начале разговора ты упомянул о том, что семь лет ездил на одной машине. Сейчас к технике другое отношение?

С.: Сейчас нет необходимости в этом. Времена другие. Судите сами, моя «шестерка» стоила одиннадцать, я проездил на ней семь лет и продал за четыре тысячи, по тем временам – огромные деньги. В настоящее время таксист так выгодно машину продать не сможет. Взял  за триста, два года поездил, если продашь за 150 – тебе повезет…

Корр.: А как таксисты машины свои продают?

С.: Так и продают. Поездил пару лет, скопил деньги, продал свою машину за полцены, взял кредит – купил новую. Работаешь, гасишь кредит, кормишь семью. Поэтому нередко можно видеть новый «Форд» с разбитым задом. Ну не скопил парень на ремонт.

Когда я начинал работать,у нас в городе было одно СТО, в которое выстраивались длинные очереди. Нас, таксистов, обслуживали по особому договору  вне очереди, по блату, так сказать.

Корр.: Правда ли, что особую опасность для таксистов представляют наркоманы?

С.: Сейчас наркоманы в такси уже не ездят, по крайней мере, те из них, которых я знал. Было их особенно много с середины 90-х по 2000 гг. Теперь машин, наверное, понабрали.

Корр.: А все-таки у обывателей бытует мнение о том, что профессия таксиста – это что-то такое полукриминальное: наркоманы, проститутки...

С.: Не видим мы ничего этого. В большом городе, там да. А у нас тут что? Ну, бывало, садился в машину один с ножом в сапоге, другой с ружьем. Куда они поехали? Нас, таксистов, это не касается. 

Корр.: Тем не менее  таксистов убивают…

С.: Бывает, но это частные случаи, для того, чтобы их избежать, нужно соблюдать несколько элементарных правил безопасного поведения. Во-первых, стараться не конфликтовать с пассажирами, во-вторых, не конфликтовать с коллегами. Что касается первого условия: пассажиры бывают разные, некоторые просто провоцируют рукоприкладство. Конечно, можно вывести его ,отоварить, если здоровье позволяет, но не исключено, что завтра к тебе в машину сядут трое, накинут удавку на шею и все… Был у меня товарищ, который, как сейчас говорят, не следил за базаром – мог послать кого угодно и куда угодно. В результате зарезали  его ножиком, а машину сожгли. А ведь здоровый был мужик, резкий. Кто убил? За что? До сих пор не ясно.

Ну и основное правило: бери с людей столько, сколько все берут. Не сбивай цены, не крысятничай. Сделаешь проезд дешевле – народ пойдет к тебе, но это некрасиво и опасно. Я не делаю этого из элементарного чувства порядочности, хотя есть такие, у кого нет таких принципов.

Корр.: Есть у тебя под рукой что-нибудь для самообороны?

С.: Раньше возил с собой молоток, завернутый в тряпочку. Думаю, если в случае чего достану тряпочку, это усыпит бдительность нападающих (смеется).

Корр.: Приходилось применять?

С.: К счастью, до этого не доходило.

Корр.: Таксистов считают самыми безбашенными водителями. Согласен с таким мнением?

С.: Это справедливо по отношению к молодым таксистам, которые понабрали себе скоростных иномарок и лихачат. Обгоняют на поворотах, на круге.  Они не думают о том, что людей везут кроме себя. Я езжу медленно, по правилам, в результате прибываю на место на две минуты позже – ну и что? А смотришь через месяц, где этот молодой таксист? А нигде, и машина его на свалке…

Корр.: Гаишникам платите?

С.: Чего не знаю, того не знаю.  Лично у меня знакомых гаишников нет, специально я с ними дружбы не вожу, потому что считаю, что это ниже моего достоинства. Так что тормозят меня на общих основаниях.

Корр.: Правда, что сейчас таксистом может стать каждый,  у кого есть водительское удостоверение и машина в хорошем состоянии?

С.: Это правда. Машинежку может купить себе сейчас почти каждый, шашечки стоят рублей пятьсот. Так что вперед! Единственная проблема заключается в том, что на хорошую стоянку его не пустят, а сможет ли он заработать без стоянки – вопрос серьезный.  

Корр.: Таксист, наверное, все-таки  должен обладать каким-то особым складом психики? Профессия-то ведь нервная.

С.: В конце 80-х в начале 90-х годов таксистами становилась этакая грубоватая шоферня, потому что нужно было отстаивать свое место под солнцем, право работать. Какой из тебя нафиг таксист получится, если в первую же ночь к тебе подвалят, а ты не выстоишь? Если не выстоишь, значит, в следующую ночь можешь уже не выходить. А теперь таксуют чуть ли не подростки и никто их не трогает. 

Корр.: Сейчас практически не осталось таксистов- одиночек, все по фирмам работают?

С.: Да, почти не осталось.

Корр.: Сколько фирм в городе?

С.: Фирм пять-семь, в каждой примерно по пятнадцать машин. Я несколько дней назад устроился в такую фирму, тяжело работать одному – фирмы давят, у них телефоны раскрученные, диспетчеры.

Корр.: Трудно, значит, одному работать?

С.: За день по два-три человека садятся. Это 180 рублей. Для сравнения, когда я начинал, то по двадцать раз на дню в соседний поселок летал. А сейчас – раз, два в неделю.

Корр.: В какие периоды клиентов больше?

С.: Летом – в жару, зимой – в морозы, в часы пик и в праздники.

Корр.: Сколько старых таксистов сейчас здесь осталось?

С.: Процентов десять в лучшем случае.

Корр.: Насколько серьезно отличается работа в фирме от самостоятельного извоза?

С.: Прежде всего, пришлось пожертвовать свободой. Когда работал один, был сам себе предоставлен, теперь же подвязан к графику, а это трудовые обязательства. Не вышел на работу – уволили, ушел с маршрута, никого не предупредив, – штраф.

Корр.: Сколько таксист зарабатывает в настоящее время?

С.: Если сравнивать с доходами советского периода, то есть рядовую зарплату тех времен и доход таксиста, то мало получается – 15-20 тысяч рублей.

Корр. Это не так уж и мало.

С.: Без учета ремонта, бензина и кредита.

Корр.: С профессией завязывать не собираешься, возраст все-таки?

С.: Нет. На другую работу меня уже не возьмут, да я и не хочу. Дома сидеть тоже не хочу. Не сработаюсь в фирме, снова уйду на вольные хлеба. 

Корр.: Спасибо за беседу!

С.: Вам спасибо!

                                                                                          Материал подготовил В. Тихомиров

876
gif-заглушка

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки