Тема дня

24.07.2013 - 06:00

В РЕЖИМЕ ОН-ЛАЙН

При слове «стюардесса» у многих рисуется образ молодой симпатичной девушки в красивой форме. Она улыбается пассажирам, показывает аварийные выходы, предлагает и подает напитки, еду. Вроде бы, ничего сложного. Но на самом ли деле это так? Учитывая, что 12 июля Всемирный день бортпроводника гражданской авиации, мы решили поговорить с представительницей этой профессии. Представляем нашу собеседницу — бортпроводник-инструктор югорского филиала авиакомпании «Газпром авиа» Татьяна Валентиновна Журабаева.

Корр.: Татьяна Валентиновна, как долго Вы работаете?

Т.В.: 22 года.

Корр.: Большинство представляет профессию бортпроводника романтичной, необычной и увлекательной. На Ваш взгляд, это действительно так? Почему Вы выбрали эту профессию? 

Т.В.: Честно говоря, я сама до сих пор не могу ответить себе на этот вопрос. Мне просто нравится летать. Профессия действительно и романтичная, и необычная, и увлекательная, но в то же время довольно тяжелая. Это со стороны все выглядит так красиво и просто.

Корр.: Каждый ли может стать бортпроводником? Есть ли какие-то особые критерии отбора?

Т.В.: Конечно, существуют критерии. Самое главное – здоровье. Нужно пройти врачебно-летную экспертную комиссию (ВЛЭК). А дальше уже должны быть и моральные качества соответствующие, и внешние данные. Вообще каждая авиакомпания определяет свои критерии, везде по-разному.

Корр.: Как и где происходит обучение на бортпроводника и какова цена вопроса?

Т.В.: У нас система обучения и приема на работу отличается от общепринятого порядка. Сначала нужно прийти в авиакомпанию и сообщить о том, что вы хотите стать бортпроводником. Затем пройти медкомиссию ВЛЭК за свой счет. Стоит она недешево, примерно, 10 тысяч рублей, может быть, и больше, я уже не помню. Комиссия очень строгая, прямо как у летчиков. После ВЛЭК идет обучение в учебно-тренировочном центре. В нашей авиакомпании нет такого центра, поэтому мы отправляем кандидатов в Екатеринбург. Иногда обучение оплачивает авиакомпания, а иногда самому приходится платить. Также можно сначала отучиться, например, в Московской школе бортпроводников, туда опять же берут только со справкой ВЛЭК. В этом случае, конечно, обучение за свой счет, затем получаете сертификат и ищете работу сами.

Корр.: Вам не страшно летать?

Т.В.:Нет. Сначала было совсем не страшно, а потом, когда появилась семья, дети, начала немного бояться. Взгляды на жизнь поменялись. Ответственность другая. Это, наверное, так же, как вести автомобиль с детьми на заднем сиденье.

Корр.: Вы, по сути, являетесь лицом авиакомпании. Каковы требования к бортпроводнику на рабочем месте?

Т.В.: Обязательно наличие формы, никаких лишних украшений, волосы должны быть убраны либо сделана красивая прическа, не должно быть татуировок на видных местах, пирсинга. В общем, нужно иметь опрятный вид, чтоб на вас было приятно посмотреть.

Корр.: На каких бортах летаете?

Т.В.: Здесь только Як-40. Но я не только в этой авиакомпании работала. Например, на Ту-134 было сложней, там 80 человек пассажиров, а на Як-40 - 30. Переходя с одного самолета на другой, обязательно нужно переучиваться, получать допуск.

Корр.: Ощущение безопасности от типа самолета, от аэропорта, куда прилетаете, от погоды как-то отличается, или Вы вообще на это не обращаете внимания?

Т.В.: Я доверяю экипажу, у нас опытные пилоты, так что не беспокоюсь на этот счет.

Корр.: У Вас всегда единый состав экипажа или постоянно разный?

Т.В.: Разный. Мы только вечером узнаем, какой экипаж. Я звоню в шесть часов вечера в авиакомпанию, и мне сообщают, есть у меня завтра рейс или нет.

Корр.: Сколько бортпроводников должно быть на рейсе?

Т.В.: Это зависит от типа самолета и  рейса. Обычно один, а на vip могут и двух поставить.

Корр.: Из каких этапов состоит рабочий день?

Т.В.: Начинается все с предполетной подготовки. Сначала прохождение стартового медпункта: здоров — не здоров. Если что-то не так, то не допустят к полету.

Корр.: Мы когда-то делали интервью с представителем вашей компании для рубрики «Разговор не для газеты». Нам рассказали многое, например, про пьяных пилотов…

Т.В.: Мне такие случаи не известны. К тому же, даже весь багаж экипажа проходит досмотр службой безопасности. Если что-то заинтересовало, то просят показать.

Корр.: Хорошо, что дальше делаете?

Т.В.:Докладываем командиру, что мы прошли комиссию. Проходит брифинг: проверяют документы, внешний вид, дают информацию о полете, дополнительные данные, ведь есть чартерные рейсы, в этом случае сообщают, какая будет загрузка.

Корр.: Когда летит только груз, бортпроводник тоже нужен?

Т.В.: Обязательно. Бортпроводник отвечает за перевозку почты и багажа.

Корр.: Что-то Вы все «бортпроводник», «бортпроводник», нарочно слово «стюардесса» обходите стороной?

Т.В.: Да, потому что это разговорное слово. Его сейчас не употребляют.

Корр.: А назвать стюардессой Вас можно?

Т.В.:Лучше бортпроводник.

Корр.: А чем они различаются?

Т.В.: В общем-то, ничем, просто стюардесса звучит несколько легкомысленно.

Корр.: Хорошо, что дальше по плану после брифинга?

Т.В.: Затем мы едем на борт воздушного судна, где проверяем оборудование, принимаем багаж, груз, питание, мягкий инвентарь. После этого встречаем и размещаем пассажиров. Далее инструктируем пассажиров: представляем командира самолета, сообщаем о длительности полета, говорим об аварийно-спасательных средствах, услугах в полете. Пристегиваем пассажиров и разносим конфеты – аперитив. Во время полета, если предусмотрены прохладительные напитки и питание, то разносим их. Это зависит от продолжительности рейса, от самого самолета. Например, Як-40 не оборудован для предоставления питания, некуда поставить контейнера, поэтому мы предлагаем только прохладительные напитки, которые разносим на подносах.

Корр.: Не трясет с подносом?

Т.В.: Если болтанка начинается, мы работу прекращаем, оповещаем пассажиров, они пристегиваются. За столько лет я еще ни разу не опрокидывала поднос. Конечно, такие случаи бывают. К примеру, пассажир рукой махнул и задел поднос.

Корр.: Я так понимаю, что бортпроводник из любой ситуации должен выйти корректно…

Т.В.: Ну, естественно, я не буду на него кричать: «Что это вы руками размахались?!». Извинюсь, предложу полотенце, провожу в туалетную комнату.

Корр.: Чем еще занимаетесь во время полета?

Т.В.: Проверяю, как себя чувствуют пассажиры, работаю по вызовам – индивидуальное обслуживание. Для вызова бортпроводника есть специальные кнопки. Но так как самолет у нас маленький, то пассажир может просто повернуться и попросить то, что ему нужно.

Корр.: Укачивает людей?

Т.В.: Бывает, но на Як-40 редко очень.

Корр.: Но ведь обычно на маленьких самолетах становится плохо…

Т.В.: Наоборот,обычно плохо на больших.

Корр.: Что делаете с буйными пассажирами?

Т.В.: Пытаюсь успокоить человека, уговариваю, если это не помогает, то вызываю командира, привлекаю пассажиров. То есть использую все возможные варианты.

Корр.: Вы согласны с тем, что нужно запретить распивать спиртные напитки на борту самолета?

Т.В.: Алкоголь нам уже запретили разносить. Пьют только те, кто несет с дьюти фри. Спиртные напитки предусмотрены в первом классе, бизнес-классе и vip.

Корр.:Вы, наверное, до того, как стали бортпроводником-инструктором, были просто бортпроводником. Чем различаются обязанности?

Т.В.: Я контролирую работу бортпроводников нашей компании, делаю проверки.

Корр.: То есть Вы начальник?

Т.В.: Ну это громко сказано (смеется).

Корр.: Наиболее интересное в профессии стюардессы то, что можно увидеть разные города. Есть ли у Вас возможность выйти из самолета и посмотреть город, в который прилетели?

Т.В.: Если мы остаемся в командировке, то, конечно, можно пойти погулять. А так - нет, стоянки недолгие.

Корр.: Какова средняя длительность полета?

Т.В.: Сложно сказать. У нас есть рейсы по центральному расписанию - это Надым и Екатеринбург. Есть рейсы  чартерные – это когда работаем на заказчика, которым является «Газпром». Например, перевозим вахтовиков по газпромовским точкам: Надым, Ямбург и так далее.

Корр.: Вы сказали про вахтовиков, и перед глазами всплывает образ: общий вагон, бородатые мужики, у которых деньги торчат из карманов.

Т.В.: (смеется)Сейчас нет таких. Им запретили пить, так что они все культурные, нормальные мужчины. Если пришел пьяный, сняли с рейса, руководство узнает – вообще могут уволить.

Корр.: Какой у Вас был самый долгий рейс?

Т.В.: В Геленджик. До Казани лететь 2,5 часа, а оттуда до Геленджика - часа 4.

Корр.: У каждой профессии есть свои плюсы и минусы, свои сложности и даже опасности. А в работе бортпроводника?

Т.В.: Все задают этот вопрос. Мне все нравится. Когда любишь свою работу, в ней не может быть минусов. Конечно, бывает, устаешь от долгих перелетов, посадок. Плюсов много, например, на пенсию рано выходим. Выплачивать ее начинают с сорока пяти лет, если к тому времени стаж работы семь с половиной лет и больше.

Корр.: У Вас же уже 22 года стажа... раза три на пенсию должны выйти.

Т.В.: Яуже получаю пенсию.

Корр.:Почему бортпроводники уходят так рано на пенсию?

Т.В.:Из-за большого физического напряжения: все время на ногах, перепады температуры, нарушение режима труда, отдыха и питания, утомляемость, постоянная смена климатических и часовых поясов.

Корр.: Сколько полетов в месяц должен сделать бортпроводник?

Т.В.: Полеты мы не считаем, у нас все измеряется в часах. В месяц разрешено 70 часов, в год - 700.

Корр.: Сколько Вы на данный момент уже налетали?

Т.В.: Около 7 тысяч.

Корр.: Если 7000 часов разделить на 24, получается 291 сутки. Еще лет пять-семь и будет год, как Вы провели в небе.

Т.В.: (улыбнулась) Я так не считала.

Корр.: Какова зарплата и из чего она состоит?

Т.В.: Из оклада и налета часов. Многие считают, что если «Газпром», то деньги большие платят, на самом деле это не так. Зарплата не очень достойная, так скажем. Хотелось бы больше.

Корр.: Есть ли какие-то бонусы для сотрудников?

Т.В.: Свою семью можно раз в два года провезти бесплатно. Естественно, мы летаем по справкам, то есть как работники «Газпром авиа», соответственно, билет дешевле. Допустим, до Екатеринбурга билет стоит 5000 рублей, а для нас - 2000. По справке можно летать хоть каждый день.

Корр.: Летаете?

Т.В.:Нет, у меня семья. Тем более, я не знаю своего графика работы.

Корр.: То есть Вы, как пожарный?

Т.В.:Да, в режиме он-лайн. Всегда должна быть готова. Сидишь дома, звонят: «Срочно в рейс», собираешься и едешь.

Корр.: Вы пользуетесь другим транспортом, имеется в виду наземным?

Т.В.: Стараюсь не пользоваться. Мы иногда ездим поездом на учебу в Екатеринбург, а так только самолетом.

Корр.: Иногда работу бортпроводника сравнивают с работой официантки, согласны ли Вы с этим?

Т.В.: Нет, конечно, у нас совершенно разная работа. К тому же, официантам в ресторане платят чаевые, а нам - нет.

Корр.: Бывали ли какие-то внештатные ситуации?

Т.В.: У меня не было ничего такого серьезного: пожара в самолете, смерти человека, да и  аварийных посадок тоже.

Корр.: А несерьезные?

Т.В.: Например, пассажир покурил в туалете. Приходится идти разбираться. В грозу попадала, но болтанка была несильной.

Корр.: У Вас, наверное, есть некий иммунитет, Вы просто не замечаете каких-то ситуаций…

Т.В.: Может быть.

Корр.: Когда Вы общаетесь со своими друзьями, знакомыми, что они спрашивают?

Т.В.: Обычно при знакомстве с человеком я не говорю, где работаю, чтоб не спрашивали. А так первый вопрос, который задают: «А вам не страшно?». Как на него ответить? Совсем не страшно - это ненормально. Страх определенный, конечно, есть, но он не мешает работать.

Корр.: Бывает, когда и журналисты нагнетают обстановку…

Т.В.: Конечно, причем, иногда даже перевирают. Борт не тот называют, постоянно говорят, что виноват экипаж.

Корр.: Но ведь есть и явные поводы бояться: то один самолет упал, то другой. Не бывало такого, чтоб хотелось уволиться?

Т.В.: Никогда такого не было. Можно всю жизнь отработать, выйти на пенсию, а тебя на автобусной остановке задавят.

Корр.: Друзья Вам сочувствуют или завидуют?

Т.В.: Больше завидуют.

Корр.: Потому что бортпроводник или потому что «Газпром»?

Т.В.: (смеется)Потому что бортпроводник.

Корр.: Как домочадцы относятся к Вашей работе?

Т.В.: У меня уже практически вся семья авиационная:  муж работает в «Газпром авиа», сын собирается поступать в летное училище. Мама, конечно, отговаривала. Она до сих пор боится. Самолет упадет, она уже звонит. И сестра звонит. Они даже не смотрят, какой самолет, какая авиакомпания.

Корр.: Желания пронести тайком парашют не бывает?

Т.В.: Нет. Ни разу такого не было.

Корр.: Всегда интересовал вопрос, почему у экипажа нет парашютов? Конечно, здесь играет главную роль этический момент, но…

Т.В.: Ну да, прямо как в анекдоте: наш экипаж прощается с вами и желает вам приятного полета (смеется).

Корр.: Наш разговор подходит к концу. Мы поздравляем Вас и всех бортпроводников с профессиональным праздником, удачных вам взлетов и посадок!

Т.В.: Спасибо.

С. Петренко

643

Комментарии

Добавить комментарий

Размещая комментарий на портале, Вы соглашаетесь с его правилами. Проявление неуважения, высказывания оскорбительного характера, а также разжигание расовой, национальной, религиозной, социальной розни запрещены. Любое сообщение может быть удалено без объяснения причин. Если Вы не согласны с правилами – не размещайте комментарии на этом ресурсе.

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки