Тема дня

01.08.2008 - 06:00

СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Чуть больше месяца прошло с момента назначения на должность начальника районной милиции подполковника С. П. Завальского. Срок небольшой для того, чтобы в полной мере ознакомиться с состоянием дел, однако Сергей Петрович согласился рассказать нам о себе и о своей работе. 

Корр.: Ну что ж, давайте первым делом познакомимся. Вкратце расскажите о себе, как давно Вы в органах?

С. П.: На службу в милицию я поступил уже в достаточно зрелом возрасте – мне было тридцать лет. До этого приходилось и водителем работать, и даже грузчиком. В 1995 году я устроился на работу в Органы внутренних дел. Первое время работал в должности стажера уголовного розыска, потом опером в звании младшего лейтенанта. Начинал в Тюмени, затем перевелся в Сургут, оттуда в 2001 году перешел на должность оперуполномоченного в г. Нефтеюганск, где фактически работал до последнего времени. В Нефтеюганске был сначала оперуполномоченным, затем начальником уголовного розыска…

Корр.: Почему из водителя и грузчика вдруг в милиционеры?

С. П.: О работе в милиции я мечтал давно, но дело в том, что в то время существовали жесткие критерии отбора. Сотрудник милиции, как тогда говорили, должен был быть «морально и политически устойчив», то есть, как минимум, являться кандидатом в члены партии, быть активным комсомольцем. Я уж, так получилось, от партии и политики был далек. А потом все изменилось, произошла переоценка ценностей, что, к сожалению, не всегда имело хорошие последствия, но, тем не менее, в милицию я устроился.

Корр.: Как в Советский район попали? Вообще подобное назначение – это поощрение или ссылка?

С. П.: Я думаю, следует пояснить, что первые заместители и начальники являются номенклатурой УВД округа, скажем так, и мое личное дело находилось там же. После успешной полугодовой командировки в Чеченскую республику ссылать меня, как Вы предполагаете, было не за что. Я был вызван к начальнику УВД округа, который предложил мне эту должность, и я согласился, поскольку для меня это явилось очередным повышением – из замов стать начальником районного отдела.

Корр.: Думаю, Вы в курсе, что у нас за достаточно короткое время сменилось много начальников милиции – и Мелинг, и Невенкин, и Шайгарданов. А Вы к нам надолго?

С. П.: У меня контракт минимум на пять лет, и я себя на гражданке не вижу, хотя мне много раз предлагали работу в различных службах безопасности с невероятными окладами, но это не для меня. Бог даст сил, я планирую служить, как минимум, до 55-ти лет. С выбором профессии я определился и менять ее не собираюсь, поэтому буду жить и работать здесь.

Корр.: Пока свежи Ваши воспоминания о прежнем месте работы, позвольте задать Вам вот такой вопрос: насколько криминальная картина Нефтеюганска отличается от криминальной картины Советского района и что между ними общего?

С. П.: Разница, прежде всего в том, что жители города и района долгое время жили обособленно, автономно, им не докучали заезжие гастролеры, транзитные преступные элементы, и такой размеренный образ жизни, некая провинциальная беспечность в общем-то чувствуются. Может, до определенного момента такое положение и являлось благом, но с открытием федеральной трассы этому наступит конец. К сожалению, многие структуры к этому не готовы, и районный отдел внутренних дел в том числе. С вводом трассы, наряду с экономическим развитием территории, последует и рост определенных видов преступлений: квартирных краж, автоугонов, увеличение числа ДТП, возможное появление на нашей территории организованных преступных группировок, криминальных авторитетов, зон преступного влияния. В Нефтеюганске я работал в таких условиях и сейчас делаю все возможное для того, чтобы подготовить личный состав к новым условиям и большему объему работы. Возможно, опасения окажутся напрасными, но мы обязаны быть готовыми ко всему.

Корр.: А пока все спокойно?

С. П.: Пока все относительно спокойно, например, могу с полной уверенностью заявить, что на территории города и района нет героина.

Корр.: На основании чего делаются такие обнадеживающие заключения? Какие-то независимые исследования или героина нет, потому что не обнаружили?

С. П.: Дело в том, что мы берем преступления данного вида, допустим, незаконный оборот наркотических средств, проводим сравнительный анализ ежегодных показателей. Сразу становится понятно, в какой период наркотик завозили, в какой период его нет на подведомственной территории. Этой работой занимаются соответствующие службы, которые отслеживают оперативно значимую информацию. Сейчас у нас героин в массовом потреблении не находится – это положительный вывод.

Корр.: А в Нефтеюганске как с этим дело обстояло? Было бы интересно сравнить.

С. П.:  Изымалось от 500 г до 2 кг в год. Это очень много, учитывая, что на дозу уходят сотые грамма.

Корр.: А по остальным показателям какое сравнение?

С. П.: Криминальная милиция в районе в целом работает не плохо. Есть определенный рост преступлений небольшой и средней тяжести – мелкие кражи, кражи сотовых телефонов. Неплохо обстоят у нас дела с раскрытием убийств. Обнадеживает динамика: в прошлом году было три убийства, в этом одно. Это заслуга не только криминальной милиции, но и ряда служб, которые занимаются профилактикой бытовой преступности. На сегодняшний день у меня есть план того, как можно изменить работу наружных служб, таких как ДПС, ППС. Плотность нарядов невелика, поэтому я распорядился увеличивать наряды в выходные дни за счет других служб, чтобы наши граждане видели, что есть милиция. За те полгода, пока ОВД находился фактически без руководства, эффективность работы некоторых подразделений милиции снизилась, поэтому сейчас мы занимаемся тем, что выравниваем ситуацию. В сентябре в окружное УВД приедет проверка из Москвы, возможно, заедут и к нам в район для того, чтобы указать на недостатки.

Корр.: Вы приняли отдел с последними показателями в округе по эффективности работы.

С. П.: Да, сейчас мы находимся практически на последнем месте, но я думаю, что в ближайшее время в «середнячки» мы выбьемся. Я не буду говорить громких фраз, но мы стараемся. Есть факторы, которые усложняют поставленную перед нами задачу, в первую  очередь, речь идет о материально-техническом обеспечении отдела. Например, 80% служебных машин подлежат списанию. Эти проблемы мы стараемся решать совместными усилиями с администрацией района.

Корр.: Хорошо. До назначения Вы, наверняка, имели представление о криминогенной обстановке на территории района и о тех условиях, в которых Вам придется работать, но все же, что Вас больше всего здесь удивило?

С. П.: То, что есть некоторые дальние поселки - тот же Коммунистический, до которого 170 километров, и туда нужно регулярно ездить. Если в Пионерском есть ПОМ, то в Коммунистическом один участковый, один сотрудник ГИБДД и один оперуполномоченный. Поэтому не удивительно, что рост уличной преступности наблюдается в основном в поселках, в которых служат один, два, три милиционера. Люди не хотят там работать, очень трудно найти сотрудников, которые бы там жили и обеспечивали правопорядок. Человек уходит в отпуск и поселок остается без присмотра – тот же Агириш, Зеленоборский. Приходится регулярно туда выезжать, перемещать людей с места на место. Как короткое одеяло получается: голову закрыл – ноги мерзнут, на ноги натянул – голова открыта.

Корр.: Что же делать?

С. П.: Это вопрос подбора кадров.

Корр.: Поговаривают, что многие профессионалы ушли из милиции как раз из-за постоянной смены руководства.

С. П.: Я не могу отвечать за дела своих предшествующих коллег, но на посту начальника милиции никого пока не уволил. Собрал коллектив и объяснил задачи. До конца года я буду оценивать работу личного состава, возможно, после этого последуют кадровые решения.

Корр.: Давайте вернемся к теме криминальной обстановки. Скажите, насколько в этом плане Вас беспокоит наша молодежь?

С. П.: На сегодняшний день преступлений, которые совершались бы в составе организованной преступной группы, пока не выявлено. Есть определенные группы лиц, которые находятся у нас на контроле в связи с происшествием возле «Гранда»…

Корр.: А что там произошло?

С. П.: Конфликтом группировок это сложно назвать. Скажем так, между этнической группой лиц и группой лиц славянской национальности произошел конфликт на бытовой почве, который вылился в массовую драку. Это было еще до моего назначения, но в сути дела я разобрался, возбуждено уголовное дело и, думаю, точку мы в скором времени поставим. Хочу выразить свою личную позицию: здесь на Севере мы все люди пришлые, все, кроме коренных жителей, поэтому делить территорию права никто не имеет.

А так, по большому счету, молодежь не беспокоит, беспокоят некоторые вопросы культуры поведения подрастающего поколения, но это уже вопросы воспитания, издержки времени и тому подобное.

Корр.: Охарактеризуйте обычного местного преступника?

С. П.: Если анализировать ситуацию, то преступления совершают одни и те же лица. В советские времена их называли рецидивистами. Так что, местная преступная среда – это, как правило, «круговорот» одних и тех же лиц. Украл сотовый телефон – дали ему год или полтора, через полгода он по УДО выходит и снова за старое. Проблема может быть и в том, что все хотят жить хорошо и красиво, а та работа и зарплата, которые предлагаются, не соответствуют уровню претензий.

Корр.: Тем более на фоне процветающих соседей.

С. П.: Совершенно верно. Проблема в том, что хочется всего и сразу. А раз так, зачем я буду работать за эти деньги? Лучше я не буду работать вообще.

Корр.: Хорошо. Вам что-то известно о противостоянии криминала и бизнеса в районе? Дело в том, что к нам в редакцию обращались представители инициативной группы из числа местных предпринимателей, которые приносили проект открытого письма, направленного к Губернатору, Министру внутренних дел, ФСБ с жалобой на якобы происходящий у нас криминальный беспредел.

С. П.: Да, я знаю и отслеживаю эту ситуацию, речь, видимо, идет о поджогах магазинов, у меня на контроле эти уголовные дела. Меня возмущает эта ситуация, я считаю ее совершенно дикой и недопустимой, но ко мне в кабинет не пришел ни один предприниматель и не сказал, что вот, Вы знаете, на меня «наехали», с меня требуют, помогите! Мне что, прикажете за ними бегать? Некоторые из коммерсантов считают, что легче дать тысячу и жить спокойно. Эта практика изначально порочна: дашь палец – откусят руку. Поймите, мы же не бандиты, мы не можем собрать их, поколотить и отправить в места не столь отдаленные. Если мы что-то делаем, то должны делать это в рамках существующего законодательства.

Корр.: Тем не менее, Вы признаете, что подобная ситуация имеет место быть?

С. П.: Есть, но ситуация под контролем, даны соответствующие распоряжения и поверьте мне, мы разберемся с этим уже скоро. Этого здесь не будет.

Корр.: В девяностые годы над нами главенствовали «понятия», а не законы. Что-то поменялось с тех пор в сознании обывателей?

С. П.: Вы какую музыку слушаете?

Корр.: Под настроение.

С. П.: В основном?

Корр.: Инструментальную, допустим.

С. П.: А население – шансон: «Отсидел, вышел, туда-сюда». Все песни о том, как главный герой страдал за решеткой и о его терзаниях на тему дождется его мама или нет. Ладно, я - милиционер, я тоже это слушаю. Другими словами, продолжается романтизация тюремной жизни и всего того, что с ней связано. Разумеется, в первую очередь, это касается молодежи для которой «понятия» - это сила, это авторитет, а закон – для слабачков и простачков. Возьмите поселок Пионерский, из всех тех, кто оказывается в поле нашего милицейского внимания, 80% - ранее судимые. 

Корр.: А просветы-то хоть есть какие-то?

С. П.: У нас все не так уж плохо. В общем, нормальные люди, нормальный город, нормальный район. Просто я как профессионал вижу больше темную сторону повседневности. Знаете, беспокоит негативное отношение к милиции со стороны обычных граждан, но ситуацию не исправить за год-два. Важно понимать, что милиция создана для граждан.

Корр.: И последний вопрос: когда Вы освоитесь на рабочем месте и наведете-таки порядок?

С. П.: Такие вопросы ставят меня в тупик. Начальник милиции – это еще не сама милиция. Наш труд коллективный, поэтому очень много зависит не только от организаторских способностей начальника, но и от знаний и умений личного состава. Я полностью владею ситуацией в районе, общая картина происходящего мне ясна и она мне подконтрольна.

Корр.: А методы решения задач Вам известны?

С. П.: Методы решения задач у меня выработаны с годами, я вношу определенные новшества в те или иные моменты, где есть пробелы – будем заполнять. Вообще, что Вы имеете ввиду под формулировкой: «навести порядок»? Вы хотите сказать, что в районе беспредел?

Корр.: Если мы находимся на последнем месте в округе, то значит не все благополучно. О том же свидетельствуют и некоторые эпизоды, о которых шла речь в рамках нашей с Вами беседы.

С. П.: Я думаю, отставания носят больше статистический характер. Нам, например, удалось обеспечить порядок во время недавних футбольных трансляций, чем не могут похвастаться другие территории. Для этого мы и работаем. Обещаю отчитаться перед вашими читателями по итогам года.

Корр.: Договорились, к концу года мы с Вами еще поговорим.

С. П.: Поговорим, конечно, поговорим. 

Беседовал В. Турин

308
gif-заглушка

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки