Тема дня

13.11.2013 - 06:00

КАВКАЗСКИЙ ДНЕВНИК

Иной раз наши самые верные “поклонники” обвиняют нас в том, что некоторые герои нами просто выдуманы, как и все, рассказанное ими. Но они не могут понять одного, что найти интересного собеседника и записать с ним разговор значительно проще, чем придумать его. В первом случае нужно всего лишь человеческое любопытство, а во втором - уже писательский талант. Тем не менее, порой, общаясь с очередным нашим гостем, и мы восклицаем: «Не может быть!». Сегодня у нас как раз такой случай…

Согласитесь, не часто встретишь человека, который поставил себе цель - в одиночку за 100 часов объехать несколько регионов России, среди которых Чечня и Дагестан. Причем это не банальная командировка, а путешествие, движимое лишь собственным интересом. Цель которого - своими глазами увидеть, что происходит в этих уголках страны и как там живут люди.

Зная заранее о предстоящем вояже нашего героя, мы заблаговременно попросили его по возвращении рассказать о своих наблюдениях. Таким образом Александр стал нашим внештатным корреспондентом, представляем его кавказский дневник.

День отъезда

Из Советского во Внуково вылетел в обед, а оттуда уже ближе к полуночи прибыл в Ставрополь, где арендовал машину. Конечно, это было организовано заранее. В интернете нашел сайт проката, договорился с человеком, так что меня уже ждали. За «Рено Сандеро» он попросил 2300 рублей в день плюс 10 тысяч залог. Я понимал, что есть процентов 10-20 риска развода, типа требований компенсации за замену лобовика, где всегда можно найти небольшой скол, или за ремонт бампера после древней царапины. На беспомощного простака я не похож, но на всякий случай, находясь еще в Советском, при первом же разговоре по телефону представился помощником депутата Госдумы. Единственное, что напрягало в договоре – запрет на въезд в Чечню, Ингушетию и Дагестан. В случае если бы я нарушил этот пункт, залог остался бы у арендодателя.

День первый. Сочи

Первым делом я поехал в Сочи. Прибыл часа в два дня. Было интересно посмотреть на сам город и, конечно же, на стройку. Там действительно красиво. Мне показалась страшной участь тех людей, которые занимаются городским хозяйством, потому что в городе почти нет нормальных дорог. Какие-то холмики, проезды. Как это все убирают? Как за всем ухаживают? У каждого дома свой уникальный фундамент, это ведь не равнина, где можно микрорайон застроить. Интересной была и дорога. Пока едешь по серпантину вдоль берега, видимость всего метров 20. Если впереди грузовик, его вообще никак не объехать. Так что 200 км я ехал часов шесть, от чего жутко устал.

В городе заинтересовало одно строение, которое было недавно открыто. Очень красивое, пафосное, я б даже сказал. Обратился к жителю с вопросом, что за здание? Мне сказали, что это Олимпийский университет, где будут учить спортивному менеджменту. Кажется, это полная ерунда. Спортивному менеджменту могут обучать в Москве, где есть куча различных спортивных клубов, структур, индустрия. Руководство может своих менеджеров отправить на повышение квалификации на пару месяцев. А чтобы пятилетнее образование, да еще и в Сочи?! В общем, не очень ясно, зачем такой узкоспециализированный вуз в таком месте. Стройки, конечно, впечатляют. Работа кипит, бурлит вовсю. Единственное, я не понял, как все это будут достраивать за несколько месяцев. Город мне понравился: доброжелательные люди, вкусный шашлык. Пробыл я там 10 часов. Из Сочи обратно в Ставрополь выехал в ночь.

День второй. Ставрополь

Как ни странно, пока ехал, не увидел никакой заброшенности, покинутости - всюду комбайны, пшеница, грузовики с яблоками, сельхоз работы. В Ставрополь прибыл в двенадцать-час дня. В общей сложности машиной пользовался 36 часов, но с меня взяли только за 24. Ходил-бродил по городу. Видел какие-то интересные моменты, типа вывески «Школа акробатики. Научим людей летать». Все любопытно, крутишь головой. Мало рекламы, в продаже жвачки «Turbo», в целом добрая атмосфера напоминает советские времена.

Радуясь солнышку и добрым людям, цель своего приезда не забывал. Поэтому позвонил прокатчику, сказал, что есть задача ехать на Кавказ, попросил подписать новый договор на оставшиеся дни проката. Он ко мне пришел и в течение часа прокачивал, что ехать туда не надо. Рассказал столько ужасов. И в рабство продадут, и камень какой-то добывать заставят, крепко давил на нервы. Тут может быть две причины: либо он обо мне по-товарищески заботился, либо просто хотел получить моральное оправдание, почему не хочет давать машину, чтобы не рисковать, что ее там угонят.

Мне осталось только идти на автовокзал, покупать билет на рейс Ставрополь - Махачкала. На автовокзале ко мне подошел ингуш, поздоровался: «Салам алейкум». К слову, я на самом деле немного похож на кавказца. По крайней мере, до тех пор, пока я не начинал разговаривать, меня принимали за своего, кивали головами, приветствовали. С этим ингушем я разговорился. Первый вопрос: дагестанец я или нет. Второй: мусульманин или нет. Это система идентификации: свой-чужой. Обманывать смысла нет, тем более, я горжусь, что я русский.

После нашего разговора сел в автобус, который в основном был забит дагестанцами. Выехали в ночь. Остановились на заправке, вышли, и там я увидел такую картину. Стоят человек 20 молодых ребят – очень энергичных, бойких, задорных, они шутят, хохмят, как бы отрабатывают борцовские приемы какие-то. Из них энергия била ключом. Это, конечно, заставило включить режим бдительности. Также запомнился парень в автобусе: голубоглазый блондин, а говорил с кавказским акцентом. Это было очень интересно, какой-то диссонанс.

День третий. Махачкала. Хасавюрт. Грозный

Приехали в Махачкалу рано утром. Решил ехать в центр, на вокзале такси брать не вариант, так что я отошел метров 20, поймал машину и поехал. Честно говоря, разочаровался. Город не ухожен и не опрятен. Что самое интересное, почти все говорят по-русски. Язык общения даже между местными русский. Повсюду люди с автоматами — ППСники. Незадолго до этого был теракт в Чечне. Были подозрения, что где-то еще будет. Из-за такой вот нездоровой атмосферы, кстати, так и не смог никого уговорить из своих друзей составить мне в этом кавказском путешествии компанию. Я же считаю, что Дагестан, Чечня – это Россия, и не должно быть никакого страха. Я же не в Африку приехал. Это наша страна. И неправильно, что все боятся туда ехать.

Приехал на Центральную площадь, на одном фасаде здания - Путин, на другом фасаде — Путин, рядом с мэрией - большой щит и на нем Путин. Походил, побродил. Решил встретиться с местными оппозиционерами. Они ребята живые, бодрые, рассказали много всего интересного. Узнал факты, которые меня впечатлили дальше некуда.

Как-то у нас в стране принято считать, что Кавказ за «Единую Россию». Это неправда. Выборы в городской Совет г. Дербент 8 сентября: из Махачкалы компартия отправила 16 наблюдателей. Во время голосования 14 человек по надуманным причинам с участков выгнали. Но на одном участке два парня смогли закрепиться и сделать невероятное – получить честный протокол голосования. Из 2674 избирателей, внесенных в списки, проголосовали всего 10 человек (в том числе за ЕР только 2). Реальная явка – меньше 0,5 процента! Если не верите – зайдите на сайт избирательной комиссии Дагестана, раздел «Выборы и референдумы», участковая избирательная комиссия № 489. Все данные зарегистрированы в системе ГАС «Выборы», доступны онлайн. По словам наблюдателей, которых перед подсчетом голосов удалили, на остальных участках ситуация точно такая же. Но в протоколах, отображаемых на этом же сайте, мы видим другую явку – 75-80 % и уверенную победу «Единой России».

Еще одна тема. Насколько я смог понять, республиканский бюджет - 70 с чем-то млрд рублей, при этом около 50 поступает из Москвы. Дотационный регион. Есть мнение, что с бюджетом местные элиты химичат не меньше, чем с голосами. Столица республики Махачкала выглядит как-то очень печально. Я обратил внимание на автопарк: по ощущениям, 20 % – «Приоры», на втором месте — «десятки», на третьем — «Калины», «Гранты», на четвертом — старые «ВАЗы», например, «шестерки», совсем уж убитые машины.

Пообщавшись с депутатами, обычными горожанами, общественниками, футбольными болельщиками, служащими, часов в пять вечера я выехал в Грозный. Маршрут: Махачкала - Хасавюрт, Хасавюрт – Грозный. Всего путь составил часа три.

Проезжая границу Дагестан - Чечня, попадаешь совершенно в другой мир. Повсюду Ахмат Кадыров, сотни изображений, на втором месте по популярности — Путин, а на третьем — Рамзан Кадыров. В Чечню я приехал часов в 8-9 вечера. Все аккуратней, пафосней, богаче. В Югорске только здание «Газпром трансгаз Югорска» по масштабу сопоставимо с местной архитектурой. Это бизнес-центры, мечети, жилые дома, парки, фонтаны, очень мало рекламы. Висели флаги, плакаты, рекламирующие международный турнир, который организован по случаю 16-летия племянника Кадырова. Мне показалось, что это перебор. Нашел гостиницу «Кавказ», очень уютная, стоимость - 1000 рублей за место в двухместном номере. Я очень устал, хотел спать, но понял, что не прощу себе, если останусь в гостинице.

Включил режим фанатизма, вышел на улицу и пошел гулять по ночному городу. Везде люди с автоматами — тоже ППСники. Чеченские ППСники – не наши ППСники. Наши - обычные мужики по внешнему виду, а чеченские по комплекции, по взгляду – это бойцы. Русских там мало, в Дагестане чуть больше. Людей ваххабитской внешности практически нет. Город спокойный, сдержанный, напомнил мне, как ни странно, Томск. Люди потихоньку ходят, тусуются. Я говорил, что в Дагестане везде русский язык используется, а здесь — чеченский. Чувствуешь себя как за рубежом. Но вот все вывески на русском, если не 100 %, то 95. Ни одной курящей девушки, ни одного парня с бутылкой пива, ни одной целующейся пары. В центре города православный храм рядом с мечетью. Выглядят они по-разному: мечеть – мировой шедевр, храм – просто добротное строение. Центральный проспект Ахмата Кадырова плавно перетекает в проспект Путина, заканчивается площадью, от которой рукой подать до резиденции Рамзана. Никакой агрессии от чеченцев не чувствовалось, когда они узнавали, что я русский. Гулял часа полтора.

Моей основной задачей было найти информатора. Найти правильного человека, установить контакт и начать посреди ночи в центре Грозного сбор информации – задача не тривиальная. Кто им может быть? Таксист. Как бы там ни было, мне повезло. Таксист, с которым я общался, оказался бывшим офицером. Я спрашивал про власть, про выборы, про культуру, про семейные отношения. Пришлось представиться журналистом. В каком-то смысле слова - это правда, я же пишу вот сейчас для «СВ» - значит, журналист. Часа два-три мы катались. Увидел город, он действительно сказочно красивый. В отличие от Махачкалы, вливания федерального бюджета заметны. Часа в три ночи приехал в гостиницу, лег спать.

День четвертый. Грозный

Утром четвертого дня я решил позавтракать в каком-нибудь национальном кафе. Еда вроде и вкусная, но очень уж непривычная. Затем я связался с таксистом, с которым катался по ночному городу. Очень доброжелательный человек: весь день мы с ним общались, в знак гостеприимства пригласил к себе домой, познакомил с семьей и еще одним бывшим офицером, накормил домашним обедом. Я спрашивал о войне. Раньше все эти Масхадовы, Радуевы, Басаевы воспринимались как герои из фильмов ужасов, как люди из телевизора. А сейчас мне про них рассказывали как про живых людей. Вместо связного рассказа я чаще слышал вопросы.

У меня спрашивали, зачем Дудаеву, который откровенно был настроен против России, оставили огромные запасы оружия при выводе федеральных войск в начале 90-х? Зачем Ельцин в 94-ом вводил танки в Грозный и провоцировал чеченцев, когда режим Дудаева итак уже в самое ближайшее время должен был рухнуть под напором пророссийски настроенного Беслана Гантамирова? Один из офицеров мне рассказал, что лично видел своими глазами, как незадолго до ввода войск российские военные самолеты приземлялись в аэропорту, контролируемом Дудаевым. Что они выгружали? Если он был очень агрессивен к России, что там делали наши самолеты? Как бы то ни было, первая Чеченская война началась.

А как она закончилась? Со слов моих собеседников, этнических чеченцев, которые однозначно настроены против боевиков, предательством федеральных властей. В 1996 году они почти без боя просто сдали Грозный, подписав потом Хасавюртовские соглашения, после которых российские войска полностью выводились из Чечни, а в самой республике начался беспредел. Также мне рассказали историю об одном столкновении, когда около ста наших спецназовцев какое-то время держали несколько тысяч боевиков в ущелье, а никакой подмоги не было. Будто бы кому-то было выгодно продолжать войну. Кому?

Я не изучал эту тему. Я не мог согласиться, что во всем виноваты интриганы из политического руководства страны, Березовский или там еще кто-то. Я просто не в теме и не мог отвечать на эти вопросы, в том числе и по этому. Это странная война. И совершенно точно – версии есть разные, и прежде чем называть оскорбительными словами целый народ или, тем более, кавказцев в целом, в вопросе не помешало бы разобраться.

Что еще интересного я понял? Что позиции Кадырова не так прочны, как кажется. Есть мнение, что если не будет Путина, местные элиты его просто уничтожат – слишком уж много негласных правил им нарушено. Еще узнал, что политической фигурой регионального уровня может быть руководитель местного следственного комитета. Недавно на эту должность назначили Сергея Боброва из Астраханской области. По слухам, он успел уже с десяток дел завести против команды Кадырова, которому теперь придется действовать не как самодержцу, а хоть в каких-то рамках. Про этого Боброва говорят разные люди и его поддерживают самые обычные чеченцы, которые устали от императорских замашек президента республики.

Грубо говоря, надежды Чечни – на Боброва. Про него говорят. Долго ли он протянет? Бобров — Путин, как его трогать? В целом, в Чечне положительная динамика. Безработица высокая и зарплаты низкие, но следов войны уже нет.

Более взрывоопасным кажется Дагестан. Вряд ли обычные люди (а дагестанцы – это очень энергичные, бодрые и крепкие ребята) смогут долго терпеть то, что там происходит. Административный прессинг на выборах, коррупция, криминальные повадки руководства, махинации с сотнями миллионов бюджетных рублей, которые куда-то исчезают, кондовая, откровенно неадекватная и не вызывающая никакого доверия официальная пропаганда. Впрочем, что-то подобное можно встретить и в Советском районе, только там свои особенности и национальный колорит.

С такими мыслями уже вечером я сел в автобус, который довез меня до Ставрополя, оттуда - на самолет до Москвы, а затем и до Советского.

                                                                                                                                            А. Бургамайстер

341

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки