Тема дня

11.09.2013 - 06:00

ЗАЗЕВАЕШЬСЯ, “ШТАНЫ СНИМУТ”

Очередной собеседник для рубрики “Разговор не для газеты” нам попался в купе поезда Приобье - Екатеринбург. Николай, назовем его так, уже несколько лет, как перебрался с семьей из нашей местности в Екатеринбург. Редкого читателя в Советском или Югорске можно удивить откровениями про жизнь в ближайшем мегаполисе. Кто-то справедливо воскликнет: “Ну, тоже мне Америку открыли!”. Тем не менее некоторые впечатления нашего земляка нам показались любопытными, а в чем-то даже неожиданными. Впрочем, судите сами.

Корр.: Николай, когда возникла мысль уехать, с чего вдруг и как это получилось?

Н.: Поговорка «там хорошо, где нас нет» не про меня. Уезжал целенаправленно, чтобы заниматься одним из своих бизнес-проектов.Прошло уже несколько лет, по итогу могу сказать, что мне лучше там, чем здесь. Но тут у меня остался бизнес - основной источник дохода. Некоторые же едут, как в омут с головой, смотрят на шик и блеск торговых и офисных центров. Хочу предостеречь таких, вас ждет много неожиданностей.

Корр.: Например?

Н.: Например, сейчас очень туго с работой.Здесь больше работы, чем там, потому что все федеральные компании поехали в регионы. Кроме того, в мегаполисах на рынке труда много студентов, гастарбайтеров и просто приезжих из глубинки, которые готовы работать за копейки. Здесь конкуренция намного меньше. Еще один нюанс - стоимость проживания в городе, она в разы выше, чем здесь.

Корр.: Но бытует мнение, что там все дешевле.

Н.:Кто сказал такое? Это миф. Во-первых, цены на продукты и вещи - здесь и там - сейчас уже не так сильно отличаются, как это было раньше. Во-вторых, транспортные расходы намного выше, потому что расстояния большие, бензин горит - деньги улетают. Можно долго приводить примеры - та же медицина. Сейчас там ни одного врача не допускают до выполнения своих обязанностей, пока он не пройдет тренинг по продажам, как продавец в магазине. Есть план, к примеру, продать анализы на кровь. Доходит до смешного, когда врач втюхивает по два направления на одни анализы за один раз.

У нас здесь все привыкли жаловаться на качество медицины, я, побывав у екатеринбургских врачей, не стал бы этого делать. Мне пришлось страху натерпеться в государственной клинике, когда я оказался в полуразвалившейся постройке 100-летней давностис коричневыми стенами, одной лампочкой на 60 ватт на весь коридор и отношением персонала, как к скотине. Вот тут-то мне и вспомнилась Советская больница с ее белоснежными светлыми палатами и добрейшими врачами. Надо сказать, что там есть огромная разница между медициной по полису и платной. Есть такие платные клиники, прекрасные с виду, с телевизорами и улыбчивым персоналом, где, если зазеваешься, с тебя “штаны снимут”. Словом, в большом городе два варианта: или ниже плинтуса, или выше облаков.

Корр.: Наверное, подобная ситуация царит всюду в социальной сфере?

Н.: Могу сказать про школу. Я привез ребенка из нашей местной школы, снабженной всем необходимым, в гимназию Екатеринбурга - одну из лучших школ. У меня и моего ребенка была депрессия, когда мы увидели, что это за заведение. Так как ее расширили путем пристроя еще одного корпуса, родителям пришлось скинуться по 30 тысяч, чтобы облагородить здание - покрасить коридоры, поставить двери. Там все оплачивают родители: книги, питание, прочие какие-то взносы. И цены напоминают не государственную школу, а элитный клуб. Что касается детского сада - попасть в полумуниципальный садик можно, внеся первоначальный взнос - 100 тысяч рублей, плюс по 25 тысяч придется платить ежемесячно. При этом это не какой-то элитный садик, в нем даже нет медика. Ставка медика - 4,5 тысячи рублей. Кто пойдет за такую зарплату?

Корр.: Напрашивается такой вопрос: может, это тебе так «везет» в кавычках? Может, ты попал в такую больницу и школу?

Н.: За несколько лет я успел многое посмотреть. Все, что более или менее нормальное – платно. Например, есть еще гимназия, к которой на «Майбахах» ученики подъезжают, там, конечно, все гуд. Вообще если сравнить финансирование ХМАО со Свердловской областью, то Свердловская просто на коленях. Вся социальная инфраструктура забыта. Если сравнить такой же город, как Советский или Югорск, в Свердловской области, то в большинстве случаев там полная разруха, как после войны. Например, Карпинск или Краснотурьинск, где стоит и на ладан дышит один Богословский алюминиевый завод. Я заезжал туда по делам. О каких-то новых домах речи вообще не идет. Такое ощущение, что там бомбежка шла.

О социальной инфраструктуре сложно говорить, так как чтобы найти в городе спортивный комплекс, нужно взять с собой поисковую собаку. И даже сейчас при действующей программе «Единой России» по строительству бассейнов при выборе строительства в городе торгового центра или бассейна побеждает первый, так как он рентабельнее.

Корр.: А как обстоят дела с жильем в Екатеринбурге?

Н.: Жилье очень дорого как снимать, так и покупать. Двухкомнатная квартира в Кировском районе, 45 кв. м, 5 этаж, 60-го года постройки, вторичное жилье, стоит 3 миллиона 200 тысяч рублей. Жилье ужасно дорогое. Я не понимаю, как молодая семья может позволить себе ипотеку. Здесь это возможно, потому что ниже стоимость кв. метра плюс окружные программы по финансированию, плюс программы для молодых семей. В Свердловской области такого нет. 

Корр.: Но есть же безоговорочный плюспроживания в мегаполисе, который часто муссируется в молодежной среде - досуг.

Н.: Да, досуг, конечно, ни в какое сравнение с местным не идет - здесь ни прибавить, ни убавить. Но ведь кому что важнее, кому тишина и безопасность, а кому - тусовки и драйв.

Корр.: Какие, на твой взгляд, ментальные особенности у екатеринбуржцев, чем они отличаются от северян?

Н.: Как известно, устами младенца глаголет истина. Моему ребенку 9 лет, как-то она спрашивает: «Папа, почему тут такие люди злые?». Это действительно так. Я считаю, что алчность и жадность людей погубит. Здесь, на севере, с этим как-то попроще, люди стесняются,  оглядываются, думают, что другие скажут. Там же нет никакой совести, все продано, и это хорошо видно. Меркантильность даже в школе ощущается - если у ребенка не модный телефон, то он лошара. Это все оттого, что по всему городу щиты с рекламой, баннеры с товарами - все продается и все покупается. Социальной рекламы почти нет. И не хватает духовного воспитания детей.

Корр.: Николай, ты сказал про высокую стоимость жизни, а стоимость денег, проще говоря, зарплата какая в Екатеринбурге?

Н.: В зарплате есть большой разброс, ну так же, как и здесь: одно дело «Газпром», другое - все остальные. Там оплата труда чуть выше у тех, у кого более эффективные показатели. Просто так за то, что ты на работу ходишь, уже давно никому не платят. Есть система целевых показателей, на которую выходит сотрудник, от роста эффективных продаж зависит рост его зарплаты. И это очень хорошо ощущается. Например, если заходишь в маркет, тебе обязательно всучат хотя бы носки. Здесь с этим иначе. Иногда, чтобы купить носки, нужно сперва найти продавца, а потом еще и разбудить его.

Корр.: То есть ты согласен с мнением, что у нас тут люди немного «тормозят»? Некоторые приезжающие из больших городов обращают на это внимание.

Н.: О, да! Может, это от недостатка кислорода, его тут и правда не хватает. Это кажется, что здесь лес, но в округе 20 тысяч озер и, если посмотретьсо спутника, Югра - это сплошное болото. Ну а то, что люди «тормозят» - это чистая правда. Сам уровень жизни здесь степенный, медленный. В Екатеринбурге рабочий день растянут, люди работают до 9-10 часов вечера, а здесь в 5 - все строем домой. Тут сделать все дела я успеваю за один день до обеда, все удивляются, что это быстро. Как говорится: я уже уехал, а меня еще не успели встретить.  

Корр.: Но, наверное, в степенности есть свои плюсы?

Н.:Когда я еще здесь жил, ко мне приехал один знакомый. Он посмотрел город и сказал, что здесь детей растить хорошо. Я с ним согласен, потому что здесь тепличные условия: больница рядом, школа рядом, криминогенная обстановка спокойная.

Корр.: Но почему тогда молодежь уезжает?

Н.: Чтобы молодежь не уезжала, нужны 2 вещи: возможность получения высшего образования и рабочие места. При таком раскладе все остальное, тот же самый досуг, сформируется рынком. Есть деньги, начинают возрождаться рестораны, бары.

Корр.: А у тебя не возникает желания куда-нибудь еще дальше поехать - в Москву, за рубеж?

Н.: В Москву - точно нет, я не рассматриваю ее, как город для проживания, да и Екатеринбург для меня, как рабочий цех. Что касается заграницы, мне очень нравится Испания. Меня не покидает идея пуска и наладки какого-то стабильного бизнеса на берегу моря. Вообще я живу в челночном режиме: и тут, и там, и всюду.

Корр.: Большое видится на расстоянии. В таком челночном режиме каким ты видишь будущее северных городов, какие-то тенденции ощущаются?  

Н.: Не знаю почему, но в Советском и Югорске достаточно большая емкость рынка, я сравниваю с Ураем. Там нет денег, нет настроения. Все, что зарабатывают в нефтегазовой сфере в Урае, полностью вывозят в Екатеринбург, Тюмень. Здесь все не так, видимо, временщиков меньше. За последние 10 лет люди стали строить хорошие дома. Конечно, не без участия окружных денег, программ поддержки, но непосредственно в районе емкость рынка бешеная. Идет строительство жилья, магазинов, притом что нет ни заводов, ни фабрик. Вообще непонятно, на что люди живут и где зарабатывают. У всех дикие кредиты на десятки лет. Зато с каким остервенением идет застройка частного сектора. Поэтому мне вообще трудно сделать выводы, к чему это все приведет. Есть какие-то взаимоисключающие тенденции: экономики нет, а деньги есть. Я думал, так не бывает, а оно вот, пожалуйста.

Беседовал В. Турин

318

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки