gif-заглушка

Тема дня

13.11.2008 - 05:00

ЗНАЧИТ, ЭТО ПРИЗВАНИЕ

Столько брани, сколько доводится слышать в свой адрес дорожным инспекторам, не достается, наверное, никому другому. Они и взяточники, и «оборотни в погонах», и «где гаишник, там и пробка». При этом упразднения дорожной автоинспекции никто не желает, все понимают, какой беспредел и бардак начнется, когда исчезнет с дороги человек с полосатой палкой. Насколько легко махать жезлом полдня поздней осенью я решил выяснить в канун Дня милиции и отправился за впечатлениями в взвод ДПС ОГИБДД МОБ ОВД по г. Югорску.

Местом моей «службы» был определен экипаж гаишной «восьмерки» в составе инспектора ДПС лейтенанта милиции Э. Латыпова и его стажера, немногословного, но исполнительного парня по имени Марат.

Отъехали от здания городского ГИБДД на улице Толстого. Эльмир Латыпов сразу же начал знакомить меня с устройством своего автомобиля, показывая кнопки на панели управления: «Это специальное громкоговорящее устройство – СГУ, с помощью которого можно включить сирену в том случае, когда необходимо оперативно прибыть на место дорожно-транспортного происшествия. Это рация для связи с дежурной частью…» Я слушал и понимал, что если так будет продолжаться дальше, то у меня не статья получится, а рапорт милицейский. Да и сам Эльмир был воплощением образцового гаишника, как говорится, среднего роста, плечистый и крепкий, добавьте к этому принципиальность и педантичность, которые он излучал – и вот вам законченный портрет служивого. Пока я слушал да размышлял, мы остановились за кольцом кругового движения перед железнодорожным переездом. На часах - обед, в это время в этой части Югорска движение автотранспорта весьма интенсивно.    

Сидя за рулем и следя за движением, Эльмир говорил уже о высоком долге инспекторов обеспечивать сохранность жизни и здоровья участников дорожного движения.

Я вспомнил совет Глеба Жеглова о том, как расположить собеседника к себе, и, улучив момент, перешел к разговору о нем самом. «Как давно Вы служите в милиции и почему выбрали эту профессию?» - спросил я. «Четыре года, а служить пошел, потому что династия…» - отрапортовал лейтенант. «Так он еще и потомственный», - вздохнул я про себя. Тут дверь с моей стороны открылась, и в ее проеме возник, согнувшись, старший лейтенант.

ДОВЕРЧИВЫЙ, НО ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ ИНСПЕКТОР ДПС

Старлея звали Иван Казачко, он как старший инспектор ДПС приехал проверять наряды. Инспекторам (их должно быть не менее двух человек) нельзя отлучаться с места патрулирования, без необходимости долго сидеть в машине, работать без прикрытия. Вот Иван за этим и следит, разъезжая по городу на старом «УАЗике».

При обычном режиме несения службы в городе несут службу три-четыре наряда ДПС: с восьми утра до восьми вечера – днем, с восьми вечера до восьми утра – ночью. Карта патрулирования, то есть место и время дислокации нарядов, засекречена. Даже сами милиционеры до последнего момента не знают, в каком месте им предстоит стоять с полосатыми палочками - об этом сообщают только на утреннем разводе, равно как и график перемещения с одного места патрулирования на другое.

Иван и Эльмир согласились продемонстрировать, что значит работать в паре. Для этого тормознули иномарку. Эльмир, представившись, как положено, начал проверять документы у водителя, Иван встал за спиной у лейтенанта. Потом водителя попросили открыть багажник, пока Эльмир проводил поверхностный осмотр, Иван прикрывал тыл. Эту процедуру они продемонстрировали несколько раз, попутно объяснив, что любой сотрудник милиции может проверять документы у водителя и пассажиров, но оформлять правонарушение имеет право исключительно инспектор ДПС. Инспектор ДПС может провести досмотр ваших вещей, но не имеет право к ним прикасаться или перемещать по салону, иначе это уже обыск.

Потом Иван уехал на своем «УАЗе». Я к этому времени уже продрог на ветру, но сесть в служебную машину не решился, вместо этого стал наблюдать за тем, как молодой стажер «терзал» проверкой серую «шестерку» с транзитными номерами. «Водитель данного автомобиля управлял транспортным средством, незарегистрированным в установленном порядке, -  прокомментировал подошедший лейтенант Латыпов действия своего подчиненного, -  вот так у нас будущие инспекторы ДПС работают. В течение полугода они проходят стажерскую подготовку, потом их на полгода направляют в город Сургут в учебную часть». Я окончательно замерз в легких ботинках и начал откровенно переминаться с ноги на ногу. «Замерзли?» - участливо поинтересовался лейтенант. «Если водитель считает, что инспектор поступил с ним несправедливо, что нужно делать?» - спросил я, чтобы отвлечь внимание инспектора от своего неудобного положения. «Прежде всего, нужно всегда и при любых обстоятельствах вести себя корректно. Водитель может оспорить действия инспектора в течение десяти дней у начальника ГИБДД либо в суде. Не нужно ругаться, оскорблять сотрудника милиции или других водителей. Если вы действительно нарушили правила, извинитесь, признайте это честно, - нравоучительно пояснил Эльмир и предложил. - Пойдемте в машину». Я не стал возражать.

МНОГОЛИКИЙ ИНСПЕКТОР ДПС

В теплой машине, когда мы все согрелись, разговор пошел душевней. Эльмир признался, что решил работать в милиции не только потому, что того требовала семейная традиция. Оказывается, виной всему его романтически настроенная натура и природная склонность к постоянному общению. По словам Эльмира, инспектор ДПС со временем становится не только первоклассным водителем, специалистом в области административного законодательства, но и хорошим психологом, иначе на такой работе делать нечего.

«А еще какими качествами должен обладать инспектор ДПС?» - спросил я Эльмира. «Об этом Вам лучше поинтересоваться в отделе кадров, но, думаю, не ошибусь, если предположу, что обязательным условием является стопроцентное здоровье, хорошая физическая подготовка и выносливость, потому что приходится работать в сложных климатических условиях как зимой, так и летом. Мы называем это тяготами службы».

ВСЕВИДЯЩИЙ ИНСПЕКТОР ДПС

Для того, чтобы долго не сидеть на месте, решили покататься по городу. Эльмир вел «восьмерку» аккуратно, как на автокурсах, попутно поясняя, что скорость патрулирования не должна превышать сорока километров в час, а способ управления автомобилем должен быть примером образцового вождения для других водителей. Потом лейтенант решил продемонстрировать, что такое скрытое патрулирование. Для этого выбрали знак ограничения скорости до 30 километров на улице Менделеева и встали за ним на обочине, спрятавшись за угол дома. Эльмир установил на «торпеде» небольшой прибор видеофиксации «ВИЗИР», похожий на всем известный «Полароид». В отличие от стандартного радара, который гаишники между собой называют «феном» (действительно похож), «ВИЗИР» может не просто фиксировать скорость движения транспортного средства, но и делать фото- и видеосъемку интересующего объекта с последующим сохранением оных в памяти. Таким образом, любые отговорки и отпирательства водителей обречены изначально.

Лейтенант Латыпов в моем присутствии настроил прибор на 43 километра, стажер-напарник вышел с жезлом на изготовке, и мы стали ждать. Однако водители, издали заметив знакомый силуэт гаишной «восьмерки», успевали сбросить скорость до безопасных для них величин. «Они же нас видят!» - догадался я, разочаровавшись в чистоте эксперимента. «Ну и что, профилактика тоже вещь полезная», - заверил меня лейтенант. Тут вдруг «ВИЗИР» запищал, светлая иномарка шла со скоростью 45 км/ч. Эльмир скомандовал Марату: «Давай!», тот взмахнул волшебной палочкой, и шины зашуршали. Торопливому водителю остановленной машины показали «кино», он отпираться не стал, получил свой штраф и положенные в таких случаях нравоучения от инспектора, сел в машину и уехал. В целом мероприятие вместе с составлением протокола об административном правонарушении заняло минут пятнадцать.

СТРОГИЙ, НО СПРАВЕДЛИВЫЙ ИНСПЕКТОР ДПС

В половине шестого, когда начало смеркаться и еще больше холодать, мы стояли на улице Торговой напротив переезда. Я снова мерз и коченел в тонком пальто, а инспектор и стажер тормозили автомобили и заставляли их водителей протирать забрызганные грязью номера.

В начале седьмого остановили грузовик без номеров. Водитель долго разговаривал с инспектором ДПС, оживленно жестикулируя, потом подъехала еще одна патрульная машина. Я выбрался из теплой «восьмерки» и подошел к ним. Водитель грузовика говорил, что проходил перерегистрацию транспортного средства в Советском, номера у него сняли, а с выдачей транзиток произошла какая-то заминка, их, вроде как, осталась получать его начальница. Сейчас он ей позвонит, она привезет транзитные номера и недоразумение уладится. Инспекторы, в свою очередь, пытались объяснить раздосадованному водителю, что недоразумение заключается только в том, что он выехал на машине без номеров. Его пытались усадить в машину для составления протокола, он снова и снова пробовал дозвониться до своего руководителя.

В машине ДПС водитель затягивал подписание протокола, ему не хотелось выкладывать пять тысяч рублей из своего кармана из-за волокиты в канцелярии районной ГИБДД. Мужчина до последнего надеялся на то, что приедет  хозяйка со спасительными номерами, и все никак не хотел понимать, что инспектора интересует только факт нарушения, а не обстоятельства ему предшествующие. Протокол подписали, приехала хозяйка и закатила истерику, принялась звонить каким-то большим начальникам. Еще какие-то спортивные ребята раздраженно хлопали дверцами нашей «восьмерки». Лейтенант остался невозмутим.

СТОЙКИЙ ИНСПЕКТОР ДПС

В конце рабочего дня по рации пришло сообщение о ДТП. Два новеньких внедорожника не поделили перекресток улиц Менделеева и Магистральной. Казалось бы, очевидная ситуация, мелкие кузовные повреждения, но на оформление происшествия ушло три утомительных для меня часа. Ситуация для меня усугубилась еще и тем, что в машине закончились положенные на смену семь литров бензина, поэтому очень скоро внутри стало также «комфортно», как и снаружи. Невозмутимый лейтенант Латыпов неспешно рисовал схему ДТП замерзающей ручкой, потом писал протоколы, какие-то дополнения к протоколам, рапорт и т. д. Я уже даже не пытался вникнуть в суть происходящего.

Потом проводили замеры сантиметровой лентой между машинами и делали опись их повреждений для страховой компании. Затем мы с Эльмиром укрылись в машине от ветра и стали ждать, когда стажер завершит сбор письменных объяснений с участников ДТП. «На эту работу у меня ушло бы двадцать минут», - философски произнес Эльмир без всякого раздражения. «Вы же тоже были стажером», - заступился я за Марата. «Был, но я через два дня освоился», - без самодовольства признался лейтенант. «Значит, это призвание», - предположил я. «Значит, призвание», - согласился инспектор ДПС.

Через сорок минут вернулся Марат, привезли бензин и мы поехали в сторону трассы «Советский – Югорск» отправлять меня домой. На выезде из города Эльмир включил подсветку жезла и остановил гостеприимный «Форд», водитель которого любезно согласился подбросить меня до дома.

По дороге домой я пообещал себе всегда улыбаться при встрече с инспекторами ДПС, вести себя аккуратно за рулем и, разумеется, соблюдать Правила дорожного движения. Разве для этого нужно призвание?!

                                                                                                                      В. ТИХОМИРОВ

522

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки