Тема дня

02.12.2011 - 06:00

ЗНАЮ, УМЕЮ, МОГУ И НЕ БОЮСЬ!

  Каким должен быть депутат, какие приоритеты он должен ставить перед собой и за что можно получить «черную метку» в Совете Федерации, нам рассказал кандидат в депутаты Тюменской областной Думы пятого созыва Петр Станиславович Волостригов.

— Здравствуйте, Петр Станиславович.

— Здравствуйте. Не дожидаясь вопросов, я сразу же хочу сделать заявление. Оно может не понравиться некоторым представителям журналистики, но это их дело. Я расцениваю две последние предвыборные кампании, как позор журналистики. Во-первых, на освещение выборов депутатов не заявились муниципальные телерадиокомпании и печатные СМИ. У руководителей этих СМИ есть 2 варианта: когда будут выходить в эфир, надеть паранджу от стыда, а если стыда и совести нет, надеть фату, так как они являются вечными невестами власти. Освещать то, что делает глава города или глава района и абсолютно игнорировать то, чем реально живет население в период выборов — это неправильно. В пользу кого они работают и почему? Я на прошлых выборах был ошарашен, когда услышал от руководителя «Первого Советского», что они не заявились на выборы, потому что считают себя недостаточно квалифицированными. Я не буду говорить о причинах — почему замолчали наши муниципальные телевизионные компании. Все, наверное, и так догадываются. Была дана команда — не пускать в эфир кандидатов от оппозиционных партий, которые могут высказывать то, что думают о положении дел в стране, в районе, в городе, как оценивают деятельность власти, каковы перспективы строительства государства Российского. То есть нас вместе с нашими избирателями пытаются загнать в глубокое средневековье, когда на костер шло все, сжигались и еретики, и книги. Я пытался уже после выборной кампании поблагодарить своих избирателей. Меня  усадили за приставной столик в кабинете директора телевидения «Первого Советского», поставили какую-то лампочку, и под ее присмотром я должен был записать пятиминутное обращение за свои же деньги. А еще сказали, что если будет что-нибудь лишнее, то они меня поправят. А в «Норде» со мной вообще не захотели разговаривать, мотивировав это тем, что не имеют такой возможности. Вот такие у нас права, свободы человека и гражданина, основы конституционного строя.

— Претензии есть только к журналистам? Как проходит эта предвыборная кампания в общем?

— Буквально на прошлой неделе я встречался с руководителем одной из крупных компаний Югорска. Мне было открытым текстом сказано, что в его коллективы меня не пустят. Агитпродукция как изымалась и уничтожалась на весенних выборах, так с ней поступят и в этот раз. На мой вопрос: «Почему Вы нарушаете закон и не пускаете меня на свои предприятия для встречи с трудовыми коллективами?» мне было сказано: «Ничего личного, это политика». Точно также сказали и в администрации Югорска, что баннеры мои в городе висеть не будут. А ведь я им раньше помогал на выборах, поддерживал. А сейчас налицо слитый в экстазе альянс. Для того чтобы набрать для «Единой России» 90 % голосов — все средства хороши. Не хотели меня пускать на встречи и в детские сады. «Детский садик — это объект режимный», — сказал мне один высокопоставленный чиновник Югорска. Хотя такое бездумное блокирование вряд ли стыкуется с желанием жителей иметь право выбора. И я не какой-нибудь там Ванька, пробегавший мимо администрации и просящийся на встречу с коллективами…

— Так встречи в Югорске все-таки были?

— Были, есть и будут. Я просто сказал, что схвачусь бульдожьей хваткой, напишу 10 бумаг, но все равно приду. Меня вообще хотели пустить по объездной дороге, мимо Югорска, но у них это не получилось. В прошлую весеннюю кампанию мне не дали ни одной встречи провести, но сейчас я веду полноценную агитационную кампанию, встречаюсь и разговариваю с людьми. Надо отметить, что реакция замечательная, люди понимают и поддерживают. Все, что я сейчас рассказываю, я рассказываю и на встречах. В Советском — проще, потому что никто таких препонов и препятствий не ставит.

— В Советском все демократичнее что ли?

— В Югорске правит хунта — симбиоз власти и крупного капитала. Они боятся допустить кандидатов к коллективам, чтобы не разрушить сакральный образ власти. А на самом деле это режим запугивания, замалчивания, там никакой демократией и не пахнет. О чем тут говорить? Если в Югорске диктуют, кто и как должен баллотироваться в городскую думу. Если туда кто-то прорывается — для них это чрезвычайное происшествие. О какой демократии, о каком правовом государстве можно говорить?! Мне сказали, что мою агитационную продукцию будут уничтожать, но ведь они не сами пойдут это делать, а наймут за деньги наших же с вами детей. А ведь мы воспитываем их не трогать чужое, моя продукция стоит денег, я плачу из своего избирательного фонда, каждый плакат стоит порядка 250 рублей. Потом эти же ребята начнут срывать шапки, сдирать сережки. Эта власть растит шпану, криминальную смену себе. Я уже не говорю о том, с какой гражданской позицией вырастут такие люди.

— Получается, что сейчас Вы поставлены в такие рамки, что Вам не до того, чтобы агитировать за себя, нужно защищать свои конституционные права?

— Конечно, но надо отметить, что я с успехом справляюсь и с тем, и с другим. Я не хочу сказать, что я обижен — если честно, я другого и не ожидал. Они просто по своей интеллектуальной недоразвитости дают мне лишние козыри. Мне ничего не надо придумывать, чтобы разговаривать с людьми, они и сами видят мои порезанные баннеры и сорванные листовки. Я всегда привожу слова В.В. Путина, который сказал, что власть — это разновидность бизнеса. У нас народ и вертикаль власти живут параллельно, независимо друг от друга. Вертикаль власти отстроена только для того, чтобы функционировать ей самой. Народ там не предусмотрен, он нужен только на выборах. Здесь работает режим сохранения власти, выжигается политическое поле. Тактика ведения борьбы, с их точки зрения, абсолютно верная. У них нет идеи, которой бы они могли увлечь людей. «Поддерживаем Путина» — это не идея.

Премьер говорит о том, что в год распиливается триллион рублей, крадется и уходит в песок. Но ведь он — лидер партии власти, Медведев — Президент, а триллион все равно уходит. У них в руках весь силовой блок: генеральная прокуратура, ФСБ, МВД, юстиция, совершенно послушная Государственная Дума, Совет Федерации. Все что угодно можно предпринять, но у нашего Правительства нет политической воли.

Кроме констатации фактов, как кражи бюджетных средств, нужно что-то делать, у них вся полнота власти, но почему тогда ничего не делается? Где посадки, конфискация имущества, где декларация о расходах? Откуда берутся коттеджи, яхты, сотни гектаров земли, корабли, спортивные команды? Я не могу понять, почему так происходит. Эти два совершенно трезвомыслящих, непьющих, нормальных человека пришли к власти и кроме газо- и нефтепроводов на Запад ничего не строят. Почему так?

— Ну и почему?

— Да потому что если власть начнет бороться с коррупцией, то выдернет стержень, на котором держится вся вертикаль власти, и тогда она рухнет. Триллион рублей, который разворовывается — это бонус членам партии власти, но это слишком дорогая цена для народа. Я совсем недавно пришел к мысли, что в президенты нужно выбирать все-таки производственника, может быть, хотя бы он начнет строить и создавать. Построит заводик по переработке той же самой нефти или предприятие легкой промышленности, а, может, поднимет сельское хозяйство. Пора уже осваивать наши огромные просторы. Это рабочие места, налоги. Ведь сейчас Сибирь начинает хиреть, казаться пустыней. Потому что принятые при Советской власти льготы и компенсации теряют свою силу. Сибирь сегодня непривлекательна. Единственное, что у нас остается, это Ханты-Мансийский округ, из-за того, что здесь 60 % нефти добывается, и Ямал, где добывается 95 % российского газа. То, что все налоги собираются в Москве, а потом в зависимости от лояльности руководителя региона их распределяют — это порочный круг. А ведь здесь люди работали, работают, и хочется верить, будут работать всегда. У нас огромный потенциал, просто надо создать стимул для людей, чтобы они жили в этих тяжелых климатических условиях, они должны получать большую заработную плату.

У нас в «Справедливой России» главный принцип — бюджетники должны получать зарплату, сопоставимую с зарплатой муниципальных и государственных служащих. Мы пытаемся пробить, кроме декларации о доходах, декларацию о расходах, конфискацию имущества. Добиваемся, чтобы не было 35-кратного разрыва в доходах. Вот вы мне объясните, в декларации о доходах зарплата топ-менеджера «Газпрома», грубо говоря, тысяча долларов в день. Что нужно делать человеку, чтобы получать такую зарплату? Учителю со всеми наработками нужно работать месяца полтора-два, а работнику лесоцеха вообще квартал горбатиться на морозе. Это справедливо? У нас должно быть, как в Норвегии — обязательность рентных платежей. Все деньги от недр собираются в фонд, а потом распределяются каждому норвежцу на личный счет. Недра принадлежат народу, а не Миллеру, Алекперову, Богданову или кому-то еще.

Почему американцы или канадцы глушат свои скважины, а мы за их практически ничем необеспеченные зеленые бумажки гоним туда кровь земли нашей. Где наш ум, почему мы не думаем о том, как будут жить наши дети и внуки, хотя американцы думают, а мы с радостным визгом туда качаем все. У нас политика государства построена не для людей, все это работает на коррумпированное чиновничество, которое в слиянии с крупным бизнесом снимает все сливки. Это неправильно, все должно быть распределено по справедливости, по уму.

— А Ваш пыл не утихнет, когда Вы добьетесь желаемого и станете депутатом?

— Я до такой степени битый волк, что слиться с кем-нибудь в экстазе никогда не получается и не получится. Я несистемный. Про меня как-то сказал один друг: «Волостригов, как танк, его сдвинуть нельзя, его можно только подбить или сжечь». Я действительно, как танк стоял, когда отстаивал независимость нашего автономного округа, когда все «единороссы» попрятались. За это я поплатился своей карьерой. Я был против превращения нашего округа в подобие муниципального района. Именно потому, что не слился с ними, я получил «черную метку» в Совете Федерации и мне не продлили полномочия, хотя Филипенко наградил высшей наградой Югры «За заслуги перед округом».

— То есть Вы не слились с ними в экстазе и они решили слить Вас?

— Да. Мне сказали, что такой человек своевольный во власти быть не должен. Позже еще более жестоким образом убрали Филипенко за то, что он до конца стоял за округ, а потом та же участь постигла и Миронова. Сейчас, я думаю, велика вероятность, что Тюменскую область объединят с Югрой и Ямалом. Если «Единая Россия» получит, как и мечтает, 90 %, что маловероятно, тогда они смогут делать со страной все что угодно.

— А, может, действительно пора слиться с Тюменской областью? Жили ведь раньше одним целым.

— Мы это уже проходили. Знаете, как раньше говорили: «на область выделено семь тулупов. Один уходит в ЯНАО, один — в ХМАО, а пять остаются в Тюмени», вы этого же хотите? Целесообразность объединения в какой-то мере можно оправдать, если присоединять слабое к сильному. Если центром объединения будет Ханты-Мансийский округ, который производит 85 % валового продукта всех трех субъектов, тогда ладно. Но, как говорится, хвост не виляет собакой.

— Каков Ваш статус сегодня?

— Я — советник председателя партии «Справедливая Россия». Говорить о том, что мне можно что-то диктовать, абсолютно невозможно. Хотя я человек партийный, в этом вопросе у меня индульгенция есть, я буду голосовать так, как считаю нужным, то есть за независимость и равноправие автономного округа.

— Даже если Миронов будет против?

— Да, но Миронов не будет против. У него однозначная позиция — народ должен выразить свою точку зрения. Хочет он объединения или нет. В этом вопросе у нас с ним полное взаимопонимание.

— Почему Вы решили баллотироваться в депутаты, вроде должность советника председателя партии — это тоже неплохо?

— Просто это мое. Когда меня направляли в Совет Федерации, я понимал, что меня отрывают от моих избирателей. Я говорил А.В. Филипенко, что не хочу через пять лет оказаться с двумя чемоданами на Красной площади, так оно, кстати, и получилось. Я чувствовал, что нужен, понимал, что живу этой работой. В тяжелые времена, когда я вспоминаю, сколько человек меня предали, я понимаю, что я не могу поступить также со своими избирателями. Я действительно нужен людям со своим профессионализмом, я знаю эту работу, умею и получаю громадное удовлетворение от встречи с людьми, от решения их проблем, я могу быть полезным. Мне иногда задают вопрос: если Вы окажетесь в меньшинстве, что Вы сможете сделать? Если закон не провести с первого раза, можно потом договориться, поработать с людьми, убедить их. Те же самые «единороссы» поодиночке часто бывают вполне милы и пушисты, обаятельные люди, кроме некоторых забронзовелых андроидов, которые говорят, что дума — не место для дискуссий.

— Главное конкурентное преимущество Ваших оппонентов, как они утверждают, это то, что они здесь, а Вы нет, что они ходят по этим улицам, а Вы приезжаете лишь изредка.

— У меня квартира в Ханты-Мансийске. Я ее не сдавал, не переписывал и прописку не менял с 1996 года, плачу ежемесячно квартплату. В Москве жил в служебном жилье сенаторов Совета Федерации.

— А вообще, как давно в Югре живете?

— С 1988 года жил в гарнизоне (нынешний Югорск-2), потом стал депутатом райсовета от гарнизона и в 1992 году проживал в Советском на улице Наладчиков в щитовом доме. Когда я стал председателем райсовета, приходилось решать множество вопросов, в том числе и проблемы своих бывших сослуживцев. Мы доплачивали военным из районного бюджета, потому что майор получал меньше младшего сержанта милиции. После переговоров с Р. Бзенко и В. Миловановым военным стали выдавать талоны, и мы отоваривались в Комсомольском. 

— Петр Станиславович, как-то в одном из интервью Вы назвали себя просветителем, а в чем заключается Ваше просветительство?

— Не помню, чтобы я себя так называл. Наверное, я имел в виду общение с детьми, школьниками. Я получаю колоссальное удовольствие от встреч с ними. Детишки наши чистые, неиспорченные. Те, кто идут в 10, 11 класс, стремятся достичь успеха в жизни. Я смотрю на них и понимаю, что будущее есть. Я хочу, чтобы наши дети были в числе студентов элитных вузов, получали достойное образование. Поэтому я решил вложить в них эту мечту, чтобы не довольствовались малым, чтобы ставили перед собой высокие цели. Ведь потенциал детей очень высок, все зависит от того, какие они перед собой цели ставят. Я все время утверждаю, что учеба и знания — это капитал, инвестиции в будущее. Я всегда школьникам говорю, что желаю им счастливой судьбы, ведь она в руках у каждого.

— Общепринятое мнение, что ваша партия — это проект Кремля, и нотки оппозиционности появились только тогда, когда лидера партии слили из Совета Федерации. Существует определенный момент недоверия — вы выступаете против «Единой России», но в то же время вы братская партия.

— Ничего себе братская. Я с прошлого года член этой партии и могу с уверенностью сказать, что здесь нет личной обиды, как многие могут подумать. На обиженных, как говорится, воду возят. Я ни на кого не обижаюсь, нужно жить и работать. А насчет того, как создавалась партия «Справедливая Россия» и кем… Вы знаете, что партии создаются по разным причинам. Некоторые создаются для того, чтобы повыгоднее продать себя перед выборами, получить за это какое-то место или несколько мест. В принципе, партия — это своего рода бизнес. Но на самом деле в ней должна быть какая-то идеология, основная идея — отражать интересы и определенные чаяния конкретных категорий населения. Говорить о том, что наша партия стала оппозиционной только после того, как Миронова лишили поста — это неправильно и это не правда. Насколько я понимаю, его лишили поста тогда, когда он сказал, что «Справедливая Россия» при любом раскладе не будет поддерживать кандидатуру, которую предложила «Единая Россия», тогда он еще был председателем Совета Федерации.

— Не бутафорские ли все эти оппозиции, что вы, что другие партии? Ведь настоящих оппозиционеров у нас даже в «ящик» не пускают. А если кто у нас в СМИ и появляется, то власть либо его не боится, либо он на нее же и работает.

— Это слишком упрощенное мнение. И не надо обывателя принижать. Обыватель у нас выше этого. Вы знаете, очень много полезного можно услышать в общественной бане. Я постоянно хожу в нашу городскую баню, там черпаю не только информацию, но и получаю на 90 % подтверждение правильности своей позиции. В бане царит демократия, можно услышать все точки зрения, очень даже интересно послушать. До драки не доходит, но проходят достаточно жесткие дискуссии.

— Что народ говорит?

—  Народ говорит то же самое, что я говорю на своих встречах с избирателями, как будто они меня подслушивают. И на 90 % — совпадения с моими словами. Значит, я правильно мыслю, и мое мнение — глас народа. Кстати, есть и такие, кто доволен пенсией и Путина за это благодарит.

— Сейчас Вас можно встретить даже в бане, а станете депутатом, как люди смогут с Вами общаться?

— У меня будет общественная приемная и помощники в Югорске, Советском и Березово, я сам буду постоянно приезжать и общаться. У меня будет право выступать на телевидении, я буду озвучивать проблемы жителей. Я — не болтун какой-нибудь, всегда выполнял свои обязательства перед людьми. У меня нет такого, чтобы ходить и давать пустые обещания. Например, в Агирише основная проблема — это дорога, я взял под свой патронаж ее и еще 5 колодцев. В Зеленоборске нужна баня. В том же Зеленоборске, Коммунистическом и Юбилейном необходим газ. Мне, кстати, очень удивительно, что жители этих поселков на протяжении 10 лет выбирали в депутаты окружной думы газовика в надежде, что газ у них все-таки появится. Я так думаю, что ему должно стать стыдно за такие обещания. Пусть хотя бы сначала на 10 процентов выполнит то, что обещал на предыдущих выборах, а уж потом идет выше. Будет что, как говорится, людям предъявить. В Югорске проблема с детскими садиками. Некоторым зданиям по 25 лет, и они ни разу капитально не ремонтировались. Они, в принципе, в нормальном состоянии, но ведь есть какой-то предел. Сети изнашиваются, необходимо менять окна. Нужно поднимать зарплаты работникам детских дошкольных учреждений, учителям, потому что 30 %-ое повышение коснулось не всех, да там и не выходит 30 %, потому что убрали коэффициент за стаж.

 

 

521

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки