Тема дня

03.02.2005 - 05:00

«Я НЕ ЛЮБЛЮ НАРКОТИКИ, ЭТО НАРКОТИКИ ЛЮБЯТ МЕНЯ»

В настоящее время проблема наркомании в России привлекает к себе все больше внимания. Но, к сожалению, в местных СМИ материалы подобной тематики встречаются довольно редко, и складывается впечатление, что у нас эта проблема не актуальна. Как бы хотелось в это верить! Но статистика не радует. На сегодняшний день в Ханты-Мансийском автономном округе на медицинском учете стоит около 10 тысяч наркозависимых лиц. Причем, как принято считать, официальная статистика учитывает только каждого седьмого наркомана.

Разве можно не замечать эту проблему? Конечно же, нельзя.

Довольно редко они рассказывают о себе, что «живут прекрасно», только чтобы не признавать свои проблемы. Чаще от них можно услышать примерно следующее: «Дурак я, что связался с  наркотиками, теперь никак не бросить...». Правда, среди наркоманов (особенно из интеллектуалов) встречаются те, кто бравируют своим пристрастием, считая, что в любой момент смогут остановиться. Возможно, это связано с желанием подчеркнуть свою неординарность, что, с моей точки зрения, само по себе свидетельствует о внутреннем неблагополучии... Наш сегодняшний собеседник Павел (имя изменено) — наркоман с 5-ти летним стажем.

Корр.: В каком возрасте ты первый раз попробовал наркотик?

П.: Лет в 12 я попробовал водку, а уже в 13 стал употреблять марихуану и героин. Так получилось, что я попал в компанию близких мне по духу людей — сначала нас связывала только музыка, а потом еще и наркотики.

Корр.: Т.е. секс, наркотики, рок-н-ролл — это про вас?

П.: Можно сказать, да.

Корр.: И где вы собираетесь, чтобы послушать музыку, принять наркотики?

П.: Ну на самом деле не все так взаимосвязано…

Корр.: Т.е. не все в вашей компании употребляют наркотики?

П.: Нет, не все музыкой увлечены (смеется).

Корр.: И сколько в вашей компании человек?

П.: Как таковой компании нет, просто общаюсь время от времени то с одним, то с другим. У меня много знакомых и в Советском, и в Югорске. Совсем нет необходимости специально где-то собираться, чтобы принять наркотик.  Сейчас же с этим все намного проще.

Корр.: ???

П.: Пошел в аптеку и купил «Терпинкод» (лекарственное средство против кашля, от авт.). Это же заменитель героина.

Корр.: Но это что называется наркотик «в законе», а более серьезные наркотики достать сложно?

П.: На самом деле, «терпыч» (терпинкод, от авт.) — один из самых тяжёлых наркотиков. Героин тоже купить легко. У нас нет только «синтетических» наркотиков, их в основном привозят по заказу из Питера, Екатеринбурга…

Корр.: По моим ощущениям, буквально несколько лет назад увидеть на улице наркомана можно было чаще, чем пьяного. Сейчас, мне кажется, ситуация изменилась. Принимающих наркотики стало меньше?

П.: Наркоманов стало больше! Просто многие «героинщики» перешли на тот же терпинкод. Его легче достать, стоит дешевле и колоть не надо…

Корр.: Не считаешь ли ты такое «замещение» первым шагом к легализации наркотиков?

П.: Считаю…Наркотики сейчас очень доступны. Раньше, тем, кто хотел «завязать», было легче: «отвалялся» недели две, попьянствовал, а потом постарался жить нормально… Лично я не знаю ни одного наркомана, который бы бросил принимать терпинкод. Но, наверное, не потому, что вылечить зависимость нельзя, а потому что этот препарат настолько доступен, что ни у кого даже не возникает желания бросить. Соблазн велик! Поэтому большинство наших наркоманов либо вообще не стремятся бросить, либо «ломаются насухую» (без всяких лекарств, от авт.), либо хлещут водку, от которой становится еще хуже...

Корр.: Все знают о доступности терпинкода, почему никто не занимается его запретом?

П.: А кому это выгодно? На продаже этого препарата делаются огромные деньги!

Корр.: А как же структуры, призванные бороться с наркоманией?

П.: Создаётся впечатление, что все правоохранительные структуры подкуплены …

Корр.: Но это вопрос общероссийского масштаба. Местные структуры тоже куплены?

П.: А что эти структуры могут сделать, если запрета на уровне государства до сих пор нет? Конечно, они могут взять анализы, могут «закрыть» наркомана в наркотическом опьянении, но больше ничего сделать не могут… Даже проконтролировать работу аптек.

Корр.: Но у нас же множество структур, призванных заниматься борьбой с наркоманией! И все они содержат огромный штат сотрудников, на их финансирование выделяются миллионы рублей… А по твоим словам получается, что все они работают зря?

П.: Получается! Пока работы организаций по борьбе с наркоманией в нашей стране совершенно не видно. Мне лично вообще непонятно, чем они занимаются.

Корр.: А в аптеках фармацевты контролируют отпуск терпинкода?

П.: В большинстве, да: отпускают в одни руки не больше 3 пачек. Но есть у нас одна аптека, ее все наркоманы знают, где можно купить неограниченное количество этого препарата. Мы как-то раз с другом 36 упаковок взяли. Аптеки ведь тоже заинтересованы в получении прибыли…

Корр.: А ты сам против легализации наркотиков?

П.: Я — против!

Корр.: Но ведь ты же наркоман!?

П.: Просто не все люди могут рассчитать свои силы, ломают себе жизни. Особенно несовершеннолетние: дети, подростки. Тем более, с появлением доступных наркотиков. Первый раз поставить себе укол сможет далеко не каждый, а купить и выпить «терпыч» для многих не составит никакого труда.

Корр.: Многие считают, что анаша (марихуана) — лёгкий безвредный наркотик…

П.: Глупости. «Легких» наркотиков в природе не существует! Конечно, героин и анаша — наркотики разные, а потому и действие их на организм различно, и последствия от принятия… А вообще, большинство наркоманов начинают с марихуаны.

Корр.: Есть мнение, что активная борьба с пивом, которая началась в последнее время, увеличит количество наркоманов. Пить пиво в общественных местах будет запрещено, а «жевать таблетки» — нет…

П.: Во-первых, я не думаю, что это борьба у нас в России к чему-нибудь приведёт. Как пили пиво везде, так и будут пить… Во-вторых, даже если и запрет на самом деле будет действовать, я не думаю, что это увеличит количество наркоманов. Возможно, будут какие-то единичные случаи, но массового перехода на наркотики не будет.

Корр.: Пропаганда — это средство борьбы с наркоманией?

П.: Конечно! Только, наверное, не в таком виде как сейчас. Пропаганда у нас на таком «совковом» уровне, что вызывает просто отвращение! Об опасности употребления терпинкода я вообще читал только один раз в одной из местных газет…

Корр.: Наверное, в нашей газете?

П.: Да, точно! Я даже вырезал статью, там всё правильно написано! Об этом кричать нужно, но нашим СМИ не до этого, видимо. В местных газетах  только отчёты: сколько наркоманов «поймали», сколько состоит на учёте…

Корр.: Т.е. если показать суровую правду о жизни наркоманов в последней стадии болезни, когда жизнь не в жизнь, — это подействует?

П.: Подействует, но только на малышей. Скажу, что всё это я видел вживую, я сам был на грани смерти. Но что такое страх? Он проходит… На то, что страшно, предпочитают не смотреть. Это одно из замечательных свойств человеческой психики. Меня мои «друзья», когда я «загибался», просто выбросили из квартиры на улицу…

Корр.:???

П.: Ну вот так. Сдыхаешь — так сдыхай, только не у нас дома.

Корр.: По твоему мнению, действующая система борьбы с наркоманией действенна только на уровне начальных классов. А как же тогда бороться с наркоманией?

П.: Организовывать досуг, развивать культуру… Спросите  у любой школьницы: «А ты читала Франца Кафку?» Зачастую оказывается, что она даже Пушкина не читала!  Сейчас у молодёжи очень ограниченные интересы: посидеть на лавочке, попить пиво, у кого-то на хате «схавать» наркотиков, заняться сексом, а потом «отмазаться» от родоков… Простым запретом терпинкода ничего не добиться, есть много других аналогичных препаратов… Наркомания начинается с безделья!

Корр.: Что совсем молодежи в наших городах заняться нечем?

П.: Конечно, можно пойти в библиотеку или на стадион, но подростки сейчас ленивые, их надо как-то расшевеливать, завлекать. Этого у нас делать не умеют. Методы работы, которые применяются в наших спортивных и культурных организациях, давно устарели. И зачастую с молодёжью работают люди, совершенно далекие от её интересов. Нет у нас хороших клубов, дискотек, не проводят концерты… А все эти мероприятия — «шествия», конференции — сплошная показуха!

Корр.: А как же «Современник», «Айсберг», «Фараон», «Тусовка»…?

П.: А вы когда-нибудь сами были в «Фараоне» или в «Тусовке»?

Корр.: Нет.

П.: А я один раз был. Это отстой! А чтобы в другие заведения пойти, нужны деньги. А где их взять? Поэтому лучше дозу принять — дешево и весело.

Корр.: А где ты деньги на наркотики берешь?

П.: Когда мне нужны деньги на дозу, у меня, как и у любого наркомана, становится очень изворотливый ум! Я придумываю такие способы получения денег, о которых даже не подозревал… Я не работаю, но и не ворую, если, конечно, не считать родителей.

Корр.: А что, взять у родителей — это не воровство?!

П.: Воровство, но безобидное. Процентов 80 наркоманов тащат и продают всё из своего дома, чтобы купить дозу. Я не исключение — тоже продавал мамины золотые украшения.

Корр.: И что, родители относятся к тому, что их сын — наркоман, спокойно?

П.: Нет, конечно! Но у меня очень умные родители, они понимают, что заставлять меня бросить наркотики силой — бессмысленно! Лечение наркомана возможно только при абсолютном согласии и желании освободиться. По-другому ничего не выйдет…

Корр.: А может наркотики начинают употреблять от недостатка родительской любви?

П.: Родительской любви мне всегда  хватало, не хватало, наверное, взаимопонимания.

Корр.: А как родителям заметить, что их ребёнок стал употреблять наркотики?

П.: Примет достаточно много: ребёнок начинает просить больше денег, часто не появляется дома, общается с друзьями на непонятном сленге, а сами эти друзья  какие-то худые, бледные, с синими кругами под глазами…

Корр.: И что делать родителям, узнавшим, что их ребёнок — наркоман?

П.: Главное, не паниковать! И постараться изолировать ребёнка от этой среды, увезти куда-нибудь в деревню… Для некоторых выходом будет какое-нибудь увлечение, работа, женитьба… И стоит помнить, что наркоману легче помочь на начальном этапе.

Корр.: А силовые методы, например «пристёгивание к батарее», нужны?

П.: Всё зависит от личности наркомана. На кого-то это действует, на кого-то — нет. Есть разные психологические портреты наркоманов: развитым интеллектуально  — силовые методы противопоказаны, а обычным «нарикам» могут пойти на пользу. На самом деле все наркоманы мечтают бросить. Знаете, как поётся в песне: «Я не люблю наркотики, это наркотики любят меня…» Я видел много разных наркоманов, и все они рано или поздно говорят: «Заколебал меня этот героин, «терпыч»  и т.д.!» Но, как правило, сдерживаются день-два и снова начинают… Потому что никто им не помогает!

Корр.: Ну есть же у нас различные «духовные» центры, которые помогают тем, кто решил завязать с наркотиками?

П.: У меня несколько друзей ездили в подобные центры в Нягань и Нижний Тагил, но быстро вернулись обратно… Лечили там массовым гипнозом. А еще мне рассказывали, что в некоторых центрах в пищу добавляют психотропные вещества. По-моему, это мало чем отличается от наркомании. Хотя, конечно, есть примеры, когда люди излечиваются от наркозависимости в подобных центрах, но получают другую зависимость — идеологическую.

Корр.: А разве это не лучше?

П.: Не уверен…

Корр.: Ты негативно относишься к религии?

П.: Да нет, к православной нормально… Мой друг-наркоман — ярый атеист — однажды сходил в церковь, и потом рассказал, что было ему там открытие… Решил бросить. Бросил, держался месяца два, но ему никто не помог, и он снова сорвался. Всё-таки в религии есть какая-то сила.

Корр.: Наркотики сильно повлияли на твоё здоровье?

П.: Пока принимаю наркотики, проблем со здоровьем не замечаю. Если перестану, то знаю, что сразу заболят и печень, и почки, не говоря уже о том, что возникнут психологические проблемы… На данный момент, я носитель вируса гепатита С, но пока это никак не ощущаю...

Корр.: Лечиться пробовал?

П.: Да, в нашем психоневрологическом диспансере. Но думаю, от этого лечения мне стало только хуже. Там страшно! Ведь у наркомана помимо физической зависимости к наркотикам, есть ещё и психологическая. А она гораздо сильнее! В диспансере проводят только медикаментозное лечение, снимают физическую зависимость, а психологическую нет… Я вышел оттуда с такой головой…

Корр.: Наркотики и СПИД — насколько это взаимосвязано?

П.: Я считаю, что вероятность заразиться СПИДом через наркотики, очень высока! Среди моих знакомых ВИЧ-инфицированных человек 5-6, но реально их гораздо больше, а гепатит С, например, есть практически у 90% наркоманов.

Корр.: Инфицированные сами говорят о том, что заражены?

П.: Когда говорят, а когда случайно узнаешь. Раз помню забодяжили дозу на троих, а шприцев только два, значит двоим придется одним колоться. Один друг сразу сказал, что первым будет, а второй, что ему уже все равно. Значит, уже инфицирован.

Корр.: А ты сам не боишься заразиться СПИДом?

П.: Конечно, боюсь! Одно время у меня вообще были фобии, я постоянно бегал в больницу, сдавал анализы… Помню, как сидел на кушетке в поликлинике, грыз ногти и очень хотел жить. Как мало в тот момент мне надо было: всего лишь иметь хорошие анализы. Нет, жить хочется всем, СПИД — это страшно!

Корр.: Каждого наркомана ожидает одна и та же участь: зависимость, долги, болезни, деградация личности?

П.: Если сильный человек, то он сможет выбраться, если слабый, то да, именно это его и ожидает…

Корр.: И ты много знаешь таких «сильных»?

П.: Тех, кто систематически «сидел» на наркотиках и совершенно перестал употреблять — можно встретить очень редко, я бы даже сказал, что их нет. Есть те, кто употреблять стал реже, например, один-два раза в месяц. В основном, таких людей сдерживает семья: жена, дети. Но на каких-либо наркотиках человек всё равно будет «сидеть», совершенно избавиться от зависимости невозможно.

Корр.: Значит, у тебя нет иллюзии, что ты в любой момент можешь остановиться?

П.: Нет. Пока я стабильно сижу на «терпыче» — принимаю его по 2-3 раза в неделю. У меня, как и у любого наркомана, очень сильна психологическая зависимость.

Корр.: А сколько нужно принять таблеток терпинкода, чтобы получить желаемый результат?

П.: Кому пачки хватает, а кому-то и восемь мало. Но в любом случае героин хуже…

Корр.: Ты много говорил сейчас о вреде наркотиков, но сам не хочешь бросать до сих пор. Почему?

П.: Мм…

Корр.: Этот вопрос ставит тебя в тупик?

П.: Понимаете, бросить ведь непросто. Особенно, когда знаешь, что в любой момент можно пойти и купить. Когда тебя начинает «ломать», вся уверенность в том, что надо бросить, уходит. Я пока не нашел реальной замены наркотикам…

Корр.: Сколько денег ты тратишь на наркотики в месяц?

П.: Очень много! Десятки тысяч… За своё удовольствие наркоманы вообще платят очень большую цену, и здесь я говорю не только о деньгах…

Корр.: А ты не думал, что эти деньги можно потратить на другое: построить дом, купить машину, путешествовать…

П.: Если бы я не был наркоманом, у меня бы просто не было этих денег. Мне бы не захотелось их достать…

Корр.: Считают, что все  наркоманы со временем становятся преступниками. Ты с этим согласен?

П.: Нет, не все! Воровать чужое не у всех хватает смелости.

Корр.: А на работу наркоману устроиться легко?

П.: Я состою на учёте у нарколога, поэтому мне никто не подпишет медицинскую справку. Устроиться на работу можно только по знакомству, но и это практически невозможно — все бояться, что наркоман будет воровать…

Корр.: Ты задумывался о своём будущем?

П.: Задумывался, но определённых целей у меня нет, я живу сегодняшним днём, стараюсь не думать о завтра…

Корр.: Твой прогноз: наркомания пойдёт на спад или будет прогрессировать?

П.: Сейчас наркомания развивается не очень быстро. Думаю, что через 2-3 года не случится такого, что на 50% нормальных людей будет 50% наркоманов.

Корр.: А есть у нас сейчас те, кто активно ведёт «вербовку» наркоманов — наркодилеры, как в кино?

П.: Нет, а зачем?

Корр.: ???

П.: Их у нас и так очень много, наркодельцам работы хватает…

Корр.: А «притоны» для наркоманов у нас есть?

П.: Нет, о притонах я ничего не знаю, по-моему, они есть только в больших городах.

Корр.: Предположим, ты возьмёшь наркотик и пойдёшь в клуб, школу и т.д. Насколько легко найдёшь себе союзников?

П.: Среди старшеклассников довольно легко.

Корр.: Но не поголовно?

П.: Конечно, нет!

Корр.: А воздействие алкоголя сильно влияет на желание попробовать наркотики? Можно ли считать алкоголь «стартовой площадкой» наркомана?

П.: Не всегда. Действительно, кто-то, как и я, начинал с водки, а потом подсел на наркотики, а кто-то и нет… Вообще, практически все алкоголики, которых я видел, отрицательно относятся к наркотикам. Хотя  выглядят они не лучше наркоманов…

Корр.: Наркоман в молодёжной среде —  изгой?

П.: Нет, к наркоманам относятся нормально. У меня лично очень большой круг общения…

Корр.: А много в твоём кругу тех, кто никакого отношения к наркотикам не имеет?

П.: Много. У меня, например, абсолютно нормальная девушка…

Корр.: Но она тебя не может остановить?

П.: Как я уже говорил,  пока сам не хочу бросать…

Корр.: Из нашего разговора я поняла, что у нас принято очень сильно упрощать понятие «наркоман». У простых обывателей сложился определённый стереотип: наркоман  — это агрессивный человек, потенциальный преступник … Оказывается, наркозависимые различаются и по наркотикам, которые употребляют, и по «стажу» приёма, и по возрасту, и по воспитанию, и по интеллектуальному развитию… Для меня это определённое открытие…

П.: Это открытие для многих. Наркоманы вообще бывают разные. Некоторые «бесбашенные» умирают от передозировок, а некоторым по истечении времени хочется просто жить, у них срабатывает животный инстинкт, но в любом случае, должен оказаться кто-то рядом… Одному не справиться —  я это точно знаю!

ОТ РЕДАКЦИИ:

Наверное, Павел не совсем типичный наркоман. Но даже у него, обладающего своими взглядами, мнениями, суждениями, зависимость от наркотиков определяет все: стиль жизни, поведение, мировоззрение. Он слабовольный и больной человек. И выводы, я думаю, каждый сделает сам…

591
Вы проголосовали 'Вверх'.

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки