Тема дня

23.12.2009 - 05:00

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

На минувшей неделе исполнилось полгода, как в Югорске произошла трагедия. Под колесами 2-тонного внедорожника «Тойота-Тундра» погибла 17-летняя девушка Даша Беспалова. Автомобилем управлял депутат Югорской городской думы и руководитель одного из подразделений «Газпром трансгаз Югорска» П. В. Волга. В течение всего этого времени муссировалось множество слухов, а сухие ответы правоохранительных органов на журналистские запросы ясности не вносили. Стремясь не спекулировать «на крови», редакция нашей газеты, как и многие жители г. Югорска, терпеливо ждала, что вот-вот наступит день и будут оглашены результаты расследования и справедливый судебный вердикт. Однако до сих пор этого не произошло. Поэтому мы решили все-таки попытаться пролить свет на то, что происходило в эти полгода и обобщить имеющиеся данные. В начале слово - родителям Даши: отцу Валерию Ивановичу и матери Анжелине Рамильевне, а также тете Галине Ивановне.

Корр.: Все уже, наверное, поняли, что дело о гибели Даши оказалось не таким простым и однозначным, как предполагалось в начале. Расскажите о тех трудностях, с которыми вам пришлось столкнуться на протяжении всего времени, что прошло с момента трагедии.

Тетя: Я позволю себе начать, а брат меня поправит. Когда это произошло, нас сразу же предупредили, что виновник ДТП - человек непростой, у него есть связи. Поэтому мы решили обратиться в Югорскую межрайонную прокуратуру с письмом, в котором просили, чтобы это дело было взято под особый контроль. Спустя какое-то время из прокуратуры пришел ответ, что поводов для беспокойства нет, расследование идет правильно. Потом провели экспертизу, с результатами которой не ознакомили ни нас, ни нашего адвоката, мотивируя это интересами следствия. Автомобиль подозреваемого нам тоже не разрешили посмотреть. Тогда мы обратились в окружную прокуратуру с жалобой на волокиту следственных органов и на то, что потерпевшей стороне отказывают вправе ознакомиться с результатами автотехнической экспертизы. Вы знаете, у нас появились подозрения о том, что что-то замышляется. В частности, в письме брат указывал, что сомневается в объективности заключения автотехнической экспертизы. Однако из окружной прокуратуры также пришел успокаивающий ответ, нас заверили, что все под контролем. С результатами экспертизы мы ознакомились только в конце октября. Конечно, нехорошие предчувствия у нас были, но скажу Вам откровенно, заключения специалиста оказались просто ошеломляющими. Так, по мнению эксперта, водитель, совершивший наезд на Дашу, был совершенно трезв и двигался со скоростью, не превышающей 63 километра в час.

Отец: По первой экспертизе наш адвокат тут же написал ходатайство, в котором указал все недостатки процессуальных действий.

Корр.: Когда все это произошло, подозреваемый как-то с вами связывался?

Мать: Наверное, в самом начале, выражал соболезнование, говорил, что жалеет о произошедшем.

Отец: Ну, да, я даже встречался с ним, но разговор был коротким. Слухи всякие ходили по этому поводу, что и два миллиона он мне предлагал, и три, и пятнадцать, но говорить о деньгах в такой ситуации было бы верхом подлости и цинизма, он и сам это понял. А вообще, про обстоятельства произошедшего он отказывается говорить, ссылаясь на 51 статью Конституции.

Корр.: Подозреваемый действительно является вашим начальником?

Отец: Да, но на работе мы не пересекаемся.

Корр.: До октября вас приглашали в милицию, прокуратуру, какие-либо следственные действия с вашим участием проводили?

Отец: Да, через два месяца, 7 августа, состоялся следственный эксперимент на месте происшествия. Следователь попытался восстановить картину происшествия при участии понятых и потерпевшей стороны.  

Когда завели это уголовное дело, то вообще никто не сомневался в виновности подозреваемого. Следователь говорил, что его вина - сто процентов. Все для всех было очевидно, человек выехал на полосу встречного движения и сбил пешехода, двигавшегося по противоположенной стороне дороги в попутном направлении. На лицо злостное нарушение Правил дорожного движения, повлекшее за собой смерть потерпевшего лица. Состав преступления вырисовывался ясно, пока не пришла первая экспертиза. А теперь мне трудно добиваться справедливости, потому что, с формальной точки зрения, я не располагаю ничем, кроме эмоций.

Результатов экспертизы мы ждали долго, задержку нам объяснили тем, что в региональном экспертном центре в Екатеринбурге очередь, потому что Федеральный округ большой, и работы у экспертов много. Однако мне непонятно, почему материалы дела были переданы из милиции в прокуратуру только через пять месяцев после возбуждения уголовного дела.

Когда ознакомились с результатами автотехнической экспертизы, то у нас сложилось впечатление, что она проводилась со слов подозреваемого, потому что в ней не учитывались показания свидетелей. Более того, эксперт выдвинул версию, что дети переходили проезжую часть в неустановленном месте. Но в момент наезда они уже перешли дорогу и двигались навстречу движению по соседней полосе по краю проезжей части. То же самое подтверждает судмедэксперт, который  в своем заключении пишет, что исходя из характера телесных повреждений, нанесенных потерпевшей, удар пришелся с сзади, а не с боку, как предполагает эксперт-автотехник.  

То есть в любом случае подозреваемый нарушил Правила дорожного движения, выехав на полосу встречного движения. Я знаю, что некоторые предполагают, будто бы одной из причин ДТП могло послужить то, что опорная стена виадука вынесена на проезжую часть так, что для ее объезда приходиться совершать маневр, сопряженный с выездом на встречную полосу движения. Так вот, как профессиональный водитель, который многократно проезжал через этот виадук в оба направления, я утверждаю, что стена моста не является препятствием для прохождения даже такого крупногабаритного транспортного средства как автобус. Единственное обстоятельство, которое можно отметить, так это то, что с правой стороны проезжей части отсутствует обочина.

Корр.: Что вы предприняли после того, как не согласились с данными этой экспертизы?

Отец: Да писали везде, в двух словах всего не расскажешь.

Тетя: Обращались к уполномоченному по правам человека в УрФО, я лично ездила к нему сама с обращением, и от брата письмо отправляли. Писали в Москву, в инстанции, защищающие права человека, права ребенка, обращались в Генпрокуратуру РФ, к Путину, к Медведеву. Отовсюду пришли ответы, что все отправлено в округ.

Отец: По мнению чиновников, должен быть соблюден порядок обращений от низшей инстанции к более высшей.

Тетя: Обращались в округ с вопросом: почему подозреваемого не отстраняют от работы? Нам ответили: «Недостаточно улик». В результате человек работает там, где работал, водит машину и квадроцикл по вечерам вместе с веселой компанией. Создается впечатление, что абсолютно ничего в его жизни не поменялось.

Отец: Сейчас говорят, что дело в Москве, отправлено на дополнительную экспертизу, потому что предыдущая оказалось неполноценной. Следствие продлено до 8 января 2010 года. То есть все говорит о том, что оно умышленно затягивается, потому что за полгода можно не то, что ДТП со смертельным исходом расследовать, а заказное убийство раскрыть.

Тетя: Еще в больнице лежит документ о том, что в организме подозреваемого было 0,75 промилле алкоголя. Как рассказал брату дежурный врач больницы, анализ брали при помощи алкотестера спустя пять часов после ДТП, однако акт освидетельствования почему-то к уголовному делу не приобщили. Вместо этого на следующий день у подозреваемого взяли анализ крови…

Отец: Кровь у него вообще не имели право брать, поскольку согласно инструкции кровь берется только в двух случаях: если водитель погиб, либо если его физическое состояние не позволяет применить алкотестер. 

Корр.: То, что есть акт медицинского освидетельствования при помощи алкотестера, вы точно знаете, вам его показывали?

Отец: Я его не видел, но разговаривал с медиком, который проводил эту процедуру и готов все это подтвердить в суде. Вообще, факт нахождения водителя в состоянии алкогольного опьянения - это отягчающее обстоятельство, насколько я понял, большее значение в этом деле имеет факт нарушения ПДД, повлекший смерть человека. Еще до нашей трагедии вступили поправки в закон, которые ужесточают ответственность виновного лица при подобных обстоятельствах, поэтому, если я правильно понимаю ситуацию, то условного срока в нашем случае не должно быть. 

Корр.: На данный момент, чего вы ожидаете, чего хотите?

Отец: Мы хотим справедливости, только и всего.

Из этого разговора становится ясно, что родные и близкие погибшей девушки также провели эти долгие месяцы в томительном ожидании и неведении. Ускорить расследование не удалось, несмотря на собственные усилия и усилия адвоката. Как эта ситуация выглядит с точки зрения опытного юриста мы поинтересовались у адвоката семьи Беспаловых Анатолия Викторовича Арастовича, г. Челябинск:

- Я бы не сказал, что существо этого дела, а также характер обвинений зависят исключительно от заключения автотехнической экспертизы, потому что решение о виновности либо невиновности лица судья выносит на основании совокупных доказательств, то есть это и экспертиза, и показания свидетелей, и показания подсудимого, одним словом, анализируется все, что есть в материалах дела. Но экспертиза, хотя и не имеет заранее установленной силы - это одно из существенных доказательств.

Помимо автотехнической экспертизы также проводилась экспертиза на состояние опьянения подозреваемого. Как я не просил, меня не ознакомили ни с Постановлением о ее назначении, ни с результатами. А там ситуация такая, что якобы по заключению эксперта подозреваемый был трезв. Но, между тем, я был в Югорске, безусловно, общался с людьми, которые сообщили, что в тот день подозреваемый находился в состоянии алкогольного опьянения. 

Вообще, для определения наличия алкоголя в организме человека, если он жив-здоров, применяют алкотестер, кровь берут либо у погибшего, либо у неспособного подышать в трубку. Так вот, у подозреваемого взяли кровь. Это нарушение правил проведения освидетельствования, адвокат, который начал работать по делу раньше меня, писал жалобу по этому поводу. В частности, когда адвоката ознакомили с результатами анализа крови, из них следовало, что кровь брали, то ли «у неустановленного лица», как написано в заключение эксперта, то ли у подозреваемого в совершении преступления. По логике вещей следствие должно было бы в первую очередь заняться определением истины в этом вопросе, тем более, есть люди, которые утверждают, что проводилось обследование при помощи алкотестера, имеют его результаты и готовы их предоставить.

Вообще возникает вопрос: если проводили экспертизу, то почему кровь предоставили, а противоречащие ей результаты алкотестера - нет? У меня нет оснований упрекать следователя в непрофессионализме, но тогда какая может быть причина?

Если обследование подозреваемого при помощи алкотестера действительно проводилось, а его результатов в материалах дела нет, и если в дальнейшем они не появятся, то можно будет вести речь о фальсификации доказательств, а это отдельная статья Уголовного кодекса.

При встрече следователь мне не предоставил вообще никакой информации. Когда адвокат не может ознакомиться с материалами дела, ущемляются права потерпевшей стороны.

Неудовольствие адвокатов, родителей, населения города Югорска, насколько я понял, появилось из-за того, что следствие длится так долго. По своему опыту могу сказать, что за такой период времени расследуются гораздо более тяжкие дела. Если, без малого, через полгода назначается автотехническая экспертиза, которая должна быть назначена в первую очередь, то о чем можно говорить?

Подтверждая подозрения, что волокита действительно имеет место, буквально в день нашего разговора с родными Даши Беспаловой информационное агентство «Уралполит.ру» опубликовало следующую информацию: «По требованию управления Генпрокуратуры РФ в УрФО уголовное дело изъято из милиции и передано для дальнейшего расследования в Югорский межрайонный отдел окружного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ, за ходом которого установлен особый контроль. Кроме того, руководству милиции внесено представление с требованием о дисциплинарном наказании должностных лиц, виновных в волоките и грубых нарушениях законности, а Югорский межрайонный прокурор и его заместитель, допустившие серьезные просчеты в организации надзора, привлечены к ответственности».

Учитывая это, на состоявшейся в тот же день встрече с прокурором Югорской межрайонной прокуратуры М. Ш. Мавлютовым мы попросили его прокомментировать и эту информацию. Вот что он нам сказал:

- 6 июня 2009 года произошло данное ДТП. 8 июня было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Дело до настоящего времени находится в производстве. В средствах массовой информации идет тональность, что дело затягивается, поэтому я сразу объясню ситуацию. По делам такой категории одно из самых основных доказательств - это заключение автотехнической экспертизы. Со стороны можно только предполагать что-либо, а определить: имело ли место нарушение Правил Дорожного движения или нет, может только эксперт. В июне была назначена первая экспертиза, которая была проведена в одном из экспертных центров УрФО только в сентябре, поскольку в данном центре существует очередность. Получив результаты экспертизы, следствие пришло к выводу, что в них содержится много противоречий. Тогда была назначена дополнительная экспертиза. В конце октября получено заключение, которое оказалось еще более противоречивым. После неоднократных совещаний было принято решение провести экспертизу в окружном экспертном центре, однако на три основных вопроса эксперты не ответили.  

Тут может возникнуть вопрос: почему две первые экспертизы дали такие неоднозначные результаты? Сами эксперты связывают это с применением различных методик, которые используются экспертными центрами.

Исходя из того, что первые две экспертизы оказались противоречивыми, а третья не ответила на три основных вопроса, возникла необходимость провести еще одну экспертизу в Москве. Сейчас дело находится на этой самой экспертизе. Основные следственные мероприятия по делу проведены. То есть дело не в Генеральной прокуратуре, а на экспертизе. Оно было изъято из производства милиции в ноябре по нашей инициативе и передано в Югорский межрайонный следственный отдел при прокуратуре.

По поводу фактов милицейской волокиты хочу сказать, что нами была выявлена определенная волокита и предпринят ряд мер прокурорского реагирования. Информацию о привлечении к ответственности должностных лиц милиции и прокуратуры я не имею права комментировать, потому что решение о наказании принимает окружное руководство. Хочу подытожить, сказав, что длительность расследования связана лишь с тем, что мы предпринимаем все меры для того, чтобы доказать виновность подозреваемого и дело направить в суд. О каких-то фактах давления на следствие мне неизвестно. Процессуальные сроки подготовки дела в суд не могут быть растянуты до бесконечности. Вообще, уголовное дело расследуется в течение двух месяцев. Местный руководитель следственного органа может продлить этот срок до трех месяцев, а потом от трех и до года продлевает окружной руководитель, если это милиция - то заместитель начальника УВД, если это Следственный Комитет - то руководитель Следственного Управления. Я надеюсь, что уголовное дело, о котором мы говорим, в течение месяца будет направлено в суд.

На первый взгляд, обстоятельства дела кажутся бесспорными для обвинения, однако уголовное дело без заключения автотехнической экспертизы мы не можем направить в суд - такова методика расследования, требования уголовно-процессуального закона.

Что касается возможного приговора по этому делу, то выносить его будет суд, но я могу сказать, что санкция статьи, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет, с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. В зависимости от обстоятельств дела, суд может принять решение и об условном наказании на тот же срок. Если говорить о тенденциях в судопроизводстве, то в последнее время за совершение таких преступлений суда назначают реальные сроки лишения свободы.

Судя по всему, дело уже вышло за пределы не только Югры но и Уральского федерального округа. На днях газета «Взгляд» опубликовала статью под заголовком «Вы-то с какого края в этом деле?», в которой со ссылкой на пресс-службу управления Генеральной прокуратуры по Уральскому федеральному округу говорится: «Сотрудники правоохранительных органов допустили «волокиту и грубые нарушения в расследовании уголовного дела по факту ДТП с участием депутата городской думы Югорска». «В управление поступило обращение жителя Ханты-Мансийского автономного округа о волоките и грубых нарушениях законности, допущенных сотрудниками органов правоохраны при расследовании уголовного дела о гибели его дочери в ДТП с участием депутата Югорской городской думы». Данное обращение было взято на особый контроль, и в ходе проверки, проведенной по указанию руководства ведомства, изложенные в нем доводы подтвердились».

Далее журналисты, мало знакомые с местными нравами, предприняли наивную попытку разузнать, что да как у представителей Югорской власти, вот что из этого вышло: «Как рассказал газете ВЗГЛЯД председатель думы Югорска Владимир Усенко, он понятия не имеет, кто из 21 депутата городской думы насмерть сбил 17-летнюю девушку. «Вы-то с какого края в этом деле? − спросил председатель городской думы. – Вам нечем заняться? Почему вы из Москвы звоните в Югорск и узнаете про нашего депутата?». Усенко добавил, что людям необязательно знать, что творится в стране, добавив, что средства массовой информации только и делают, что создают мрачную картину, узнавая про подобные случаи».

В этом материале мы специально не стали воспроизводить подробности того рокового дня и смаковать детали из материалов уголовного дела. Происходящее не детектив, не художественный вымысел - это реальная жизнь и реальная смерть рядом с нами. Что может быть страшнее гибели детей? Если желание родителей добиться справедливости, окажется утопией - то ниже нам падать уже некуда. Однако, помня о российской склонности к крайностям, как бы не вышло, что наказание будет определено под давлением прессы и общественного мнения - вряд ли, это тоже будет справедливым. Будем верить, что есть не только суд, но и Бог.

Материал подготовили : В. Ульянов, В. Соболев

853

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки